The Gold Report: Экономика Греции снова находится в центре событий, а греческий парламент недавно проголосовал за крайние меры жесткой финансовой политики, включая сокращение бюджетных расходов на $40 млрд, а также распродажу активов на $72 млрд. Эрик, в нашей мартовской беседе вы были довольно сильно обеспокоены коллапсами Греции, Ирландии и Исландии. Вы считаете эти новые жесткие меры экономии еще одним шагом на пути к краху, или они сигнализируют об отсрочке?

Эрик Спротт: Именно Евро-тройка предоставляет деньги, позволяющие реально предотвратить коллапс, с точки зрения финансового рынка. Программа сокращения расходов приведет к экономическому краху в Греции, но, по крайней мере, дает им шанс получить помощь от тройки. Тройкой я называю ЕЦБ (Европейский центральный банк), МВФ (Международный валютный фонд) и, возможно, БМР (Банк международных расчетов).

Думаю, Греция не сильно отличается от других, будь то Исландия или Ирландия. Большинство правительств в мире приняли на себя дополнительные валютные и бюджетные обязательства из-за финансового кризиса. Например, у США не было бы дефицита бюджета в размере $1,5трлн, если бы не кризис 2008 года, потому что у нас не было бы нынешних программ в поддержку банковской системы, которую каждый считает слишком большой, чтобы обанкротиться.

В течение довольно продолжительного периода времени я считал, что банковская система чрезмерно живет с огромным финансовым плечом. Активы на балансе не стоят столько, сколько они стоили бы в нормальной финансовой среде, и если бы банкам пришлось продать активы, большинство из них обанкротились бы в такой ситуации. Кому продавать эти активы?

Представьте себе греческий банк, который обращается в любой другой банк мира, предлагая на продажу греческие ипотечные займы, кредиты греческим компаниям и греческие же облигации. Покупателя нет, так что правительству, по сути, приходится вмешиваться, как это было в Ирландии, Исландии, Великобритании, США и Японии. Это случилось почти во всех странах, где правительствам пришлось спасать финансовую систему.

Эта страна с населением в 11 миллионов человек – примерно как в провинции Онтарио – практически развалила всю систему, как Lehman Brothers почти развалил всю систему. Чем был Lehman? Он был как прыщик, и Греция тоже не особо важна. Но они хотят предотвратить падение первого домино, потому что если первая косточка упадет, то я могу с точностью сказать, что произойдет. Вот это каждый и пытается предотвратить. Это просто охватит все банковские системы.

TGR: Существует ли такая возможность, что Греция и другие страны с долговыми проблемами договорятся о сокращении задолженностей на 20%, 40% и так далее? Конечно, это тоже будет плохо, но это лучше дефолта.

ES: Это во всех отношениях и будет дефолтом. Некоторые рейтинговые агентства предположили, что добровольное рефинансирование, о котором все говорят, может все равно официально считаться дефолтом, так как всем известно, что то, что они получают взамен того, что отдают, не стоит 100 центов на доллар.

Если в Греции к власти придет новая партия, ее руководство может заявить, что они разрывают это соглашение и объявляют дефолт, потому что для Греции, возможно, так будет лучше. Конечно, сильные мира сего этого не хотят. И тройка тоже не хочет этого, как и правительство Греции. Они пытаются ликвидировать эту инфекцию в корне.

TGR: Но вы предполагаете, что инфекция, в конечном счете, возьмет свое.

ES: Это вроде бы и происходит, разве не так? Самые слабые – Исландия и Ирландия – уже сброшены со счетов. Греция была третьим слабым местом. Кто знает, что будет дальше?

TGR: Когда мы общались в марте, вы сказали, что рано или поздно люди поймут, что лучше иметь реальные активы в физических металлах, чем банковские счета.

ES: Я всегда так считал, и сегодня это еще ближе к истине. Что бы вы выбрали – деньги в греческом банке или золото? Деньги в египетском, ирландском или исландском банке или золото? Исландия провела девальвацию; если у кого-то в Исландии были сбережения в золоте, они вообще ничего не потеряли.

Не стоит забывать и о валютном риске банковского депозита. Даже гражданин США, имеющий золото вместо банковского депозита, окажется в выгоде, потому что покупательная способность доллара падает в международном масштабе.

TGR: Поэтому вы назвали золото инвестицией прошлого десятилетия.

ES: Именно.

TGR: А нынешнее вы назвали десятилетием серебра, сказав, что на основании исторического соотношения золота к серебру последнее может продемонстрировать результаты, втрое лучше показателей золота. Вы все еще верите в возможность опережающей динамики на этом уровне? И, если да, то в каких временных пределах?

ES: Очень сложно назвать точные временные рамки, потому что может произойти очень много событий, но я действительно считаю, что соотношение золота к серебру достигнет 16:1. Я определенно верю в то, что в этом году золото может подорожать до $1600 за унцию, и хотя я не думаю, что унция серебра в этом году будет стоить $100, в ближайшие три-пять лет соотношение золото/серебро определенно достигнет 16:1. Кто знает, что произойдет за это время? Золото может подорожать и до $2500 за унцию.

TGR: Цена на золото старательно росла на протяжении 200-дневного скользящего среднего, в то время как серебро оставалось на месте. Вы предвидите момент, когда цены на металлы просто выйдут за рамки?

ES: Да, думаю, это случится. Когда люди спрашивают, когда я сойду с золотого поезда, я отвечаю, что решусь пересмотреть свою позицию, если правительства и центральные банки начнут действовать ответственно. Я бы сказал, если это превратится в манию вроде NASDAQ 2000, можно подумать о выходе из инвестиции. Конечно, если золото сделают официальной валютой, мне больше не нужно будет им владеть, потому что я мог бы конвертировать свою валюту в золото или серебро в любое время.

Так что сложно определить, когда это случится. В начале этого года я был полностью уверен, что серебро с легкостью дойдет до $50 за унцию, и, в сущности, так и случилось. Я думаю, серебро будет довольно уверенно расти после небольшого спада и в этом году установит новый рекорд цены.

TGR: Лариса, в Sprott Money в этом году тоже наблюдалось повышенное внимание к серебру в сравнении с золотом?

Лариса Спротт: Когда мы последний раз общались в марте, спрос на серебро в долларовом отношении превышал спрос на золото примерно в пять раз – мы продавали больше серебра в долларах, чем золота. На рынке серебра произошла ценовая коррекция, и в течение последнего месяца оно было волатильным товаром. Я отметила довольно мощный сдвиг продаж в сторону золота. В долларовом эквиваленте золото сейчас продается чаще серебра в соотношении 3:1.

Люди не то чтобы потеряли интерес к серебру, но они пока что не решаются его покупать из-за нестабильности на рынке. Я думаю, что как только цена серебра продемонстрирует большую стабильность, наши продажи вернутся на вышеупомянутые уровни.

TGR: Люди все еще стремятся вступить во владение своими покупками или чаще оставляют их в ваших хранилищах?

LS: Они стараются забрать металл, потому что в данный момент мы предлагаем хранение только в пределах Соединенных Штатов. Некоторые из наших американских клиентов опасаются, что конфискация, подобно сценарию 1933 года, случится вновь, так что они предпочитают хранить в Канаде или еще где-то за рубежом. Мне встречались люди из таких мест, как Флорида и Вашингтон, которые забирали свой металл, чтобы отправить его в банковскую ячейку в Канаде.

Мы открываем хранилище в Канаде, но услуги сможем оказывать только через 3-6 месяцев. Многие клиенты говорят, что как только мы откроемся, они перевезут туда свой металл.

TGR: Что еще нового в Sprott Money?

LS: Мы стараемся расширить наше присутствие в США. К октябрю этого года мы планируем открыть Нью-йоркский офис. Мы также готовим к продаже слитки и монеты Sprott к началу 2012 года. И, будучи ярым сторонником GATA (Золотого антритрестового комитета), я с радостью объявляю, что, начиная с августа этого года, мы будем продавать золотую монету GATA на предстоящей конференции в Лондоне.

TGR: Мы обратили внимание на то, что Sprott Money является генеральным спонсором конференции GATA «Золотая лихорадка» - 2011, которая будет проводиться в Лондоне в августе. Как у вашей организации появился интерес к GATA, и что им пришлось сказать?

ES: Когда я начал интересоваться инвестициями в золото и серебро в 2000 году, одними из самых откровенных – и кому я сейчас очень благодарен – были ребята из GATA, предполагавшие, что центральные банки совместными усилиями подавляли цену золота. Это выглядело довольно убедительно, потому что центральные банки продавали колоссальные объемы золота, что сейчас, впоследствии, кажется величайшей глупостью. Уже после того, как все сделано, это выглядит самой большой глупостью всех времен. Прошло 10 лет, и где эти продавцы 400 тонн золота – покупают те же 400 тонн золота.


GATA был готов бросить вызов системе и изучать информацию о том, что стоит за различными правительственными мерами, почему они так поступали и почему они всегда акцентировали внимание на своих продажах золота, из-за чего цена всегда падала. Все их отношение к золоту выглядело нелепо.

Ребята из GATA много сделали для увеличения интереса к золоту. Они оказали невероятную помощь, показывая людям, что происходит на рынках драгметаллов. Они провели прекрасную конференцию в Доусон-сити в 2005 году.

Люди, выступавшие там – и те, кто будет выступать на грядущей конференции GATA в Лондоне – независимые мыслители, не подверженные влиянию условностей. Они обычно действуют вопреки тенденциям. Чтобы быть еретиком, придется потрудиться, потому что приходится бороться с казалось бы очень серьезными доводами. Это просто первосортные люди. Когда я оглядываюсь на последние десять лет, я думаю, что скептики и откровенные люди – вот реальные герои.

Если бы к ним прислушалось больше людей, то эти люди бы не пострадали от такого финансового ущерба, как за последние десять лет. Конечно, имей они золото и серебро вместо любой другой инвестиции, они бы оказались в лучшем положении.

TGR: Вы отметили, что когда центральные банки начали продавать золото около десяти лет назад, они фиксировали худшую из возможных цен, заранее объявляя о своих намерениях. Сейчас происходит то же самое, когда они объявляют о намерении купить?

ES: Только сообщают они об этом уже после покупки. Например, в 2008 или 2009 году Китайский центральный банк объявил о покупке 400 тонн золота за четырехлетний период, но это было уже после свершившегося факта. Очевидно, эти покупки были активной движущей силой на рынке. Китай ни о чем не информировал последние 3-4 года, но я подозреваю, что все это время он покупал. Недавно Центральный банк Мексики объявил о приобретении 93 тонн, что, несомненно, наводит на мысль о программе покупки.

Вероятно, в этих операциях должна в любом случае быть прозрачность. Центральные банки должны сообщать населению стран, которые они представляют, о том, во что они вкладывают народные деньги.

TGR: Вы говорили, что GATA основывался на доказательствах тайного соглашения среди финансовых организаций, которое привело к подавлению цены золота. Мы также слышали о рыночных манипуляциях с деривативами. Расскажите нам немного об этом.

ES: Во-первых, поймите, что рынок сырьевых товаров редко имеет дело с физическим сырьем; в действительности это бумажные рынки. Давайте рассмотрим пример.

Мы производим 900 миллионов унций серебра в год. Когда серебро стоило около $48 за унцию, мы ежедневно торговали одним миллиардом унций серебра на бумажном рынке между Лондонской ассоциацией участников рынка драгметаллов (LBMA), COMEX, трастом SLV Silver Trust и кое-какими компаниями в Китае. Так что мы продаем миллиард унций, в то время как для инвестиций доступен лишь один миллион унций физического металла – столько его производится в день. Это удивительно.

Все ругают серебряных спекулянтов, играющих на повышение. Я могу понять, почему они спекулируют на повышение, потому что они, возможно, думают, что они хотели бы владеть металлом. О чем думают те, кто продает миллиард унций, когда в мире не существует такого количества металла, чтобы выполнить эти поставки?

TGR: Что могло бы измениться, чтобы замедлить эти спекуляции?

ES: Должны быть установлены ограничения на позиции и дневные торговые лимиты. Каков конечный результат продажи миллиарда унций, когда столько серебра просто нет на Земле? Короткие позиции на рынке серебра были настолько сильно сконцентрированы в руках четырех крупнейших банков, что просто невероятно. Почему они ставили на понижение такого количества серебра, мне непонятно.

TGR: Давайте обсудим возможности для частных инвесторов.

ES: Я очень доволен, имея очень много драгметаллов, которые с гораздо большей вероятностью сохранят свою стоимость, нежели бумажные активы. И мне так хочется убедить людей покупать больше драгметаллов, потому что я думаю, что они спасут их в очень сложное финансовое время. Но большинство отказывается принимать меры, чтобы хоть немного застраховать себя, имея металлы.

TGR: Если приближается новая финансовая травма, стоит ли инвесторам запастись непосредственно физическими металлами или акции тоже стоит покупать?

ES: Люди боятся за банковскую систему, и я думаю, что они, в конечном счете, вложат свои деньги в золото и серебро. Если цены на металлы будут из-за этого расти, независимо от краткосрочного спада на рынке, в конце концов, народ поймет, что серебряные и золотые акции – это тоже неплохое вложение. Но, возможно, вам придется пережить полугодовой спад.

Мы прошли через такой период в 2008 году. Золото тогда стоило около  $900. Был очень благоприятный момент для покупки золота  и серебра. Сегодня оно стоит  $1500. Я думаю, что в следующий раз, так как золото и серебро привлекают больше внимания благодаря своим внутренним ценностям, это коснется и золотых и серебряных акций.

TGR: Если говорить о будущем, у вас есть или вы планируете купить какие-то акции, которые, по вашему мнению, потеряют в цене меньше рынка?

ES: Скажем прямо – если говорить об индексе HUI, акции драгметаллов выросли в 12-13 раз со дна 2000 года. В долгосрочной перспективе среди владельцев этих акций будет немного проигравших, и, конечно, в целом они все победители. 

Еще несколько месяцев назад все серебряные акции и на бирже росли так мощно, что любой мог выгодно их продать. Важно знать, что большинство людей любят продавать акции-лидеры. При первых признаках проблем вы продаете акции, которые принесли вам максимальную прибыль. И их очень просто продать. Может быть, не так просто продать какие-то акции банков, которые стоят на 60% меньше своего максимума, но не очень сложно продать золотые и серебряные акции, стоящие на 5% меньше максимума, потому что они продемонстрировали хороший рост.

Из-за этого в данной группе больше волатильности. Любые акции, которые сильно выросли в цене, будут волатильнее тех, которые не выросли. Это просто так есть. Те акции, что взлетают вверх, всегда сильнее всех падают, потому что их просто продать. В такой ситуации мы и находимся. Большинство этих акций демонстрировали лучшие показатели в течение последних десяти лет.

Каждый раз, когда на рынке происходит небольшое изменение тенденций, люди продают их. Это не означает общего изменения конъюнктуры. Просто именно так люди реагируют на рыночную распродажу. Подождите немного. Народ снова успокоится по поводу того, куда ему девать деньги.

TGR: Пару недель назад мы обсуждали с Риком Рулом (Rick Rule) и Брентом Куком (Brent Cook) тот факт, что акции большинства компаний-юниоров подешевели на 10-20% с апреля и мая. Они предполагают, что сейчас самое время держать акции некоторых средних и крупных компаний. Учитывая описанный вами способ получения прибыли, вы согласны?

ES: Я вкладывал в акции мелких компаний на протяжении примерно 40 лет, и возможности, которые предоставляют такие акции, значительно лучше тех, что можно извлечь из акций крупных компаний. Всегда так было, потому что их мало покупают, они малоизвестны и недостаточно капитализированы. В сегменте мелких и средних компаний можно сделать многое из того, что в сегменте крупных уже не получится. Можно купить акции молодой золотодобывающей компании примерно за треть от цены акций крупных компаний, потому что те более опытные и туда идут большие деньги. В сегменте мелких и средних компаний появляются возможности, так что я буду следить за ним. При продолжительном ралли я гарантирую, что они обгонят крупные компании.

TGR: Перу – это одно из лучших мест для добычи на планете, но мы наблюдаем падение цен на акции некоторых перуанских добывающих компаний. Вы могли бы это прокомментировать?

ES: Такие риски есть в любой стране. Люди всегда спрашивают, считаю ли я, что американское правительство конфискует золото. Иногда возникают разговоры о национализации золотых рудников в США. Если хотите настоящего беспредела, то это почти так же плохо, как и объявление Олланты Хумалы (Ollanta Humala), нового президента Перу, о том, что какая-то собственность больше кому-то не принадлежит. Это может случиться где угодно. Это одна из проблем, с которой сталкивается инвестор; вы не знаете наверняка, что у политиков на уме.

TGR: Вы с таким же оптимизмом смотрите на акции мелких компаний по добыче как золота, так и серебра?

ES: Так как я думаю, что серебро, вероятно, обгонит золото примерно в 2,5 раза, мне приходится выбирать серебряные акции тщательнее, чем золотые. Вот этим мы и занимались последние полтора года. Так что я определенно предпочитаю акции молодых компаний по добыче серебра.

Когда я изучаю аналитические показатели спроса и предложения, то здесь, насколько я понимаю, все закономерно. Часто рынок не подтверждает твою точку зрения в течение какого-то времени, но важно то, что постепенно она все же находит подтверждение. Да, нам пришлось столкнуться с этой мучительной распродажей золотых акций в 2008 году, но когда оглядываешься назад, то думаешь – черт, о чем же думал рынок?

TGR: Спасибо вам обоим, что были с нами.

аватар

Спротт, Эрик

Sprott, Eric

Председатель совета директоров, генеральный и финансовый директор Sprott Asset Management LP и председателем и главой Sprott Money, Ltd. Имея 35-летний опыт в инвестиционной индустрии, г-н Спротт является главным портфельным менеджером в многочисленных фондах, чьи активы насчитывают несколько миллиардов долларов.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.