Даг Кейси о том, почему Сомали не нужна армия

флаг Сомали

Джастин Спиттлер (Justin Spittler): У Сомали нет армии. Хорошо это или плохо, Даг?

Даг Кейси (Doug Casey): Я провел немало времени в Африке, но в Сомали не был. Так что я не могу дать об этой стране комментарий из первых рук. Не могут его дать и многие другие люди – путешествовать в Сомали рискованно и опасно, а привлекательного там мало.

Большинство людей знают о Сомали лишь то, что они увидели в фильме «Черный ястреб» (Black Hawk Down), где повествуется об эпизоде бессмысленного и катастрофического вмешательства США в сомалийскую гражданскую войну в 1993 г.

Я подписан на Foreign Affairs, рупор Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations). Меня привлекла одна статья, потому что ее автора шокировало отсутствие у Сомали армии. Ничего нового – в этом журнале много плохих идей, но мне хочется знать, что думает истеблишмент. Автор рекомендовал европейцам или американцам прибыть в Сомали для подготовки местной армии. Идиотская идея. Возможно, еще более дурацкая, чем держать там 25,000 «миротворцев» из полудюжины африканских стран. Нынешние «миротворцы» наверняка обчищают местных коммерсантов, пристают к женщинам и устраивают пьяные драки. Все африканские армии без исключения – это вооруженная толпа в униформе.

Задача армии – оборонять народ страны от иностранных правительств. Но никто не собирается завоевывать или атаковать Сомали – в этом нет никакой выгоды. Хотя это, вероятно, самое однородное государство на материке, это государство также – полный неудачник. Оно ничего не производит – кроме натурального сельского хозяйства, бандитов и пиратов. Его единственный экспорт – сотни тысяч мигрантов, в основном в США, Великобританию, Канаду и Скандинавию. И они привозят с собой свои плохие привычки.

Отсутствие у Сомали армии – это хорошо. Армии в странах третьего мира не обороняют народ от других армий. Они существуют исключительно для того, чтобы угнетать народ, удерживать у власти правящие клики и кланы и служить опорой для следующего военного переворота.

Армия – последнее, что нужно Сомали. Армия – последнее, что нужно любой африканской стране.

Джастин: Но, Даг, судя по всему, Сомали раздирают на части полевые командиры. Не принесло бы присутствие армии стабильность и безопасность для народа?

Даг: Нет. Армия не принесет стабильность. Она усугубит проблемы. Многочисленные полевые командиры будут пытаться привлечь на свою сторону разные армейские подразделения, открыто воюя друг с другом. Армия также будет источником оружия для различных банд; солдаты будут продавать свое оружие тому, кто предложит самую высокую цену. И так как армия сможет существовать только за счет иностранной помощи, она станет еще одним большим эпицентром коррупции, как и все армии в Африке.

Но ты прав. Страной фактически управляют полевые командиры и бандиты. Если добавить сюда еще и армию, это сильно усугубит проблему. Тот, кто будет контролировать эту армию, станет следующим диктатором – если он будет достаточно компетентным, чтобы ликвидировать конкурентные вооруженные группировки.

Как это ни странно, стране, вероятно, будет лучше с множеством полевых командиров и бандитов. У них есть свои территории, где они выступают в качестве правительств. Они стараются как можно меньше воевать, так как это дорого и опасно и им друг у друга практически нечего красть. Нарушение статус-кво – формула кровопролития. Страна фактически пребывала в состоянии хаоса с обретения независимости в 1960 г., сначала как пешка между США и СССР, затем в непрекращающейся с 1991 г. гражданской войне. В боях погибло около 500,000 сомалийцев.

Сейчас бои идут в основном между африканскими «миротворцами», оплачиваемыми США и европейцами, и исламистской группировкой Аль-Шабаб. Конечно же, Аль-Шабаб называют террористами, и это правда. Хотя, возможно, их лучше описать как религиозных фанатиков, желающих контролировать власть. Как и в большинстве примитивных стран, особенно почитающих Пророка, народ очень серьезно относится к своей религии.

Сомали не хватает верховенства права и надлежащей полиции. То же касается почти всех африканских стран. Но Сомали это вряд ли светит, если только не изменится культура. А этого очень сложно достичь. Единственный закон, какого здесь могут придерживаться, – это та или иная форма шариата. Вполне понятно, ведь Сомали – преимущественно неграмотная и на 100% мусульманская страна. В конце концов, по оценкам, половина мусульман, даже в США, предпочла бы закон шариата. Так что ситуация практически безнадежна.

Джастин: А не могут ли США или коалиция государств прийти и помочь установить верховенство права? Или Сомали – просто недостаточно стратегически важная страна?

Даг: Когда страна становится «стратегически важной», это обычно просто намек на скорое вторжение или свержение правительства. В подобных странах нет абсолютно ничего стратегического, если только ты не хочешь развязать войну.

Но ты прав. Сомали, да и остальной Африке, нечего предложить западному миру. Да, там есть минеральные ресурсы. Но они ничего не стоят без огромных капиталовложений и квалифицированного ведения бизнеса. В такие страны нельзя «инвестировать»; можно лишь спекулировать, торговать, либо быстро нажиться и бежать.

Что же следует делать? Для начала не стоит предоставлять никакую иностранную помощь, так как она почти вся проматывается или расхищается. Она просто потворствует коррупции и плохим привычкам. Особенно военная помощь. Помощь лишь приковывает этих людей к самому дну и все усугубляет.

Следует оставить эти страны в покое. Им следует позволить вернуться к племенному состоянию и самостоятельно разобраться в своих проблемах. Решения, навязанные иностранцами, абсолютно непродуктивны – особенно когда речь идет о совершенно чуждой культуре.

Проблемы Африки нельзя решить, тренируя местные армии, – что сейчас пытаются делать США по всему континенту. Все африканские страны – полностью искусственные структуры. Они состоят из племен и кланов. Разные религии, обычаи и языки. И эти племена не любят друг друга. Они – исторические враги.

Сомали – это кошмар, но здесь на самом деле меньше проблем, чем в большинстве стран. По крайней мере, у всех сомалийцев одна религия, один язык и один этнос.

Установление центральной власти и армии ничего не улучшит. Просто из множества малых катастроф получится одна большая. Многочисленные группировки будут просто сражаться за контроль над правительством, и какая-то одна из них просто будет верховодить другими.

Джастин: Ты действительно считаешь, что в Сомали все утрясется без внешней помощи?

Даг: Сомали – классическое государство-неудачник. На стабилизацию может уйти много десятилетий. Возможно, сотни тысяч сомалийских мигрантов вернутся домой и привезут с собой достаточно образования, капитала и западных ценностей, чтобы что-то изменить. Возможно…

Даже если понадобятся годы, это лучше, чем существующая альтернатива – вмешательство ООН. По соседству с Сомали находится Сомалиленд, где дела идут относительно неплохо. Несмотря на непризнание другими странами или ООН, Сомалиленд – доказательство того, что здесь возможна самоорганизация, если позволить ей произойти.

Собственно ООН – не что иное, как коррумпированный клуб бюрократов. Они перебираются из своего захолустья в Нью-Йорк и живут припеваючи. Никакой полезной цели ООН не служит. Ее следует упразднить.


Страны наподобие Сомали необходимо оставить в покое, чтобы они сами уладили свои проблемы. Они ничего не производят. Но им и не нужно благодаря иностранной помощи и денежным переводам от мигрантов. Хорошая новость в том, что они вряд ли кому-то причинят вред, поскольку в технологическом смысле они все еще застряли в каменном веке.

Если эти страны оставить в покое, рано или поздно сюда придут иностранные предприниматели и капиталисты, построят продуктивные предприятия и изменят культуру настолько, что люди смогут начать самостоятельно что-то производить.

Джастин: Даг, одно из твоих хобби – попытки приватизации проблемных стран. Когда ты общаешься с лидерами правительств, что ты советуешь им делать с их армиями?

Даг: Тут все непросто, так как я обычно общаюсь с руководителями правительств, чья власть держится на армии. Приходится внимательно выбирать слова.

Как правило, мой посыл таков: я говорю им, что они могут стать полноправными миллиардерами, а не теми, кто просто грабит страну. Они могут стать теми, кого народ любит, а не теми, кого ненавидят все, кроме непосредственного окружения. И их могут уважать за пределами страны.

Все это возможно, если приватизировать правительство. В частности, я советую им передать 100% правительственных активов – всё от почтовых отделений до национальных авиалиний и государственных земель – публичной акционерной корпорации. После этого большинство акций следует разделить между всеми мужчинами, женщинами и детьми в стране. Люди станут акционерами правительства и его активов.

Короче говоря, правительство превратится в корпорацию, выплачивающую своим акционерам дивиденды, вместо того чтобы просто облагать народ налогами.

Конечно, это короткий ответ – весь план намного сложнее. Вероятно, об этом стоит написать отдельную книгу – то, что я могу сказать в одном абзаце, порождает лишь еще больше вопросов. Но основная идея в том, чтобы перевернуть правительство с ног на голову – позволить простым людям владеть осязаемой долей правительства, вместо того чтобы быть собственностью правительства, как обстоит дело сейчас.

Джастин: Спасибо, что уделил время на наш сегодняшний разговор, Даг.

Даг: Пожалуйста.

аватар

Кейси, Даглас "Даг"

Casey, Douglas "Doug"

Американский экономист, сторонник свободного рынка, автор нескольких финансовых бестселлеров. Он является основателем и председателем компании Casey Research, которая продает финансовую и рыночную аналитику по подписке со специализацией на энергетике, металлах, горнорудном производстве и информационных технологиях. Его книга Кризисное инвестирование (Crisis Investing) стала бестселлером #1 в престижном списке New York Times в 1980 году и стала финансовым бестселлером года, продав 438,640 экземпляров. За свою следующую книгу Стратегическое инвестирование (Strategic Investing) Даг получил самый большой аванс, когда-либо заплаченный за книгу по финансам в то время. В 2009 году в своей речи под названием «Мои мытарства в третьем мире» он предложил приватизировать небольшую страну и сделать ее публичной компанией на нью-йоркской фондовой бирже.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.