Даг Кейси о независимости Каталонии

Джастин: Даг, каталонцы хотят отделиться от Испании. Тебя это удивляет?

Даг: Нет. Я даже этому рад. Как известно, все европейские государства «слатаны» из небольших королевств и различных этнических групп. Их объединяли либо по принуждению в результате завоевания, либо после свадьбы двух правителей. Согласия подданных при этом никто не спрашивал. Национальные границы не высечены в небесной тверди, их можно менять.

Испания образовалась неестественным путем. Как, впрочем, и Франция, Италия, Германия и даже Британия, если уж на то пошло. Люди даже не задумываются, но еще 100 лет назад испанцы говорили на совершенно разных диалектах, не понимая друг друга. В Каталонии и сегодня говорят на другом языке. Баски, живущие на севере Каталонии, — особое в культурном плане сообщество, их язык не относится ни к одному из европейских языков. По сути, Испания — это юридическая фикция, выгодная лишь мадридским «верхам».

У жителей разных регионов не так уж много общего. И все же их объединили в единое государство — одно из самых глупых и разрушительных изобретений человечества.

Так что, думаю, раздел Испании, да и всей Европы на этом не закончится.

Джастин: Почему ты отвергаешь идею национального государства?

Даг: Давайте, сначала расскажу, каким бы я хотел видеть наш мир. 225 или около того государств, имеющихся на сегодняшний день, — не самый лучший вариант для мировой экономики. Лучше, если бы было миллиардов так семь маленьких стран.

Мне бы хотелось, чтобы каждый человек был полностью независим. Роль государства, по сути, бесполезна. На протяжении всей истории государство порождало лишь войны, налоги, погромы, революции, гонения, конфискации и тому подобное. Политика не дает ничего. С ее помощью лишь некто решает кто и что получит и, кто за все это заплатит. Политические организации принудительны по своей природе. Чем они крупнее, тем менее эффективны. Существование национального государства всего лишь доказывает легкомысленность среднестатистического человека, принимающего всю эту идею, словно покорная овца. Так что, разделение Испании — шаг в правильном направлении.

Я сейчас не говорю о том, что уже есть, я говорю о том, как ситуация будет развиваться дальше. Даже в Европе, с ее старейшими и сильнейшими в мире государствами, образовались многочисленные движения за независимость.

Надеюсь, мы перерастем эту глупую идею относительно «единства», как чего-то хорошего и необходимого. Хотя идея «разрозненности» кажется мне не менее глупой. Все это лишь политические понятия. Нельзя сказать, что одно хорошо, а другое плохо. Это лишь инструменты влияния на настроение народа. Кому выгодна единая Испания? Конечно, не обычному каталонцу.

Но в Европе полно сепаратистских движений. Ведь это не только каталонцы, шотландцы и валлийцы в Великобритании. Небольшие регионы типа Фарерских островов, входящих в состав Дании, также хотят отделиться. И правильно сделают, если решатся на это. Взгляните на карту.

европейский сепаратизм

Вот Италия, проблемы ведь не только в Венето и Ломбардии. Это и Сицилия, и Сардиния, и Южный Тироль, и область вокруг Триеста — всюду сепаратистские движения. До появления на сцене Гарибальди (Garibaldi) и Виктора Эммануила (Victor Emmanuel), до объединения в 1870 г, Италия представляла собой десятки мелких королевств и герцогств. Сегодня все может вернуться на свои места.

Люди не понимают, что не так давно даже итальянского языка еще не было. «Итальянский» состоял из множества диалектов. Он начал приобретать некую форму только после «Божественной комедии» (Divina Commedia) Данте (Dante Alighieri). Жители севера Италии не просто не понимали своих южных соседей, говорящих на своем диалекте, но даже относились к разным этническим группам. Даже сегодня северные итальянцы смотрят на южан свысока и называют их африканскими итальянцами.

Такая же история в Германии. Раньше Германия представляла собой десятки баронств, княжеств, герцогств и что там еще было до Бисмарка (Otto von Bismarck). Мир был бы куда лучше, если бы все так и оставалось. Объединение Германии оказалось не самым лучшим решением.

Цвета на карте постоянно меняются. Они меняются еще со времен римлян, и будут меняться. Но дело в том, что какой бы ни была нестабильной ситуация в Европе, Европа все равно остается одним из самых стабильных регионов на Земле. Какую ни возьми страну в Африке, на ближнем Востоке или в центральной Азии — все они создавались искусственно, а границы проводились в европейском зале заседаний без учета этнических, религиозных, языковых или традиционных особенностей местных народностей.

И вот увидите, в самое ближайшее время границы там снова изменятся, не без применения силы, конечно. Хочется думать, что вопрос Каталонии решится мирным путем.

Джастин: Если это начало, то какая Европейская страна будет следующей? Есть предположения?

Даг: Предположения? Не за горами раскол Бельгии, самого национального государства ЕС. Бельгия образовалась во времена Наполеона. Фламандцы с севера должны жить в Фландрии, а южные валлоны — в Валлонии. Они и в языковом, и в этническом плане очень разные.

И французские и испанские баски отличаются этнически, лингвистически и культурно. Им нужна автономия. И шотландцам будет лучше, если они выйдут из состава Британии. Как правило, более продуктивные регионы не хотят, чтобы бедные, ничего не производящие регионы жили за их счет.

Если говорить о Каталонии, то, кажется, люди, выступающие против выхода из Испании, как ни странно, больше ориентированы на свободный рынок. Дело в том, что политики-борцы за независимость Каталонии — закоренелые социалисты и коммунисты. И хотя независимость хороша для Каталонии с экономической точки зрения — сейчас они с каждого заработанного доллара отдают два Мадриду — в других отношениях им будет тяжело. Не дай бог, если они попытаются превратить свою страну в социалистическую народную республику, а именно так мыслят их государственные деятели, будет настоящая катастрофа.

Несомненно, все европейские политики в душе социалисты. Да и не только европейские. Всегда найдется какой-нибудь народник, у которого руки чешутся испробовать на людях свой вариант социальной инженерии. И, скорее всего, он активно выступает за независимость, чтобы стать заметнее на международном уровне. Члены движения сопротивления знают, что, став независимой, Каталония будет больше склоняться к левым и коллективистам.

Так происходит везде. На самом деле, движений за независимость, ориентированных на свободный рынок, не существует, а жаль. Большинство таких регионов весьма склонны к национализму и социализму. Налицо темная сторона человеческой природы.

Но, как вы знаете, первым делом надо разбить большие неэффективные группы на более мелкие и эффективные. Через какое-то время некоторые из них превратятся в свободный рынок просто по необходимости. Если у нас будет семь миллиардов государств, то ни одно из них не будет социалистическим — нельзя эксплуатировать самого себя. Возможно, люди поймут, что государство — это обман, где один живет за счет другого.

Хочу подчеркнуть: я не говорю о том, что новые государства хороши сами по себе, нет. Просто они намного лучше, чем статус-кво. Идеальным вариантом будут автономные регионы, управляемые рыночными, а не политическими силами. Нет таких товаров или услуг, которых не могли бы обеспечить предприниматели. И государственная бюрократия абсолютно не нужна, особенно в нашем высокотехнологичном мире.

Джастин: Каковы, на твой взгляд, инвестиционные последствия всего этого, если они вообще есть?

Даг: Какие последствия? Хаотичный мир, особенно такой, где политики живут идеями национализма и социализма, не сулит ничего хорошего для собственности в стоимостном отношении. Иными словами, если бы это было сепаратистское движение за свободный рынок, то цены на активы в Каталонии взлетели бы вверх, доллары рекой полились бы в регион. Но это националистское/социалистическое движение, поэтому доллары наоборот будут утекать. В результате пострадают местные активы.

В регионе воцарится страх, а значит станет выгодно покупать в этих странах компании и недвижимость.

Что будут делать эти люди, когда обретут независимость? Попытаются стать Гонконгом или Кубой? Может, начнется гражданская война, какая уже была в 1930-х, ведь Каталония — самый продуктивный регион Испании, а Мадрид не захочет терять доход. Барселона в свою очередь не захочет быть дойной коровой для Мадрида. Все возможно в современном мире.

Джастин: А что с евро, валютой Испании и остального Евросоюза (ЕС)?

Даг: Евро с самого начало был никчемной идеей. Его можно назвать валютой эсперанто. Он не в силах удержать от распада.

Нельзя ничем не подкрепленную валюту вводить в страны с абсолютно разными экономиками, социальной политикой и т.д. Чем сильнее сепаратистские движения, тем слабее евро.

Евро обречен на провал. Он превратится в обычную бумажку, как и сотни других бумажных валют до него. Все эти страны вернутся к своим национальным валютам. Собственно говоря, однажды повседневной валютой снова станет золото. И поспособствует этом криптовалютная революция.

Люди забыли, что в XIX в, самом стабильном, процветающем и мирном веке в истории человечества, лирой, франком, маркой, фунтом и рублем называли некое определенное количество золота. Все эти страны выпускали небольшие золотые монеты, которые легко обменивались за границей. Надеюсь, мы когда-нибудь к этому вернемся.

Джастин: И это еще один повод покупать золото. На сегодня у меня все. И еще раз спасибо за то, что делишься с нами своими мыслями.

Даг: Пожалуйста.

аватар

Кейси, Даглас "Даг"

Casey, Douglas "Doug"

Даглас «Даг» Кейси – американский экономист, сторонник свободного рынка, автор нескольких финансовых бестселлеров. Он является основателем и председателем компании Casey Research, которая продает финансовую и рыночную аналитику по подписке со специализацией на энергетике, металлах, горнорудном производстве и информационных технологиях. Его книга Кризисное инвестирование (Crisis Investing) стала бестселлером #1 в престижном списке New York Times в 1980 году и стала финансовым бестселлером года, продав 438,640 экземпляров. За свою следующую книгу Стратегическое инвестирование (Strategic Investing) Даг получил самый большой аванс, когда-либо заплаченный за книгу по финансам в то время. В 2009 году в своей речи под названием «Мои мытарства в третьем мире» он предложил приватизировать небольшую страну и сделать ее публичной компанией на нью-йоркской фондовой бирже.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Цыган 27.10.2017 в 08:26
Полностью поддерживаю Дага ! Правительства это абсолютное зло для свободных людей. Я не за красных ни за белых моя семья и ее интересы это моя Родина .