Банкир на все сезоны, Часть I: жизнь и времена защитника твердых денег Джона Экстера

Представляем вам введение в серию эссе, которые будет опубликована на портале GoldMoney за авторством Джона Батлера (John Butler) и Барри Даунза (Barry Downs). Данное эссе описывает жизнь Джона Экстера (John Exter) – предводителя битвы против Ричарда Никсона (Richard Nixon), Алана Гринспена (Alan Greenspan) и обесценивания доллара США. В число источников информации для этих эссе входят избранные статьи и работы Джона Экстера, личные опыты, дневниковые записи и воспоминания автора, а также интервью с его бывшими коллегами, друзьями и родными.

ВВЕДЕНИЕ

В Вашингтоне, Округ Колумбия, стоял прекрасный весенний денек. Джон Экстер был в городе по личным делам, консультируя состоятельную клиентку по поводу ее значительных инвестиций. Когда его друг и бывший коллега по Нью-Йоркскому Феду Пол Волкер (Paul Volcker), председатель Федеральной резервной системы, узнал, что Джон находится неподалеку, он бросил все запланированные дела и попросил, чтобы тот приехал к нему в офис. Джон согласился, и в тот же день после обеда прибыл в кабинет Волкера на трехчасовую беседу.

В то время Соединенные Штаты находились в состоянии рецессии, к тому моменту – глубочайшей со времен Второй мировой войны. Когда Волкер стал председателем Феда в 1979 году, он пообещал снизить инфляцию любой ценой. Но к 1981 году, на фоне растущей безработицы, он столкнулся с беспрецедентной общественной критикой в адрес председателя ФРС. Члены Конгресса из обеих партий требовали его отставки. Не очень помогало и то, что он всю жизнь был демократом, хотя работал при президенте-республиканце и  Конгрессе с республиканским большинством.

Однако в действительности за живое его задела критика со стороны обычных людей, лишившихся работы и страдающих от горького монетарного лекарства Волкера. В тот день Джон Экстер был поражен, увидев прислоненные к стенам кабинета Волкера стопки футовых досок, присланных безработными рабочими-строителями в знак протеста против того, что многие строительные проекты были закрыты из-за рекордно высоких процентных ставок. Некоторые из досок были даже с дарственными надписями. Одна из них гласила: «Из-за ваших процентных ставок, г-н Волкер, я лишился работы, моя жена развелась со мной, и я теряю зубы и волосы, а вы – бесполезный сукин сын». Волкер явно нуждался в каком-то жизнеутверждающем совете от тех, к кому он относился с наибольшим уважением.

У экономического бардака, творившегося в США на тот момент, была долгая предыстория. В 1960-х, когда американское правительство начало поддерживать хронические дефициты бюджета – хотя и невероятно скромные по сегодняшним заниженным стандартам – Джон и другие специалисты предупреждали, что это, в конечном счете, приведет к набегу на американский золотой запас, резкому ослаблению доллара и скачку ценовой инфляции. Он был прав по всем пунктам. Теперь, десятилетие спустя, Волкеру предстояло справиться с этими ужасными последствиями.

Волкер был назначен на свой пост президентом Картером (Carter), а его целью было покончить с глубокой рецессией и восстановить доверие. Не теряя времени, Волкер внедрил инновационную политику  целевого монетарного регулирования. Общественность и политики встретили валютное регулирование, основанное на академической традиции монетаристской «Чикагской школы», деканом которой был уважаемый Мильтон Фридман (Milton Friedman), со смесью трепета и ужаса. Что это такое? Будет ли оно работать на практике?

К 1980 году, наряду с ускорением роста денежной массы, процентные ставки в США увеличились до двузначных показателей, как и уровень безработицы. Конгресс назначил специальные слушания по вопросам денежной политики, это была явная попытка надавить на Фед под председательством Волкера, чтобы тот уступил в борьбе с инфляцией. Волкер отказался даже думать об этом. Фед и далее будет позволять денежной массе диктовать процентные ставки и, соответственно, диктовать изменение экономического роста, инфляции и безработицы.

В противоположность этой безжалостной, упрямой публичной личности, в частной жизни Волкер чувствовал себя несколько иначе. В 1981 году, когда денежная масса продолжала быстро расти, процентные ставки сохранялись на уровне 20%, а конца стагфляции не было видно, Волкер не знал, что делать. Он просто не ожидал, что борьба с инфляцией может настолько усугубиться. В этот весенний день он обратился к Джону за хоть каким-то полезным советом.

Волкер и его коллеги по всему миру считали Джона главным банкиром всех банкиров. Будучи частично на пенсии с начала 1970-х годов, он принимал активное участие в банковской деятельности в США и за рубежом с 1940-х годов, и занимал должности вице-президента Нью-Йоркского Федерального резерва, старшего вице-президента в First National City Bank (Citibank) и первого Советника Центрального банка Шри-Ланки (Цейлона), основанного в 1950 году, через несколько лет после объявления независимости Цейлона от Индии. Он также был активным инвестором. В 1960-х он не только предупреждал об опасности политики, которая, как он считал, приведет к мощному обесцениванию доллара и росту цены золота, но и, видя, что те, кто находится на вершине власти и влияния, оставляют его советы без внимания, разместил свои деньги так, чтобы заработать на этом. И у него это прекрасно получилось.

После выхода на пенсию из Citibank в 1971 году, он занялся практикой частного консалтинга и управлением своего, на тот момент, значительного состояния. Он специализировался на инвестициях в золото и золотодобычу и был членом правления ASA Ltd. В число его клиентов входили состоятельные инвесторы в США и по всему миру.

Ни один другой американский банкир того времени не обладал настолько обширным опытом в сфере управления как частными, так и государственными финансами. Никто не был настолько прозорлив, чтобы вложить свои сбережения, как это сделал Джон, накопив крупные запасы золота и акций золотодобывающих компаний. Он буквально видел все это и предсказал многое из того, что случилось впоследствии, включая ситуацию в США весной 1981 года.

Несмотря на выход на пенсию, Джон никогда не отказывался предложить полезный, но, возможно, и жесткий совет, когда его просили об этом. Так что, когда отчаявшийся друг попросил Джона о помощи, он с удовольствием откликнулся. С другой стороны, Джон мог ответить с вполне оправданным злорадством. В конце концов, Волкер активно вращался в американских политических кругах с 1960-х годов и был в числе тех, кому не всегда были нужны рекомендации Джона. Но злорадство было не в характере Джона. Вместо этого, он прямо предложил другу лучшую, честную экономическую рекомендацию. Он сказал Волкеру, что, по его мнению, тот уже восстановил репутацию ФРС как борца с инфляцией, что рост денежной массы скоро начнет сходить на нет, что битва как таковая уже выиграна и пора Феду начинать снижение процентных ставок, чтобы стабилизировать экономику.

Волкеру было трудно поверить в то, что он услышал. Он ожидал, что Джон порекомендует продолжать в том же духе, придерживаться выбранного курса, возможно, даже повысить ставки или ужесточить требования к банковским резервам – то есть какую-то форму жесткой экономической любви, какая бы ни потребовалась для того, чтобы сломить сопротивление свирепствующей инфляции. Однако Джон настаивал, что все эти цели уже достигнуты, и Волкер может начинать ослаблять валютные тормоза. Откуда он это знал?

Вероятно, нужно быть истинным сторонником жесткой монетарной политики, чтобы знать, когда политика Федерального резерва убедительна и эффективна, а когда – нет. Джон был высококвалифицированным и опытным экономистом, а также обладал широким аналитическим арсеналом. В любом случае, Волкер, похоже, последовал совету Джона и начал снижать процентные ставки в течение нескольких недель после их встречи. Вскоре после этого рост денежной массы и в самом деле начал замедляться, как и уровень ценовой инфляции. К1982 году инфляция упала ниже 3%, однако экономика начала резко восстанавливаться. На фондовом рынке началось ралли. Темпы роста ускорились. Безработица пошла на убыль. Инфляция при этом оставалась низкой. Доллар укрепился. Не только закончилась рецессия, но была одержана победа и в битве с ужасной «стагфляцией». И вновь Джон Экстер оказался прав в своих прогнозах.

В 1984 году, купаясь в лучах своего выдающегося экономического успеха, президент Рейган (Reagan) был безоговорочно избран на второй срок. В тот же год он публично признал колоссальные достижения Волкера и вновь утвердил его во главе Федерального резерва. Однако Рейган не знал, что все могло бы быть совершенно иначе. Если бы Фед продолжал слишком долго жать на валютный тормоз, экономика не смогла бы существенно восстановиться до 1984 года, и Рейган проиграл бы борьбу за второй срок. Волкер мог бы не получить повторного назначения. Экономика могла бы погрузиться в глубокий финансовый кризис. Доллар США мог бы потерять доверие мировых инвесторов и продолжал бы терять свою ценность, что прямым ходом привело бы к стагфляции, с которой так долго старался покончить Волкер.

Возможно, американская экономическая и валютная политика и проводится такими организациями, как Федеральный резерв и министерство финансов, но все политические меры являются продуктом реальных решений реальных людей, получающих реальные советы, к которым они могут либо прислушиваться, либо игнорировать его. К рекомендациям Джона Экстера  за всю его долгую карьеру и после выхода на пенсию иногда прислушивались, а иногда нет. В 1981 году его послушали, Волкер добился успеха, Рейган ликовал, а страна пережила то, что во время повторной избирательной кампании Рейгана справедливо описывали как «Американское утро». То, что рассвет-таки начался, и так скоро, произошло, вероятно, благодаря хорошему и мудрому совету Джона Экстера.

В тот весенний день обсуждалась и еще одна интересная тема: золото. Волкер знал, что Джон был экспертом в вопросах золота и инвестиций в него, и спросил его, каков, по его  мнению, прогноз. Джон объяснил, почему он считал, что золото служило страховым полисом против финансовой катастрофы. Но потом он пошел еще дальше. Он предсказал, что настанет день, возможно, когда этого меньше всего ожидают, и случится неожиданный долговой кризис, инвесторы перейдут на золото, а вся банковская система окажется под угрозой коллапса. Волкер снял очки, протер глаза и сказал: «Джон, надеюсь, ты ошибаешься, но я слишком тебя уважаю, чтобы отрицать твои предсказания».

Джон Экстер умер в 2006 году в возрасте 95 лет. Хотя он и не дожил до начала мирового финансового кризиса в 2008 году, но, как и большинство экономических событий своего времени, он предсказал его. Он был не просто обычным банкиром. Он был банкиром на все времена и первоклассным теоретиком в области денежных проблем.

НОВЫЙ YOUTUBE КАНАЛ GOLDENFRONT.RU СМ. ЗДЕСЬ.

аватар

Батлер, Джон

Butler, John

Директор по инвестициям компании Amphora Commodities Alpha Fund.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.