Пьер Лассон: «Мы не знаем, чем заменить старые золотые месторождения»

Пьер Лассон

Недавнее повышение спроса на золото отчасти было вызвано напряженной мировой обстановкой. (Bild: ZVG)

Пьер Лассон (Pierre Lassonde), председатель совета директоров компании Franco-Nevada, прогнозирует значительный спад производства в золотодобывающем секторе и предвидит повышение цен на желтый металл.

Пьер Лассон — председатель совета директоров компании Franco-Nevada. C 2002 по 2006 г занимал должность президента компании Newmont. До ноября 2007 г — директор и вице-председатель совета директоров компании Newmont. Ранее г-н Лассон занимал должность директора и президента (с 1982 по 2002 г), а также соуправляющего (с 1999 по 2002 г) компании Old Franco-Nevada. Кроме того, с 1985 по 1999 г, он занимал пост президента и управляющего компании Euro-Nevada Mining Corporation Limited до ее слияния с Old Franco-Nevada. C 2001 по 2002 г — директор компании Normandy.

В прошлом г-н Лассон был председателем и директором Всемирного совета по золоту (World Gold Council), председателем Национального музея изобразительных искусств Квебека (Quebec National Art Museum) и Канадского совета по искусству (Canadian Council for the Arts), а также директором компаний New Gold Inc. и Enghouse Systems Limited. В 1984 г институт CFA (CFA Institute) выдал г-ну Лассону сертификат аналитика финансовых рынков (Chartered Financial Analyst), в 1976-м он стал дипломированным инженером (Ассоциация профессиональных инженеров Онтарио — Association of Professional Engineers of Ontario), в 1973 г закончил магистратуру делового администрирования (MBA) в Университете Юты, в 1971-м закончил бакалавр (по специальности электроинженерия) в Политехнической высшей школе (Ecole Polytechnique), а в 1967 г получил степень бакалавра искусств в Семинарии Сент-Иасента / Монреальском университете (Seminaire de St. Hyacinthe/Université de Montréal). Г-н Лассон был награжден Орденом Канады в 2002 г, в 2013-м внесен в список Канадского Зала славы горнодобывающей промышленности, а в 2015 г назначен председателем Канадского совета по искусству.

Интервью брал Кристоф Гисигер (Cristoph Gisiger).

Лишь немногие добились столь же большого успеха в горнодобывающем бизнесе, как Пьер Лассон. Предприимчивый канадец является соучредителем и председателем компании Franco Nevada, базирующейся в Торонто, ((FNV 99.91 -0.94%). Он первый предложил ввести систему платы за право разработки в золотодобывающем секторе, взяв за основу модель нефтегазовой промышленности. Для инвесторов такая стратегия обернулась золотыми прибылями. Однако сегодня г-н Лассон отмечает, что крупных золотых месторождений не находили уже очень давно, из-за чего цена на золото в ближайшие годы может пойти вверх. Кроме того, по его мнению, благотворное влияние на желтый металл оказывает президент США Дональд Трамп (Donald Trump), а значит для инвесторов золото сегодня выгоднее акций.

Г-н Лассон, пережив несколько трудных для себя лет, золото вновь начинает блестеть. Что будет с ценой?
На бумажное золото сейчас спрос выше, чем на физическое. Возьмите хотя бы швейцарских аффинажеров: золото у них есть, но оно лежит без дела. Не то что полтора года назад, когда слитки просто улетали с полок, не успевая там появляться. Стало быть, все внимание сейчас на рынок бумажного золота, на фьючерсный рынок.

Почему?
Недавнее повышение спроса на золото отчасти было вызвано напряженной мировой обстановкой. Сейчас много говорят об обострении отношений между Северной Кореей и президентом Трампом. Я лично с Трампом не знаком, но немного все же его знаю. После выборов я говорил, что он завяжет администрацию США в узел, потому что его действия непредсказуемы. Неизвестно, что у него на уме, но так управлять страной нельзя.

Как это связано с золотом?
Ни один из хозяев Овального кабинет не делал таких бредовых заявлений, как г-н Трамп. Золото от этого только выигрывает. После американских выборов я сказал, что пребывание Трампа в Белом Доме негативно скажется на долларе. Цена на золото зависит непосредственно от американской валюты. По сути, золото — это «антидоллар»: сильный доллар — слабое золото; слабый доллар — сильное золото. И сейчас происходит именно то, о чем я говорил: доллар снижается, а значит растет цена на золото.

Как Вы думаете, что будет с золотом дальше?
Предполагаю, что в этом году цена будет колебаться в районе $1250 – $1350, а на следующий год немного поднимется до $1300 – $1400. Но для того, чтобы золото снова вошло в бычий рынок, нужны признаки инфляции. Пока что таковых не наблюдается. ФРС и другие центральные банки накопили огромные резервы. Но инфляции нет, потому что деньги остаются в банках, а те не выдают кредитов. Следовательно, нет эффекта мультипликации. Но произошедшее недавно в США, я имею в виду двойной удар, нанесенный ураганами Ирма и Харви, потребует колоссальных затрат на восстановление. И вот тут стрелка наконец-то может сдвинуться в сторону инфляции. Кроме того, у Европы дела идут намного лучше. Так что, думаю, рано или поздно инфляция все же начнет набирать обороты.


Что это значит для горнодобывающей промышленности?
Когда золото стоит $1300, то дела в целом идут неплохо. Я всегда говорю: «Если при такой цене вы не умеете зарабатывать, то этот бизнес не для вас». Цена отличная, и на ней можно заработать. Но отрасль заметно уменьшилась. Когда в конце 2015-го цена упала до $1000, все в этом бизнесе слишком разжирели. Получилось, что люди остались не удел, отрасль сжалась, уменьшилась, и многие юниоры оказались за бортом.

Каковы последствия?
Снижение производства сильно повлияет на цену. Возьмите 70-е, 80-е и 90-е годы, в каждое из этих десятилетий открывали хотя бы одно месторождение на 50+ млн унций, хотя бы десять залежей на 30+ млн унций и бесчисленное количество золотых рудников на 5-10 млн унций. А за последние 15 лет не было найдено ни одного месторождения на 50 млн унций, ни одного на 30 млн, и всего несколько залежей на 15 млн унций золота. Где найти такие же огромные месторождения как раньше? Чем их заменить? Мы не знаем. Сейчас таких крупных месторождений нет.

Почему больше не находят таких больших залежей?
Золотодобывающая отрасль занимается чем угодно, но только не вложением средств в разведочные работы. Они не выделяют денег на исследования и разработки, на новые технологии, необходимые для разведки. Как сейчас работает отрасль? Им надо лет семь, чтобы начать разрабатывать новое месторождение и приступить к производству. Так что совсем неважно, какой будет цена на золото в ближайшие несколько лет. Объемы производства падают, а это значит, что намечается явная тенденция к повышению.

Почему не выделяется больше денег на разведочные работы?
Золотодобывающая отрасль заметно сократилась. Кроме того, шумиха вокруг индексных фондов сильно изменила рынки ценных бумаг. К компаниям, инвестирующим в индексные фонды, стали относиться как к избранным. Тех же, кто не входит в индексный фонд, просто игнорируют. Они становятся сиротами, так осиротели юниоры-золотодобытчики.

Как это влияет на финансирование горнодобывающей отрасли?
Дело в том, что для работы в этом секторе нужно огромное терпение и деньги. С деньгами сейчас туго. И уже много-много лет инвесторы не хотят рисковать. Если ты не один из избранных, то денег тебе не видать. Сиди на обочине и жди. Раньше больше половины всех открытий делали компании-юниоры. Но последние лет 10 у них нет денег. Так, как же можно найти что-нибудь стоящее, если не финансировать юниоров?

Как в таких условиях идут дела у Franco-Nevada?
Я в полном восторге от горнодобывающей промышленности. Я люблю ее за то, что здесь, как и нефтегазовом секторе, одна пробуренная скважина может принести миллиард долларов. Нам повезло трижды, поэтому меня и называют «счастливчик Пьер».

Как вам это удалось?
В горном деле есть одна старая-престарая поговорка: ищи золото возле рудника. Ведь если матушка-природа создала золотую залежь в одном месте, то где-то рядом, наверняка, есть еще. Как раз этот принцип и сработал в нашем случае. Выкупая в 2007 г Franco-Nevada у Newmont Mining, мы заплатили за компанию $1.2 млрд, в резерве у нас оставалось около 17 млн унций золота, и еще 20 млн унций лежало в рудниках. За следующие десять лет нам удалось добыть около 17 млн унций золота. И сегодня у нас на руках 29 млн унций и еще 30 млн унций в разработке. Много возможностей делают нас сильнее — так и зарабатываются деньги для акционеров.

Самые привлекательные участки чаще всего находятся в странах со сложными политическими и юридическими условиями. Как с этим справляется Franco-Nevada?
Властям очень легко наседать на горнодобывающий сектор, ведь мы не можем никуда увезти шахту. Как только потратишь весь свой капитал, то все, ты застрял. Но всегда есть «ресурсный национализм». К примеру, в 60-х и 70-х гг Чили национализировала все свои медные рудники. Перу поступила также. В Африке они национализировали все и, конечно же, все пошло под откос, пришлось начинать сначала.

В каких странах сейчас сложно работать?
Есть такие страны, где труднее, чем в других, например, Бразилия. Бразилия — удивительная страна, но налоговое законодательство просто ужасное. Такая же история в Южной Америке. Чили — прекрасная некогда страна для инвестиций. Там и сейчас неплохо, но уже не так, как раньше. В Перу всегда были проблемы. Но при всем при этом работать там все же можно. Когда я работал в Newmont, самое крупное наше месторождение золота находилось именно в Перу, и нам удалось извлечь оттуда всю возможную прибыль. Так что все отлично. Аргентина сейчас возвращается. В 90-х там было хорошо, сейчас уже хуже.

Как это сказывается на стратегии Franco-Nevada?
С деньгами надо уметь обращаться: быть осторожным, но в то же время вкладываться в разные сферы. Разнообразие в нашем деле — очень важная штука: нельзя класть все яйца в одну корзину. Franco-Nevada не собирается застревать. Что делаем мы? На каждом месторождении и в каждой стране мы ограничиваемся 10-15% своего портфеля. Поэтому, если вдруг случится что-то катастрофическое, то пострадает только небольшая часть компании.

Как и у многих другие золотодобывающих предприятий, главный офис Franco-Nevada находится в Торонто. Почему именно Канада, что в ней особенного?
Горная промышленность всегда будет в Канаде — так распорядилась природа. Канада — вторая страна в мире по площади суши. А чтобы заниматься горным делом нужна земля. Так что благодаря огромным территориям, демократии, правительству, которое поддерживает и горнодобывающую отрасль, и университеты, дающие нам хороших специалистов, мы всегда будем заниматься горным делом. В Канаде действует очень строгое законодательство по охране окружающей среды, кроме того мы должны учитывать интересы коренного населения. Поэтому любая компания, работающая в Канаде, сможет разрабатывать месторождения в любой стране мира.

Что бы Вы посоветовали инвесторам, интересующимся золотом?
Это очень интересно. Если взять последние лет сто, то были периоды по 10-30 лет, когда лучше было заниматься акциями. Но потом наступали другие периоды, длящиеся по 10-15 лет, когда выгоднее оказывалось золото.

В каком периоде мы сейчас?
Возьмем фондовый индекс Доу Джонс индастриал (Dow Jones Industrial). На мой взгляд, как раз Dow и есть выражение финансовых активов. Золото же наоборот представляет физические активы: недвижимость, картины и т.д. Так что если посмотреть на золотой цикл, длившийся с 1966 по 1980 г, то можно увидеть, что соотношение между Dow и ценой на золото в начале составляло почти 28:1. Одна единица Dow продавалась за 28 единиц золота. Потом тенденция начала меняться и, соотношение это снизилось до 1:1. В 30-х годах наблюдался такой же цикл. Dow упал примерно с 360 пунктов в 1929 г до 36 в последующие годы. Потерял ни много, ни мало 90% своей стоимости. С другой стороны, цена на золото поднялась с 20 до 34, и соотношение составило почти 1:1, как и в конце цикла 1966-1980 гг.

Что это значит для сегодняшнего инвестора?
Сегодня Dow выше 22,000 пунктов, а золото стоит около $1300. Соотношение получается 18:1, и четко видно, что тенденция начинает меняться. Что будет, если мы снова вернемся к соотношению 1:1? Цена на золото поднимется до небывалых высот, но к этом никто не готов. Я знаю не больше, чем кто-либо другой, ведь речь идет о будущем. Но за последние 100 лет такое случалось уже дважды. Так что, думаю, что шансы, что это случится и в третий раз, достаточно велики. В истории все повторяется, не всегда один в один, но очень похоже. Поэтому лучше все-таки иметь немного золота, чем не иметь вообще. Инвестору средней величины я бы посоветовал взять себе за правило иметь в своем портфеле 5-10% золота.

аватар

Лассон, Пьер

Lassonde, Pierre

Председатель совета директоров компании Franco-Nevada.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.