zoom  +  +

Грядущий спад

7 августа 2014

25.07.2014

Правительства и центральные банки не достигли особых успехов в деле экономического восстановления после краха банка Лиман шестилетней давности. Решению проблемы не способствует и зависимость от статистики, откровенно фальшивой. Это особенно свойственно данным о реальном ВВП, состоящего из номинального ВВП, сдутого предполагаемой ценовой инфляцией. В первую очередь мы должны обсудить корректировку с учетом инфляции.

Идея о том, что существует такое явление, как корректное измерение ценовой инфляции, справедлива лишь в воображении специалистов по эконометрике. Индекс, который мог бы теоретически быть корректным, действует впоследствии в полностью искусственной конструкции неизменяемой, «равномерно движущейся экономики»: иными словами, экономики, где каждый работающий человек занимается одним и тем же, производя одно и то же количество, сохраняет одно и то же соотношение наличной ликвидности и покупает одни и те же товары в одних и тех же количествах. Более того, количества товаров в бизнесе должны также быть статичными.

Для подобных условий должен быть исключен любой человеческий выбор. Только тогда любые различия в ценах могут быть приписаны изменениям в количестве денег и кредита. Помимо этой фикции, никакого точного индекса создать невозможно, потому что не все экономические транзакции отражаются в отчетах. Более того, в индекс встроены искажения, к примеру, превышается нагрузка потребительских расходов относительно капитальных инвестиций, и в него включается деятельность правительства, результаты которой пользователи получают бесплатно или за счет субсидий. Покупка предметов искусства, фондовых инвестиционных инструментов или домов настолько же являются  экономическими транзакциями, насколько и покупки буханки хлеба, но эти действия, и многие им подобные, как правило, исключаются. Хуже того, под тем или иным предлогом часто производятся корректировки для сокрытия роста цен в составляющих индекса.

Экономическая активность также лишь избирательно включена в ВВП, который, по идее, должен отображать совокупность транзакций в стране за период времени, выраженную в общей массе денег. Идеальный показатель ВВП должен включать все экономические операции, и в этом случае отражать изменения в потребительских предпочтениях, изъятых из статичного ценового индекса. Но их невозможно идентифицировать, чтобы определить разницу между изменениями в силу экономического прогресса и изменениями, связанными с денежной инфляцией.

Для дальнейшего пояснения по этому пункту давайте представим, что в экономике страны не меняется количество заработанных денег, имеющихся в виде наличных, заемных средств или выплаченных в период между двумя датами. Как в данном случае будет меняться ВВП? Очевидный ответ – никак. Люди могут производить и покупать различные продукты и предлагать и платить за разные услуги разные цены, но если в целом сумма потраченных денег остается неизменной, то ВВП изменить невозможно. Вместо того, чтобы измерять экономический рост, этот бессмысленный показатель лишь отображает количество потраченных денег.

В итоге на данный момент все выглядит так: правительства используют ценовой индекс, для которого не существует никакого осмысленного теоретического обоснования, чтобы раздувать денежные суммы, которые якобы демонстрируют прогресс в экономике. Торопясь  избавиться от реальности рынков, мы использовали бездумные идеи, где применяются сомнительные цифры. И эту ошибку совершенно не признают большинство экономистов, рыночных аналитиков и, конечно же, политиков.

Это также объясняет некоторую несвязность между денежной и ценовой инфляцией. Ценовая инфляция в данном контексте относится к увеличению цен в связи со спросом, возникшим благодаря дополнительным деньгам и кредиту. Как уже было сказано, свеженапечатанные деньги сегодня тратятся на активы и финансовые спекуляции, и исключены как из ВВП, так и из его индекса цен.

Само собой разумеется, что действия, основанные на неверных допущениях, не достигнут намеченного результата. Считается, что выпуск новых денег и увеличение кредита не вызывают инфляцию, потому что так говорит статистика. Но, как мы уже видели, статистика избирательна, она концентрируется на текущем потреблении. Объективное исследование более обширных последствий откладывается, и больше всего это касается попытки прийти к пониманию более масштабных эффектов денежной инфляции. Это приводит нас ко второй ошибке: мы игнорируем тот факт, что денежная инфляция – это перемещение капитала от населения к создателям новых денег и кредита.

Перемещение капитала посредством денежной инфляции на начальном этапе производится выборочно, до того, как его распределяют в более общем порядке. Эмитентами новой валюты и кредита являются правительства и банки, которые извлекают максимальную пользу из использования их перед тем, как вырастут цены. Но больше всех теряет большая часть населения: к тому времени, как новые деньги проявятся в широком обращении, цены уже повышаются, отражая их появление.

Денежная инфляция повсюду перемещает реальный капитал из рук обычных людей, живущих на фиксированную зарплату или имеющих сбережения. Например, в США с момента краха Лиман объем денег на депозитах увеличился с $5.4 трлн до $12.9 трлн. Это демонстрирует, насколько из-за денежной инфляции обесценились реальные вклады, и этот продолжительный эффект постепенно проявился за счет снижения покупательной способности тех первоначальных депозитов. Масштабное перемещение капитала от населения к правительствам и коммерческим банкам, которое является дополнением к видимым налогам, сдерживает экономическую активность.

Предполагаемая стимуляция экономики за счет монетарных средств держится за счет небрежного анализа и невежества проигравших. К несчастью, этот процесс после запуска трудно остановить без демонстрации реальной слабости правительственных финансов и хрупкости банковской системы. Правительства, отягощенные расходами на социальные нужды, оказались в долговой ловушке, из которой они не способны выбраться. Многие руководители центральных банков считают, что переход экономики из отсутствия денежной дисциплины к базированию на принципах металлических денег создает угрозу возникновения серьезного банковского кризиса.

Кризис действительно случится, но, вероятно, его причиной станет неспособность населения, лишенного покупательной способности своих фиксированных зарплат и сбережений, покупать по ценам, которые будут требовать от них предприниматели. Это называется спадом – устаревшим термином, обозначающим одновременное снижение производства и спроса. Никакие, даже нулевые или отрицательные, ставки не спасут банки от этого все более вероятного события по одной простой причине: если и дальше перекачивать деньги от населения посредством денежной инфляции, то лекарство в итоге убьет  пациента.

Растет уверенность в мировом экономическом прогнозе, который носит глубоко тревожный характер. Страны, одержимые социальным благополучием, продолжают доводить своих граждан до нищеты, обесценивая свои валюты. Как показывает отчаянное увеличение денежной массы в Японии, вместо улучшения экономического прогноза страна все больше погружается в кризис, объяснения причин которого даны в этой статье. К несчастью, мы все идем по тому же разрушительному пути.

Комментарии (2)

оо

07.08 2014 11:58

и только в России, хоть все население закредитовано и потребительский спрос падает, цены все равно растут. Вот ведь вопрос откуда деньги на покупки по растущим ценам? А если не покупают, то почему торговцы не роняют цены?

A. Rand

10.08 2014 00:51

Хотите знать, насколько близок этот день? Обратите внимание на деньги. Деньги – барометр состояния общества. Если вы видите, что взаимоотношения в обществе осуществляются не на основе добровольного согласия сторон, а на основе принуждения; если вы видите, что для того, чтобы производить, требуется разрешение тех, кто ничего никогда не производил; если вы видите, что деньги текут рекой не к тем, кто создает блага, но к тем, кто создает связи; если вы видите, что те, кто трудится, становятся с каждым днем беднее, а вымогатели и воры – богаче, а законы не защищают первых от последних, но защищают последних от первых; если вы видите, что честность и принципиальность равносильны самоубийству, а коррупция процветает, – знайте: это общество на краю пропасти. Деньги – слишком благородный посредник, чтобы вступать в спор с автоматом, чтобы заключать сделки с жестокостью и порочностью. Именно деньги не позволят стране существовать, если в ней идея собственности смешалась с идеей награбленного.

Добавить комментарий

Маклауд, Алесдер

Macleod, Alasdair

avatar

Британский финансовый аналитик и комментатор.



Партнеры






Семинар



Share

  • twitter
  • facebook
  • linkedIn