Махинации с возобновляемым топливом

Больше нельзя продавать просто бензин.

Большинство американцев даже не подозревают, что в баки своих автомобилей заливают совсем не бензин, а смесь бензина и этилового спирта: 10% этанола и 90% бензина (E10).

«Дизельное топливо» в Америке чаще всего тоже совсем не дизельное.   

В реальности, жидкость на нефтяной основе смешана с биодизельным топливом не нефтяного, а растительного происхождения (как и этанол).

И это требование не рынка, это требование государства.

Несколько лет назад в США был принят Стандарт возобновляемых видов топлива (Renewable Fuel Standard, RFS). Он требует «вмешивать» океаны кукурузы с этанолом и биодизелем в общую систему поставки топлива — якобы, для того, чтобы снизить зависимость Америки от импортной (и невозобновляемой) нефти.

Идея со стороны государства хорошая, но в действительности все не так здорово.

RFS поднял стоимость не только очистки и реализации, но и расходы автомобилистов — теперь им приходится больше платить за разбавленное топливо и менять топливные системы автомобилей на совместимые с недобензинным (и как бы дизельным) топливом, продвигаемым правительством.

Такое разбавленное топливо, как это ни странно, еще и менее эффективно. Расход литра чистого бензина на километр ниже, чем расход смеси из 90% бензина и 10% этанола, так как в литре бензина больше энергии, чем в литре E10.

Как и с любыми государственными задумками, люди опять платят больше, а получают меньше.

Но не думайте, что на этом никто не заработает — обязательно заработает, как это обычно бывает, когда государство вмешивается в работу рынка.

Помимо обычных подозреваемых, проталкивающих этанол, например, есть еще одна группа капиталистов, выгодно воспользовавшихся стандартом RFS — крупные нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) и сети автозаправочных станций (АЗС). За счет обязательств по объему возобновляемых видов топлива (Renewable Volume Obligation (RVO)) они легко и несправедливо получают преимущество над более мелкими заводами и независимыми АЗС.

Чтобы понять механизм работы, нужно провести семантический разбор.

Стандарт RFS требует ежегодно производить определенный объем «возобновляемого» топлива и вводить его в общую систему поставок. Но при этом не обязательно, чтобы каждый НПЗ или поставщик/дистрибьютор топлива сам производил необходимый объем.

Они могут выкупать свободные квоты и таким образом выполнять свои обязательства RVO.

Здесь действует тот же принцип, что и при квотах на выброс углерода, когда автомобильные компании, желающие продавать обычные автомобили в штатах типа Калифорния, должны либо вкладывать огромные средства в разработку и строительство электромобилей, совершенно не пользующихся спросом, . . . либо покупать квоты у таких компаний как Tesla, занятых исключительно производством электромобилей. В целях обеспечения соблюдения принятых норм, такие квоты приравниваются к действительному производству необходимого числа электромобилей. Tesla богатеет за счет продажи квот на выброс углерода другим компаниям, фактически вынужденным спонсировать ее бизнес за свой счет.

RVO действует по такому же принципу.

Каждому НПЗ/поставщику назначается производственная квота на возобновляемое топливо — ситуация очень похожа на ситуацию с автомобильными компаниями, вынужденными заниматься производством электромобилей или покупать квоты у компаний, действительно работающих в этом направлении.

НПЗ/поставщик может добиться соблюдения RVO «своими силами», изготавливая или смешивая свое собственное возобновляемое топливо, или же покупая квоты на то, чего в действительности не производит (или не вводит в систему поставки топлива), у того НПЗ/поставщика, который производит.

Что в одном, что в другом случае, мы видим эффективно узаконенное вымогательство — еще один вид мошенничества, санкционированный государством.

Более крупные НПЗ/поставщики, обернувшие эффект масштаба в свою пользу, выкручивают руки своим более мелким конкурентам за счет RVO. Они манипулируют ценами на возобновляемое топливо, продавая его дешевле мелких конкурентов, а те, в свою очередь, не в силах нести потери, вынуждены (согласно требованиям RVO) выкупать у них квоты по завышенным ценам.

Меж тем, потребители платят больше за разбавленное/возобновляемое топливо, расход которого значительно выше — еще один пинок под зад.

Важно помнить, что все эти условия созданы искусственно — это не спрос и предложение свободного рынка, работающего в интересах каждого. Здесь огромных масштабов «обдираловка», подрывающая рынок за счет установленного законом «спроса» и приносящая выгоду богатым капиталистам, будь то Илон Маск (Elon Musk), глава совета директоров компании Tesla, или кто-то из топливного бизнеса.

Вся эта ситуация с фиксированием цен и явным обманом настолько мерзка, что бывший руководитель управления по расследованию уголовных дел Агентства по охране окружающей среды Даг Паркер (Doug Parker) призвал серьезно пересмотреть всю систему стандарта RFS. Работая теперь в частном секторе, прошлой осенью Паркер составил доклад (здесь), где детально изложил общесистемные проблемы.

Если большой начальник из Агентства по охране окружающей среды признает, что с законом что-то не так — это верный признак наличия в нем больших проблем.

Идея возобновляемого или альтернативного топлива сама по себе неплоха. Вопрос не в этом. Вопрос в использовании хорошей идеи для маскировки и оправдания откровенного надувательства — очередного со стороны олигархов-капиталистов.

Если вам понравилась статья, поддержите EPautos.

От вас зависит, будут ли крутиться колеса! 

Внести свой вклад можно здесь.

Наш почтовый адрес на случай, если вы не пользуетесь PayPal:

EPautos
721 Hummingbird Lane SE
Copper Hill, VA 24079

аватар

ERIC PETERS AUTOS

Блог об автомобилях с либертарианской точки зрения.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.