Экономические последствия господина Моди

Две недели назад премьер-министр Наренда Моди (Narendra Modi) демонетизировал примерно 86% рупий в обращении, предложив конверсию в банковский счёт или в более мелкую валюту до 31 декабря, после чего эти банкноты потеряют выкупную стоимость.

Вместе с обращающимися фальшивыми деньгами на них может приходиться свыше 90% всей денежной массы. Условия погашения очень неудобны для всех, кроме нелегальных торговцев, так что практически, эквивалент $50 млрд рупий был одним махом изъят из экономики до введения новых банкнот.

Печально то, что Моди должен был предвидеть масштабы урона, причиняемого беднякам и сельским жителям. Видимо, он забыл трудные жизненные уроки своей юности, когда он был скромным крестьянином. Возможно, Резервный банк согласился с этим, как марионетка правительства, утешая себя мыслью, что это будет хорошим способом списать облигации, предполагая, что значительная часть банкнот, вероятно, никогда не будет погашена нелегальными торговцами и уклонистами от налогов. Это значительно уменьшает обязательства центрального банка частному сектору за счёт тех, кого государство больше всего не любит. Однако, эквивалент $10-20 млрд, который может от этого получить государство, менее важен, чем разрушительное влияние на экономику и вероятное влияние на будущую покупательную способность рупии.

Целью этой статьи является рассмотрение экономических последствий действий Моди. Первоначальные оценки влияния на ВВП, сделанные западными макроэкономистами, представляются благоприятными. Это потому, что их знакомые в Индии относятся в основном к высокооплачиваемой городской буржуазии, которая использует наличные в основном на чаевые, а для повседневных покупок обычно использует банковские и кредитные карты.

Эти люди почти наверняка приветствуют меры по введению контроля над нелегальной торговлей и расширению налоговой базы, невзирая на недостатки. Однако, сразу было изъято количество наличных, примерно равное 2.5% ВВП. Со временем, в неопределённый момент, они должны быть заменены на новые банкноты с портретом Махатмы. Но хотя эти банкноты вскоре будут доступны, могут пройти месяцы, пока они поступят в банкоматы и поступят в широкое хождение.

Если в долгосрочной перспективе нерегистрируемые операции будут учитываться в статистике ВВП, тогда, утверждают некоторые западные макроэкономисты, учитываемый ВВП будет в конце концов расти быстрее, чем кто-либо ожидал до реформ Моди. Они не понимают сути. Запрет банкнот высокого номинала, выше эквивалента $7.50, которые должны быть заменены на новые банкноты Ганди, вызывает большие нарушения в жизни большинства индийцев, особенно сельского населения.

Изъятие повседневных денег подобно запуску машины без смазки. Машина застопоривается, и это без сомнения, произойдёт с индийской экономикой. Индийская экономика, вероятно, будет замедляться некоторое время, и вероятно, правительственные экономисты будут реагировать на это стимулированием, то есть, увеличением количества денег. Это не принесёт ничего хорошего экономике, но номинальный ВВП (что не одно и то же), вероятно, вырастет, что удовлетворит любителей центрального планирования.

Путаницу в умах правительственных экономистов вызывает ложное убеждение о том, что ВВП отражает состояние экономики. Это заблуждение. ВВП - это всего лишь денежная сумма в предыдущий момент времени, и не более того. Это не показатель экономического развития или спада. Изменение ВВП отражает только изменение количества денег в экономике, поэтому экономика может сокращаться, или даже терпеть крах, при росте ВВП.

Сегодняшние экономисты не просто фатально упускают это из виду - такой исход весьма вероятен для Индии, и это закончится разгулом денежной инфляции со стороны банковской системы. Не только индийские власти плохо понимают последствия своих действий, эти заблуждения свойственны официальным экономистам повсеместно. Однако вероятно, что центральные банкиры в Индии и в других местах смутно представляют себе последствия роста ценовой инфляции. Но общее мнение в банковских кругах состоит в том, что для предотвращения рецессии и даже системного риска необходимо больше денег. А в случае системного риска наличные представляют опасность, потому что позволяют людям разоблачить неплатёжеспособность банка. Если наличные каким-то образом заменить, можно получить больший контроль над экономическими и системными последствиями.

Все признаки этого небрежного образа мыслей налицо. Мы по-прежнему слышим, что центральные банки планируют покончить с наличными, и действия Моди согласуются с такой точкой зрения. Его правительство не только пытается устранить чёрные рынки, но также грубо ликвидировать экономическую зависимость от физических денег. Это согласуется с направлением движения политики центральных банков как в развитых, так и в развивающихся странах.

Несомненно, что по этой причине другие центральные банки будут пристально наблюдать за индийским экспериментом. Но легко догадаться, чем завершится их анализ. Если эксперимент пройдёт успешно, это побудит их приступить к их собственным планам оцифровки денег и отказа от бумажных денег. В случае провала он будет списан на особенности индийской экономики и неспособность Резервного банка проводить эту политику должным образом. Так что они будут исполнять свои планы в любом случае.

Однако, надежда на то, что устранение наличных даст центральным банкам больший контроль над инфляцией представляется крайне необоснованной. История не просто говорит об обратном, а также о том, что центральные банки не контролируют результирующее изменение цен, но также подтверждает субъективную ценовую теорию. Центральные банки никогда не контролировали покупательную способность денег; это дело тех, кто пользуется деньгами в повседневных сделках. Функция денег определяется их публичным использованием, как показывает опыт, и злоупотребление доверием со стороны центральных банков крайне опасно, что часто можно было наблюдать воочию. Например, несмотря на правительственный диктат и жёсткое принуждение, валюта Зимбабве могла служить в лучшем случае другой бумагой, необходимые поставки которой были нарушены. Цифровая версия имеет ещё меньшую стоимость, потому что у неё нет альтернативного использования.

Индия и золото

Мы должны вернуться к специфике Индии и неуклюжей попытке Моди устранить платёжные средства с использованием наличных. Это почти наверняка вызовет неприятные последствия. Индийцы питают мало уважения к властям как таковым, и это действие только ещё раз убедит их в необходимости как можно меньше иметь дела с правительством и его деньгами. Когда новые банкноты Ганди поступят в обращение, вероятно, они не будут считаться предпочтительными деньгами обществом, питающим обоснованные подозрения. Это означает, что покупательная способность рупии будет снижаться быстрее из-за того, что Моди нарушил относительно стабильную денежную ситуацию.

Обычные люди в своих действиях далеко опережают западных финансовых аналитиков и предвидят такой исход. Вопреки давним попыткам правительства убедить их в обратном, они стремятся превратить ничего не стоящие рупии в другую форму денег, которой они доверяли тысячелетиями и над которой не властно правительство - золото. Они знают, что золото в рупиях будет дорожать в предстоящие месяцы, так что всё, что можно реализовать, будет реализовано в золоте, а не в рупиях.

Вот почему золото в Индии сейчас торгуется с существенной наценкой по сравнению с мировыми ценами. Индийское правительство ограничивает его поставки, потому что оно всегда видело в золоте (и справедливо) угрозу для собственных бумажных денег. Соответственно, центральные планирующие осуждают золото как исторический реликт, не соответствующий сегодняшним экономическим условиям. И невзирая на его свойства денег и средства сохранения стоимости рупии, они считают импорт золота непродуктивным накоплением.

По-видимому, правительство и центральный банк совершают ошибку, полагая, что без импорта золота улучшится торговый баланс. Различные законы и постановления со времён Ганди лишь стимулировали контрабанду золота. Ввоз золота не прекращался и усиливался с каждым поворотом денежной политики, и продолжиться после неуклюжих действий Моди.

Влияние неумелых действий правительства на золотой рынок, вероятно, будет значительным. После периода относительной денежной стабильности спрос на золото на официально зафиксированном уровне в начале этого года снижался. Наценки на золото были меньше, чем, чем новые налоги на продажи, что заставило выйти из бизнеса многие ювелирные предприятия. Они не могли конкурировать с контрабандным золотом, за которое не платят налоги, а премии ниже налога с продаж. Многие ювелирные предприятия, вероятно, будут выведены из бизнеса в результате обмена наличных. Контрабанда будет расширяться, особенно если покупательная способность рупии снизится из-за общественного недоверия к рупии как к деньгам.

Сообщество центральных банков во главе с Банком международных расчётов было обеспокоено ростом индийского спроса в то время, когда китайские граждане поглощали большую часть бесплатной поставки вновь добытого золота и лома. Почти наверняка назначение Рагурама Раджана (Raghuram Rajan) в сентябре 2013 года управляющим Резервного банка Индии обусловлено стремлением поставить под контроль спрос на золото, потому что он принадлежит к правящим кругам Банка международных расчётов. Он в целом провалил эту миссию, и срок его пребывания на посту не был продлён по неизвестным причинам, если только он не захотел вернуться к спокойным академическим кругам и посту вице-председателя Банка международных расчётов.

Это не характерно для карьеры центрального банкира на пике его власти и влияния. Возможно, Раджан понял, что его попытка управлять спросом на золото не работает, Моди был опасен для его наследия в Резервном банке, и он не мог сохранить репутацию. Недавно цитировали его слова о том, что способность Резервного банка говорить «нет» нуждается в защите. Это было сказано через несколько месяцев после того, как он отказался от остаться на второй срок. Отражало ли это некое случившееся событие?

В заключение скажем, что неожиданный захват денег со стороны индийских властей усиливает восприятие обществом правительства как коррумпированного, крайне бюрократического и неэффективного. Подозрение общества в отношении того, что бумажные деньги в конечном счёте ничего не стоят, будет усиливаться в общественном сознании. Ускоряющийся спад покупательной способности рупии является одним из наиболее вероятных экономических последствий г-на Моди, что дестабилизирует его страну и правительство.

Взгляд банка HSBC на возможный исход: http://www.forbes.com/sites/timworstall/2016/11/20/hsbc-says-demonetisation-will-slow-indias-gdp-growth-by-1/#1d3e8e7676e3

аватар

Маклауд, Алесдер

Macleod, Alasdair

Британский финансовый аналитик и комментатор.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.