Интервью взял Ник Джиамбруно (Nick Giambruno), старший редактор Internationalman.com.

финансовый апокалипсис

Ник Джиамбруно (НД): Даг, как вы думаете, какова коренная проблема экономики и финансовой системы США?

Даг Кейси (Doug Casey): Их несколько, в том числе некомпетентность, коррупция и, конечно, простая глупость. Но со всем этим ничего не поделаешь - они неотъемлемая составляющая любого правительства. Но возможно что-то можно сделать с невежеством, которое начинается в школе: что, например, большинство людей знает об экономике и финансах? Очень мало. Марк Твен (MarkTwain) сказал: «Проблема не в том, что люди знают, а в том, что они думают, что знают о том, что на самом деле не так».

Вся экономика, которой учат в школе, - то немногое, чему там учат – она вся наизнанку. Кроме того, почти все, что вы слышите по телевизору, - бестолковая и ошибочная рутина.  

Мне хотелось бы верить, что любой, кто это сейчас читает, по крайней мере, слышал об «австрийской школе экономики», понимает ценность золота и знает хоть чуть-чуть об основах экономической теории и истории. Без осознания хотя бы некоторых фундаментальных принципов люди пострадают от огромного снижения уровня жизни, если экономика рухнет.

Когда в 2007 году начался нынешний финансовый кризис, он был передним краем огромного финансового урагана, нанесшего мощный удар в 2008 и 2009 гг. Теперь мы находимся в глазу этого урагана, но скоро войдем в его хвост, что будет намного хуже и непохоже на произошедшее в 2008/09 гг. Или, если на то пошло, и в 1930-х годах. Так что держите свою шляпу.

НД: Способен ли президент Трамп (Trump) справиться с этой ситуацией?

ДК: Все говорят о Дональде Трампе. Он сложный человек. Я на самом деле заработал на ставках на его победу на выборах. Но это не единственная причина, по которой я рад его победе.

Трамп - это хорошо или плохо? Они говорят: «Да он расист». «Да он сексист». «Да он гомофоб». «Да он ненавидит мусульман». Честно говоря, мы должны все это рассмотреть, но я думаю, что в основном все это ложь. На самом деле он просто бизнесмен, опирающийся на интуицию. У него нет сердцевинной философии.

Происходящее сейчас в США, - это столкновение культур. Люди, живущие в так называемых «красных графствах» и голосовавшие за Трамп, а с географической точки зрения – это большая часть США, регионы, над которыми летают самолеты с побережья на побережье (flyover country), противостоят жителям синих графств, побережий и больших городов.

Они не просто друг другу не нравятся и разделены политическими разногласиями – они даже разговаривать больше не могут. Они ненавидят друг друга на уровне селезенки, очень глубоко. У них полностью противоположные мировоззрения. Это столкновение культур.

Я никогда ничего подобного не видел за всю свою жизнь. Ничего такого не бывало со времен Войны между Штатами, которую нельзя называть «Гражданской войной», потому что она таковой не была. Гражданская война – это когда две группы пытаются захватить один и тот же властный центр. А то была война отделения, когда одна группа просто пытается уйти.

У нас снова может случиться нечто подобное, будем надеяться, что на этот раз без насилия. Я не думаю, что США должны оставаться единым политическим организмом. Они должны развалиться, чтобы люди с одним культурным видением могли бы присоединиться к одной группе, а другие к своим единомышленникам. Национальное единство – это анахронизм.

НД: И как же все это будет происходить?

ДК: Ну, мое видение политически идеальной ситуации таково – сегодня мир разделен на приблизительно 220 разных государств наций, стран. Это очень плохая идея, потому что почти все эти национальные государства пытаются объединить людей с различными взглядами, философиями, языками, религиями, этничностями и расами, и такая система не работает.

Это одна из важнейших причин, по которой Африка, а я очень хорошо знаком с этим регионом, топчется на месте. Каждая из этих стран, как и все страны Среднего Востока, Центральной Азии и я сюда еще и Индию включу, не является настоящей страной. Они были произвольно созданы в европейских залах заседаний в XIX веке и не обладают внутренней целостностью. Поэтому разные группы в этих странах пытаются взять власть в свои руки, чтобы использовать ее для воровства.

Вместо 220 национальных государств в идеале мы должны иметь около семи миллиардов. Каждый должен быть суверенным человеком.

НД: Что Трамп означает для фондового рынка?

ДК: Трампа связывают со свободным рынком, хотя он ничего и не понимает в экономике. Он на самом деле не сторонник свободного рынка, он авторитарист, а не либертарианец. И у него есть катастрофические экономические идеи, такие как создание импортных барьеров и замена программы здравоохранения Обамы (Obama). Он пытается управлять страной, как будто это частная компания.

У него также есть хорошие экономические идеи. Сокращение регуляций, замечательно, и он его проводит. Сокращение налогов, фантастика. Это очень хорошо.

Но он, кажется, хочет ослабления доллара. То есть на самом деле он разрушает американские сбережения и делает импортные товары дороже. Это ужасно. Я имею в виду, что это может стать соломинкой, сломавшей спину верблюда. Кровный брат тарифа Смута-Хаули (Smoot-Hawley).

Я полностью одобряю его презрительное отношение к прогрессивным социалистам, культурным марксистам, борцам за социальную справедливость, СМИ, профессуре и тому подобное. Но, опять же, он не либертарианец.

НД: Куда движется фондовый рынок?

ДК: Да все возможно. Я действительно в это верю. Пойдет ли индекс Доу к40,000? Да, это возможно, но очень маловероятно.

Я написал книгу «Стратегическое инвестирование» (Strategic Investing) еще в 1982 году. На дне рынка облигаций, когда ставки равнялись 15%. Когда Доу был ниже 1,000. Я написал: «Доу пойдет к 3,000», и все говорили: «Ты совсем с ума сошел, это же рост в три раза». Ну он и пошел к 3,000, и затем к более чем 20,000 в следующее поколение.

Все, что я могу сказать о фондовом рынке это, что по любым традиционным параметрам отношения цены к прибылям, цены и балансовой стоимости, дивидендной доходности – он сейчас очень завышен. А облигации не просто в пузыре. Они в гиперпузыре.

Вся экономика тонет в долгах. Что такое «долг»? Это значит, что некоторые люди заняли деньги и должны их другим людям, которые захотят их вернуть. Когда вы берете взаймы, обычно происходят две вещи. Во-первых, вы берете капитал, который другие люди сберегли в прошлом и, вероятно, используете его для потребления, а не для создания еще большего объема благосостояния. И во-вторых, вы отдаете в залог собственное будущее, что делает из вас серва, когда вам приходится этот долг выплачивать. Весь этот долг – бомба с часовым механизмом.

Так что я думаю, что экономика может рухнуть, а с ней прибыли на фондовом рынке, а с ними и цены на акции. Так что в данный момент я не желаю принимать никакого участия в фондовом рынке.

НК: Что вы сейчас покупаете?

ДК: Надо покупать, когда все дешево, но сегодня дешево немногое. У людей нет чувства истории - они не понимают, насколько все может быть дешевым. Я имею в виду индекс Доу в прошлом, временами его доходность составляла 6%, 8%, 10%. На дне последней депрессии, после существенного сокращения дивидендов, он давал 13%.

Я наблюдаю за многими международными фондовыми рынками. Я помню, что в середине 1980-х годов три фондовых рынка - Гонконга, Бельгии и Испании - все они давали текущие дивиденды на уровне 12-15%. Они торговались по двойной цене за прибыль и за половину балансовой стоимости. Вот тогда надо покупать акции. А не на заоблачных высотах, на которых они находятся прямо сейчас.

НК: Перейдем к войне с наличными. Почему правительства прилагают такие усилия по замене наличных?

ДК: Так поступают все правительства в мире. Это происходит не только в Индии, которая по сути остается примитивной страной, где половина населения живет на доллар или два в день – как бы невероятно эти ни звучало. Но в развитых странах, в Европе, особенно в Швеции и Финляндии, даже в отсталом Уругвае они пытаются избавиться от наличных.

Они говорят: «Но ведь наркодилеры используют наличные деньги. Преступники используют наличные деньги». Да, конечно, и свободные люди используют наличные деньги, потому что деньги - это свобода. Деньги равны всем вещам, которые вы хотите получить для себя и предоставить другим людям. Государство не должно контролировать ваши деньги.

Они говорят: «Ну, все в порядке, вам просто нужно проводит деньги через ваш банковский счет». Но когда деньги должны проходить через ваш банковский счет, он становится единственным способом купить или продать что-либо. Правительство контролирует ваш банковский счет. Если вы становитесь политически непопулярными, по любой причине, они могут закрыть ваш банковский счет. И они точно знают, что вы делаете, что у вас есть, и что вам нравится.

Дело в том, что без наличных денег вы находитесь под полным контролем ваших правителей, и это неприемлемо для свободного человека. Эти люди не ангелы. На самом деле в правительство попадают не лучшие люди – туда идут многие из худших.

Да мы на самом деле вообще доллар не должны использовать. В старину долларом просто называли определенное количество золота, 1/20 унции. Затем люди забыли, что доллар что-то представляет. Сегодня доллар – это просто плавающая абстракция.

Это безумная идея. Это преступная идея. Античеловеческая.

Но средний человек со смартфоном думает: «О, это было бы удобно. Мне не придется тревожиться о том, что кто-нибудь меня ограбит и вытащит доллары у меня из кошелька». Но и это ошибочно, потому что телефоны крадут, а счета взламывают. У безналичного общества нет никаких преимуществ, кроме как для государства.  

НД: Что вы думаете о биткойнах?

ДК: У меня есть сомнения по этому поводу. Аристотель в IV веке до РХ. дал пять характеристик всего, что можно использовать как хорошие, надежные деньги.

Оно должно быть долговечным, поэтому мы не используем пшеницу как деньги.

Оно должен быть делимым, поэтому мы не используем произведения искусства как деньги. Нельзя разделить на части Мону Лизу.

Оно должно быть удобным, поэтому мы не используем свинец. Его требуется слишком много, чтобы получить ценность.

Оно должно быть последовательным, постоянным поэтому мы не используем недвижимость как деньги. Каждая единица отличается от любой другой.

Наконец, оно должно иметь ценность само по себе, поэтому не следует использовать бумагу как деньги.

Так что проблема с биткойном заключается в том, что единственная его ценность, насколько я понимаю, – это механизм перевода. Если вы сегодня хотите послать деньги кому-то на другом конце света, вам придется использовать систему SWIFT в ваших банках. Это дорого. Неудобно. И публично.  

Но с биткойном - если предположить, что человек на другом конце света может найти кого-то, кто хочет принять биткойны в оплату, - вы можете сделать это мгновенно и без каких-либо затрат. В этом их смысл. Это отличный механизм передачи.

Если доллар начнет дешеветь на 15%, 20%, 25% в год, что вполне возможно в течение ближайших нескольких лет, люди начать покупать эти криптовалюты только для того, чтобы избавиться от долларов. Правительство не может их легко контролировать, их количество ограничено, и в них будет больше уверенности.

Прямо сейчас это интересные спекулятивные объекты для прироста капитала, и не только биткойны, но некоторые из новых криптовалют с различными характеристиками. Это как с покупкой сверх дешевых акций – интересно. В них может легко образоваться спекулятивный пузырь.

НД: Почему экономисты тратят столько времени, пытаясь расшифровать что будет делать ФРС?

ДК: Есть целый класс говорящих голов, зарабатывающих на жизнь предсказаниями о том, что будет делать ФРС. Просто чушь.

Давайте я скажу нечто радикальное: У ФРС нет права на существование. Он не приносит никакой пользы. Его надо упразднить. Он хуже, чем просто бесполезный. Федеральный резерв разрушает.

Так что я не пытаюсь угадывать намерения этих идиотов. Но последнее, что они должны делать – и все, что они делают – плохо, так как это контролировать процентные ставки. Их рынок должен контролировать. Устанавливать цену денег так же глупо, как для правительства пытаться установить цену на конфеты в магазине. Это также смешно, но гораздо более разрушительно.

НД: Как вы думаете, что ожидает доллар США?

ДК: Это очень важно. Когда вы работаете и производите, то вам платят в долларах, и если вы хотите преуспеть в жизни, то вы эти доллары сберегаете. Проблема в том, что после того как вы эти доллары сберегли, что происходит, если они потеряют ценность за один день? Все ради чего вы работали и что вы планировали исчезает с долларами. Так бывало много раз в других странах с другими валютами.

Проблема с долларом в том, что это необеспеченное обязательство правительства США, которое является банкротом. В будущем это станет совершенно очевидным с катастрофическими последствиями для среднего американца.

Как возможно преуспеть в мире, в котором вам нужно сберегать в дешевеющем активе? Вот почему в странах третьего мира средний парень продолжает отставать все больше и больше, потому что все, что он может сберечь, это местная валюта, которая последовательно превращается в туалетную бумагу, поэтому он всегда отстает на десять шагов.

То же самое произойдет в США в гораздо более грандиозных масштабах. Ситуация будет намного серьезнее, потому что даже во всех этих странах более умные люди пытаются сберегать в долларах, они не сберегают в песо или квачах или ринггитах, они не сберегают эти ужасные валюты. Они пытаются получить доллары США. Когда доллар будет опустошен, они будут обвинять американцев в том, что американская валюта теряет свою ценность. У такой ситуации масса ужасных последствий.

Доллар перестанет быть мировой резервной валютой в следующие десять лет – я в этом уверен. Китайцы отлично продвигаются с юанем. Однако евро перестанет существовать. Европейский союз развалится. У Европы масса проблем.

Все это плохие новости, но хорошие новости в том, что в период финансового хаоса большая часть реального богатства в мире никуда не исчезнет. Оно просто перейдет в другие руки. Вам надо оказаться одним из людей на победной стороне этого уравнения.

аватар

Кейси, Даглас "Даг"

Casey, Douglas "Doug"

Даглас «Даг» Кейси – американский экономист, сторонник свободного рынка, автор нескольких финансовых бестселлеров. Он является основателем и председателем компании Casey Research, которая продает финансовую и рыночную аналитику по подписке со специализацией на энергетике, металлах, горнорудном производстве и информационных технологиях. Его книга Кризисное инвестирование (Crisis Investing) стала бестселлером #1 в престижном списке New York Times в 1980 году и стала финансовым бестселлером года, продав 438,640 экземпляров. За свою следующую книгу Стратегическое инвестирование (Strategic Investing) Даг получил самый большой аванс, когда-либо заплаченный за книгу по финансам в то время. В 2009 году в своей речи под названием «Мои мытарства в третьем мире» он предложил приватизировать небольшую страну и сделать ее публичной компанией на нью-йоркской фондовой бирже.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.