Еще больше совершенно безумных пенсионных новостей

пенсии

Война и пенсии – казалось бы, совершенно не связанные понятия. Но – если говорить о том, как далеко мы заехали в Сумасшедший Город, – они ведут мир в одном и том же направлении.

Если средневосточная (или азиатская!) война не взвинтит цены на нефть и не подтолкнет глобальную экономику в рецессию, то к тому же результату могут привести пенсии. Вот отрывок из намного более длинной статьи New York Times, которую следует прочитать полностью, чтобы получить представление о том, во что превратились государственные финансы:

Месячная пенсия $76,000: почему в штатах и городах закончились деньги (A $76,000 Monthly Pension: Why States and Cities Are Short on Cash)

Президент орегонского государственного университета придает новый смысл идеи пенсионера.

Джозеф Робертсон (Joseph Robertson), хирург-офтальмолог, ушедший прошлой осенью на пенсию с должности руководителя Орегонского университета здоровья и науки, получает самую большую государственную пенсию в штате.

$76,111.

В месяц.

Это значительно больше, чем среднестатистическая орегонская семья зарабатывает в год.

Орегон – как и многие другие штаты и города, включая Нью-Джерси, Кентукки и Коннектикут, – оказался в самодельной фискальной ловушке. Его экономика растет, но издержки на пенсионную систему штата растут быстрее. Все больше госслужащих выходят на пенсию, включая более 2,000 таких, как д-р Робертсон, чьи пенсии превышают $100,000 в год.

Штат не является самым расточительным плательщиком пенсий в Америке, но его растущие издержки примечательны отчасти потому, что Орегон известен своей фискальной дисциплиной. Его опыт показывает, как ошибочные финансовые решения штатов могут в конечном итоге отразиться на местных общинах.

Издержки Орегона раздуты из-за того, как рассчитываются пенсии для госслужащих. Некоторые пенсии включают доход, полученный служащими на стороне. Другие пенсионеры пользуются преимуществами давнишних ралли фондового рынка, повысивших текущий размер их выплат.

Например, пенсия Майка Беллотти (Mike Bellotti), главного футбольного тренера Орегонского университета с 1995 по 2008 гг., включает не только его зарплату, но также лицензионные контракты и поощрения, выплачивавшиеся спортивной программой команды Ducks. Пенсия Беллотти составляет больше $46,000 в месяц.

Счет лежит на налогоплательщиках. Система пенсионного обеспечения госслужащих Орегона (PERS) призвала города, округа, школьные округа и другие местные субъекты платить больше, чтобы поддерживать систему на плаву. Им не удается ни договориться, ни поднять местные налоги достаточно быстро. Как следствие, пенсии отодвигают на второй план другие расходы. Урезаны выплаты на важнейшие услуги.

«Достигнута точка, когда уже невозможно делать больше с меньшими затратами – приходится  делать меньше с меньшими затратами», – сказал Нейтан Черпески (Nathan Cherpeski), мэр Кламат-Фолс, города в южно-центральном Орегоне с населением 21,000.

Последний двухлетний счет PERS Кламат-Фолс составил на $600,000 больше, чем предыдущий. PERS предупредила, что счета будут и дальше расти. Черпески пришлось урезать расходы на ремонт дорог и мостов.

Орегон – демократический штат, но на его мятежной республиканской периферии повышение налогов политически непозволительно, и финансовые бедствия длятся еще с 1994 г., когда была сокращена заготовка леса, чтобы спасти вымирающий вид сов. В последнее время все стало еще хуже.

Когда поступили сообщения о человеке, кричавшем и стрелявшем на территории школы в сельском округе Джосефин, помощник шерифа прибыл лишь через 2 часа, говорит Кейт Двайер (Kate Dwyer), председательница совета школьного округа Три-Риверс.

Округ урезал число шерифских патрулей, закрыл департамент психического здоровья и сократил вместимость тюрьмы более чем наполовину из-за нехватки охранников.

Дэйв Валенсуэла (Dave Valenzuela), директор школ Три-Риверс, приписывает последние невзгоды непосредственно PERS. Система управляется на уровне штата, но в значительной степени финансируется за счет обязательных взносов местных правительств.

В этом году Три-Риверс готовился получить первое повышение государственного финансирования образования за многие годы, что должно было отражать рост числа учащихся. Но Орегон поднял на более чем 50% сумму, которую Три-Риверс должен сплачивать в PERS. Поэтому Валенсуэле пришлось урезать учебный год на 5 дней, попросить каждую школу сократить бюджет на 10% и уволить окружного библиотекаря и специалиста по английскому языку.

PERS устанавливает пенсионный счет для каждого субъекта – местного правительства, университетской системы и т. п. – на основе зарплат и демографии его работников. Практически все счета растут.

Это касается и штата, крупнейшего участника системы.

В Орегоне сейчас меньше полицейских, чем в 1970 г., штат тревожными темпами теряет работников детдомов и допустил сокращение подготовок к землетрясениям и цунами. Проведенное в 2016 г. исследование выявило «большое число мостов в критическом или близком к критическому состоянии» из-за «продолжительного неадекватного финансирования».

Затронуты даже процветающие общины. Школьный округ Бивертон, рядом с Портлендом, в прошлом году был вынужден избавиться от 75 учителей, когда его обязательный пенсионный взнос поднялся на $14 млн. И это после того, как в 2012 г. уволили 340 учителей.

«Я провожу общественные собрания, и родителей это просто озадачивает», – сказал Марк Хесс (Mark Hass), член сената штата от Бивертона.

Золотая жила

Необычный метод расчета пенсий в Орегоне ведет к щедрым выплатам.

На протяжении десятилетий PERS рассчитывала пенсии двумя способами, и пенсионеры могли выбрать тот, что дает большие цифры.

Первый способ похож на то, что делает большинство штатов: пенсия основывается на последней зарплате каждого работника и его стаже. Но законодатели Орегона включили золотую жилу, переопределив «зарплату» так, чтобы она включала вознаграждения из любых источников.

Именно благодаря этому Беллотти, бывший футбольный тренер, получает третью по размеру пенсию в штате, примерно $559,000 в год.

Как подобное возможно? Легко. Дайте людям возможность обойти систему, и они будут постоянно ее использовать. Профсоюзам госслужащих было позволено взять под контроль процесс определения штатом и местными правительствами пенсионных условий, а политики их поддержали, потому что более высокие пенсии переносят текущие издержки в будущее, когда с ними придется разбираться кому-то другому.

Проще говоря, политики и профсоюзы госслужащих меняли правила, чтобы обогатиться, и на протяжении целого поколения делали это безнаказанно. Но теперь истекают сроки по счетам, а им, похоже, по-прежнему все равно. Им «пообещали» сумасшедшие суммы денег, и они собираются их получить, даже если это означает парализовать важнейшие государственные услуги и обанкротить налогоплательщиков.


Если это зловеще напоминает отношение крупных банков, демонстрировавшееся ими в 2000-е, когда они выплачивали рекордные бонусы спустя год после получения мультитриллионных дотаций, то это потому, что, по сути, здесь проявляется тот же аспект нашего характера, только в других масштабах. Человеческая природа фрактальна.

Последующее развитие событий также предсказуемо: все большее число пенсионных планов будут терпеть крах, так как у штатов и городов заканчиваются наличные, и результирующий хаос приведет к тому, что федеральное правительство поможет им очередными пятью или больше триллионами долларов налогоплательщиков. Только в этот раз – когда долг на всех уровнях общества минимум в два раза больше, чем когда банки получили свои дотации – результат, особенно на валютных рынках, может быть далеко не таким утешительным.

аватар

Рубино, Джон

Rubino, John

Основатель портала DollarCollapse.com, соавтор вместе с Джеймсом Терком книги Крах доллара (The Collapse of the Dollar, Doubleday), и автор книги Чистые деньги: в поисках успешных акций в зеленых технологиях (Clean Money: Picking Winners in the Green-Tech Boom, Wiley).

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.