Даг Кейси о том, почему биткойны - деньги

биткойны

Джастин Спиттлер (Justin Spittler): Даг, ты уже какое-то время владеешь биткойными. Как ты приобщился к криптовалютам?

Даг Кейси (Doug Casey): Я познакомился с ними несколько лет назад в Кафаяте, Аргентина. Через этот город проезжает много интересных людей.

Ко мне приехал молодой парень из Бельгии, я угостил его обедом, и мы обсудили биткойны. Он был очень ранним энтузиастом. За то, что я угостил его обедом, он подарил мне в качестве сувенира физический биткойн. Да, такие существуют: коллекционные экземпляры с выгравированным на них кодом.

Тот биткойн все еще у меня есть. Тогда биткойн стоил $13. Сейчас же он торгуется примерно по $4,000.

Так что то был самый дешевый обед, которым я кого-либо угощал. Мне стоило прислушаться к его аргументам, ведь я мог бы заработать миллионы. Примерно 300:1 всего за несколько лет…

Джастин: Да, рост биткойны за последние пару лет – настоящее безумие.

Думаешь ли ты, что он вырастет еще больше? Или же это пузырь, который вот-вот лопнет?

Даг: Я с подозрительностью отношусь к нынешней цене биткойнов. Положительная сторона в том, что может быть создано не более 21 млн биткойнов. Насколько я понимаю, сейчас существует лишь примерно половина от этого количества.

И сейчас по всему миру биткойнами владеет лишь примерно 25 млн человек.

Это крохотная доля мирового населения, и она должна вырасти. Биткойны и другие криптовалюты будут покупаться намного больше, просто потому, что сейчас ими владеют так мало людей, и есть хорошие причины, чтобы ими владеть.

Джастин: Я согласен, что рынок криптовалют вырастет. Но почему именно?

Даг: Криптовалюты – лишь первое и самое очевидное применение технологии блокчейна.

Я не компьютерщик, но это неважно, когда речь идет о значении технологии, – точно так же как 100 лет назад не нужно было быть водителем или механиком, чтобы понимать преимущества автомобилей. Говорят, что технология блокчейна может быть важнейшей разработкой после изобретения самого интернета.

Она изменит способы пересылки документов, продажи и регистрации недвижимости, отслеживания акций и облигаций и инвентаризации. Во многих смыслах она меняет правила игры.

Что касается криптовалют, моим изначальным возражением против биткойнов было то, что он ничем не обеспечен. Так что это на самом деле бумажная валюта. Он подобен американскому доллару, замбийской кваче, аргентинскому песо или любой другой из 150 с лишним валют современного мира. Плавающая абстракция.

Но тогда, говоря, что он не имеет ценности, я кое-что упустил. Будучи бумажной валютой, он все же имеет намного большую ценность, чем все другие.

Джастин: И что же ты упустил?

Даг: Аристотель в IV в. до н. э. определил 5 характеристик хороших денег. И сейчас его анализ так же точен, как тогда. Они должны быть долговечными, делимыми, удобными, устойчивыми и обладать собственной ценностью. Исходя из этого Аристотель считал, что лучше всего для использования в качестве денег подходят золото и серебро. Давайте проанализируем, насколько биткойны соответствуют этим 5 критериям.

Долговечность. Биткойны и другие криптовалюты, определенно, долговечны, если только электромагнитный импульс или крупная вспышка на солнце не сотрут информацию со всех компьютеров. Они не настолько долговечны, как металлы, но они адекватны, если не случится коллапс цивилизации.

Делимость. Они бесконечно делимы. Лучше, чем физические металлы, – хотя металлы тоже могут рассчитываться в крохотных пропорциях.

Удобство. Да – если у вас есть смартфон, Биткойн очень удобен. Но смартфон или нечто подобное может не всегда быть с вами. И у вашего контрагента он тоже должен быть. И если кто-то не знаком с биткойнами или не доверяет ему, то это не очень удобно. Сейчас это, вероятно, относится к 98% человечества.

Устойчивость. Абсолютно. Каждый биткойн идентичен любому другому. В этом смысле он ничем не хуже золота пробы .999.

Моя изначальная проблема с биткойнами заключалась в пятом пункте: обладает ли он собственной потребительной ценностью, позволяющей не остаться с носом?

Если у вас есть миллион американских долларов и их никто не принимает, то они сами по себе бесполезны. Они будут лишь необеспеченными обязательствами обанкротившегося правительства. Как миллион зимбабвийских долларов. К тому же, эмитент может запросто уничтожить свою бумажную валюту. Она как пылающая спичка. Она обладает периодом полураспада, как радиоактивные элементы.

И я считал, что в этом проблема биткойнов. Но я ошибался.

Биткойны – это, определенно, бумажная валюта, как доллар или квача. Но это также превосходное средство для перевода. Вы можете переводить богатство в другую страну или другому человеку быстро и конфиденциально. Я мог бы сказать «тайно», но так больше не говорят, можно лишь сказать «конфиденциально». Добавлю, что это часть политкорректного искажения языка.

И, что крайне важно, это можно делать вне банковских систем.

Надеюсь, что, среди прочего, блокчейн и биткойны уничтожат систему SWIFT – дорогую (минимум $50-100 за транзакцию), медленную (обычно день-два, иногда неделя и больше) и небезопасную (кто доверяет крупным банкам или американскому правительству?). И SWIFT требует, чтобы все доллары переводились через Нью-Йорк.

[Примечание редактора: SWIFT используется тысячами банков по всему миру для отправки платежных поручений на триллионы долларов в день].

Вот в этом и заключается потребительная ценность биткойнов. Он позволяет переводить нечто, принимаемое в качестве денег, вне банковской системы и вне бумажных валют.

Джастин: Ты готов назвать его деньгами?

Даг: Конечно, ведь что такое деньги? Деньги – это средство обмена и хранения стоимости. Так что в качестве денег может использоваться практически что угодно. Просто одни вещи намного лучше других.

Соль, ракушки и скот – все они исторически использовались в качестве денег. В конце концов, слово «pecuniary» («денежный») происходит от латинского pecus – «скот». А «salary» (оклад) – от латинского sal, что значит «соль». Вампум представлял собой раковины. Сигареты являются деньгами в тюрьмах и зонах военных действий. Даже гигантские каменные диски с острова Яп использовались как деньги.

Что угодно может быть средством обмена, если его принимают. И биткойн все больше становится таковым. Он удовлетворяет этому требованию – или пребывает на пути к этому. Его будут принимать все чаще и чаще, так как большинство правительственных фиатных валют в следующем экономическом цикле приблизятся к своей внутренне присущей стоимости – по сути, к нулю.

Джастин: А как насчет хранения стоимости?

Даг: Ну, здесь несколько проблематичнее. Есть два типа валют: товарные и фиатные.

Товарные валюты – это физические товары. Вы знаете, что у них есть потребительная ценность. Бумажные валюты, с другой стороны, – обычная фикция. Они совершенно произвольны.

Как в том анекдоте о сардинах. Можно есть сардины или торговать сардинами. Товарные валюты – это поедание сардин. Бумажные – торговля сардинами. Конечно, нет гарантий, что биткойны будут принимать через год или два; если нет – значит, онт не прошли тест на сохранение стоимости. Но сейчас его принимают. И его стоимость росла поразительными темпами – в отличие от бумажных валют, падающих относительно реальных товаров и услуг на 5-10% в год. Кстати, я не слишком доверяю точности правительственных цифр инфляции.

Но биткойны – это технологическая инновация. Возможно, появится биткойны 2.0 и 3.0. Чего тогда будет стоить нынешний биткойны? В выражении «высокие технологии, великие катастрофы» есть доля истины. То, что он был до сих пор замечательной спекуляцией, не означает, что он – хорошее средство сохранения стоимости. Технологии, солнечная вспышка или даже действия властей могут его уничтожить.

Итак, на данный момент биткойн проходит тест на средство обмена и хранение стоимости. Поэтому можно определенно сказать, что это деньги – на данный момент. Но то же самое можно сказать и об аргентинском песо. Я не очень уверен, что биткойн по-прежнему будет существовать, скажем, через пять лет.

аватар

Кейси, Даглас "Даг"

Casey, Douglas "Doug"

Даглас «Даг» Кейси – американский экономист, сторонник свободного рынка, автор нескольких финансовых бестселлеров. Он является основателем и председателем компании Casey Research, которая продает финансовую и рыночную аналитику по подписке со специализацией на энергетике, металлах, горнорудном производстве и информационных технологиях. Его книга Кризисное инвестирование (Crisis Investing) стала бестселлером #1 в престижном списке New York Times в 1980 году и стала финансовым бестселлером года, продав 438,640 экземпляров. За свою следующую книгу Стратегическое инвестирование (Strategic Investing) Даг получил самый большой аванс, когда-либо заплаченный за книгу по финансам в то время. В 2009 году в своей речи под названием «Мои мытарства в третьем мире» он предложил приватизировать небольшую страну и сделать ее публичной компанией на нью-йоркской фондовой бирже.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

ЦБРФ 28.09.2017 в 07:08
про "физический биткоин с выгравированным кодом" - мне понравилось. но, если учесть, что "транзакция, которая его создала и приписала к конкретному, вполне определённому кошельку" - наверняка про то, что "его физическую сущность - подарили", - просто не подозревает, а считает, что, по-прежнему, этот биткоин принадлежит дарителю... :-)