«От смерти панацеи нет!»

Уго Салинас Прайс

Уго Салинас Прайс

В 1934 г., посредством Закона о золотом резерве (Gold Reserve Act), президент Франклин Делано Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt) девальвировал доллар с $20.67 до $35 за унцию золота.

Девальвация была преувеличенной, подразумевая, что, при $35 за унцию, мир предпочтет владеть американскими долларами – как недооцененными – вместо золота. По этой причине, а также из-за опасений по поводу новой мировой войны, мир транспортировал в США огромное количество золота в обмен на американские доллары.

Как следствие, в конце Второй мировой войны американские запасы золота составили примерно 22,000 т.

Огромной ошибкой, допущенной американской администрацией на международной конференции в Бреттон-Вудсе, Нью-Гэмпшир, в 1944 г., где определялся денежный порядок послевоенного мира, было навязывание миру дефектной денежной системы: фундаментом послевоенной мировой экономики должно было стать золото, поддерживаемое американским долларом, считавшимся – нравится вам это или нет – ничем не хуже золота.

Такая серьезная ошибка привела США и мир к непомерному экономическому искажению: сегодня все производство во всех странах мира и все экономические отношения, как внутригосударственные, так и международные, лишены связи с реальностью.

После войны США продолжили свою излюбленную политику: кредитную экспансию. Как следствие, недооценка доллара 1934 г. превратилась в переоценку, и остальные страны мира стали покупать американское золото, по, как считалось, все более привлекательной цене – $35 за унцию. Соответственно, американские золотые запасы стали сокращаться, поскольку золото покидало страну.

Я помню, как в 1955 г., когда мне было 23 и я возвращался со своей невестой из путешествия в Европу на итальянском пассажирском лайнере «Andrea Doria», я вел послеобеденные беседы в комнате для отдыха со старшими джентльменами об устойчивой потере Соединенными Штатами золота.

В послевоенный период, в результате Бреттон-Вудского соглашения 1944 г., другие страны мира накопили долларовые резервы – «ничем не хуже золота», – что помогло замаскировать последствия постоянной американской кредитной экспансии. Однако в бочке меда была ложка дегтя: проницательный Жак Рюэф (Jacques Rueff), министр экономики при президенте Франции генерале Шарле де Голле (Charles de Gaulle), предупредил последнего, что США, отправляя во Францию американские доллары в качестве платежа за французский импорт в США, расширяют и внутренний американский кредит, и внешний: принятие французами платежей долларами означало, по сути, кредитование США, и, согласно Рюэфу, это было неблагоразумно.

Генерал де Голль, как следствие, настоял на возвращении хранимых в Банке Франции долларов в США и потребовал взамен золото, по праву принадлежащее его стране. В мае 1968 г. Париж сотрясли очень жесткие леворадикальные протесты, и президент де Голль едва не был свергнут. Очевидно, США были недовольны позицией генерала де Голля.

Тем не менее отток золота из Форт-Нокса в другие страны мира не терял размаха. За дешевые доллары можно было купить много золота по цене $35 за унцию.

Как все мы знаем, Форт-Нокс продолжал терять золото до 15 августа 1971 г., когда, при достижении золотыми резервами примерно 8,000 т, президент Ричард Никсон (Richard Nixon) «временно» прикрыл золотое окно. Части Бреттон-Вудского соглашения 1944 г. о «ничем не хуже золота» пришел конец. Неконвертируемый американский доллар – плод воображения – теперь стал основой мировой экономики.

Мировая торговля не остановилась. Мир продолжал вращаться вокруг собственной оси 24 часа в сутки, и страны мира продолжали использовать неконвертируемый доллар как основу своей национальной экономики и банковской системы.

Золотые резервы перестали иметь какую-либо важность для финансовых министров всего мира. Золото стало «варварским пережитком» Дж. М. Кейнса (J. M. Keynes). Главнейшей целью финансовых министров и глав центральных банков стало владение долларами.

Для остальных стран мира отпал вопрос: «Мы не можем позволить себе чрезмерную кредитную экспансию, потому что нам нужно защищать свои золотые резервы». После 15 августа 1971 г. появился новый вопрос: «Нам нужно экспортировать больше, чем импортировать, чтобы иметь растущие резервы американских долларов; потому что, если у нас будет больше долларов, то мы также сможем расширять кредит – как США – и развивать экономику». Если остальной мир хотел иметь больше долларов, чтобы «развивать экономику», то, в конечном итоге, была лишь одна страна, поставляющая необходимые доллары: США.

Как следствие, остальной мир стал стремиться продать США все, что мог, чтобы получить взамен доллары. Национальное благополучие для остального мира требовало оживленного рынка экспорта в США. Те, кому было нечего продавать США, оказались неудачниками. Те же, кто продавал США много всякой всячины, процветали.

В чем был ключ продаж в США для получения взамен важнейших долларов?

Ключ для всех стран был в том, чтобы продавать то, что у них имеется, дешевле, чем локальные американские производители. Другого способа заполучить доллары не было.

Стоит вспомнить, как рады были американцы в 1970-х закрытию своих дымящих, загрязняющих окружающую среду производств и замене их экологически чистыми торговыми центрами и приятными кафе, с пространством для тренировок, солнечных ванн и шоппинга. Те времена воспевали как «озеленение Америки».

То, что случилось с Америкой, – это гипертрофированная греческая трагедия. США уничтожили себя собственными руками. Их огромное преимущество – право эмитировать фундаментальные мировые деньги, доллар, – превратилось в меч, вспоровший их же живот.

Никакого «сделаем Америку снова великой» не будет. Президенту Дональду Трампу (DonaldTrump), в конечном итоге, не удастся провести новую индустриализацию США: это невозможно, если только доллар не перестанет быть мировой резервной валютой. На поверхность выходят огромные трещины в социальной структуре США. Остальной мир в шоке наблюдает за тем, что происходит в США.

США поражены «неизлечимой болезнью». Но привнесем немного веселья в это мрачное эссе:

Хилэр Беллок (Hilaire Belloc), «ГЕНРИ КИНГ, который любил жевать шнурки и в страшных мучениях рано ушел из жизни» (HENRYKING, whochewedbitsofstring, andwasearlycutoff, indreadfulagonies)

К несчастью, юный Кинг привык

Шнурки жевать, класть под язык:

Они в желудке очутились

И в страшные узлы скрутились.

Светила тут же подоспели,

Раздели Генри, осмотрели,

И, скорбно деньги получая,

Сказали, головой качая:

«Какой обидный прецедент –

От смерти панацеи нет!».

Родители давай стенать,

Шнурки и Генри проклинать;

А тот, собрав остаток сил,

Сказал: «Друзья, я вас любил,

Нельзя шнурки жевать помногу!»

Сказал и отдал душу богу.

(перевод: Вячеслав Чистяков)

Возврат США к золоту немыслим. Слишком поздно. Такой шаг породил бы невообразимый социальный хаос в США и положил конец всемогущему «военно-промышленно-конгрессному комплексу». Впереди, по мере усугубления болезни, неизбежно ждет тотальный хаос; но ни один политик не захочет ускорить его наступление путем денежной реформы.

аватар

Прайс, Уго Салинас

Price, Hugo Salinas

Мексиканский миллиардер, глава Мексиканской Гражданской Серебряной Ассоциации (Mexican Civic Association Pro Silver), сторонник австрийской школы экономики, активно лоббирует парламент на предмет принятия серебряной монеты в одну унцию "Libertad" в качестве официальной денежной единицы.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Анатоль76 31.08.2017 в 09:32
Очень верна статья, коротко и понятно.