Он разбогател в Эквадоре, а теперь ищет потерянные золотые города

Авторы: Лора Миллан Ломбрана (Laura Millan Lombrana) и Даниэль Бочоув (Danielle Bochove)

Кит Баррон

Иллюстратор: Сэм Босма (Sam Bosma)

Кит Баррон (Keith Barron) сидит в самом сердце библиотеки Ватикана, склонившись над фолиантом XVII века в переплете из красной марокканской кожи. «Страна наиболее богата золотом во всем Новом Свете, – говорится в одном отрывке. – Здесь живут очень воинственные каннибалы, опустошившие город Логроньо-де-лос-Кабальерос, перерезав испанцев и превратив церкви в пепелища».

У Баррона, геолога по образованию, историка-любителя и профессионального золотоискателя, есть миссия. Два эквадорских «потерянных золотых города» известны лишь по легендам и фрагментам старых текстов наподобие этого, написанного испанским священником, путешествовавшим по региону спустя полвека после разрушения поселений.

После 30 безуспешных экспедиций в попытке воскресить эти города Испания смирилась с их потерей. Баррон с командой исследователей провели годы в поисках по библиотеке Ватикана, огромном Архиве Индий в Севилье, Испания, и небольшим церквям и библиотекам, разбросанным по Латинской Америке. С помощью хроник и карт колониальной эпохи они сузили область поисков до гор Кутуку, поросшего буйными джунглями хребта в 230 милях к югу от Кито. Под густым зеленым ковром погребены руины Логроньо и Севилья-дель-Оро, двух самых удивительных шахтерских городов Империи XVI века, где, согласно сообщениям того времени, горнякам, использующим примитивные орудия, удавалось добывать около 4,100 тройских унций золота в год. (По сегодняшним ценам тройская унция драгоценного металла стоит $1,290).

золото в Перу

Карта XVI века, показывающая местонахождение золотых городов в Перу и Эквадоре.

Иллюстрация: Пол Годе (Paul Gaudet)

У Баррона, до сих пор, как и в юности, увлекающегося книгами Жюля Верна (Jules Verne) и Джека Лондона (Jack London), определенно, есть что-то от Дон Кихота. Он уверен, что сочетание старомодных детективных методов и современной аэроразведки приведет его к тоннелям, грудам камней, мушкетным пулям, подковам или даже колоколам, звонившим при нападении на города туземных племен. «Если мы найдем города, то найдем и золото», – говорит он.

То есть, если верить истории Баррона – а многие действительно верят. Баррон собрал более $5 млн у некоторых из крупнейших имен в горной промышленности, таких как Роб Макюэн (Rob McEwen), основатель Goldcorp Inc., золотого производителя №3 в мире. Они поддерживают поиски Баррона посредством его публичной акционерной компании Aurania Resources Ltd., базирующейся в Торонто, и их энтузиазм обусловлен его прошлой успешной находкой крупного эквадорского золотого месторождения.

До недавнего времени многие в индустрии рассматривали Эквадор как тихую заводь. Канадец Баррон давно придерживался другого мнения, еще с тех пор, как во время путешествия в Кито для изучения испанского языка в 1998 г. подружился с профессором истории и коллекционером карт Октавио Латорре (Octavio Latorre). Именно тогда Баррон узнал о существовании карты колониальной эпохи, датируемой 1574 г., под названием Peruviae Auriferae Regionis Typus, или «Золотые регионы Перу».

В 2012 г. он приобрел копию карты за $15,000 (другие копии находятся в Нью-Йоркской публичной библиотеке и в частных коллекциях). На карте показано семь золотодобывающих городов в Эквадоре и Перу, восходящих к временам инков. Четыре города существуют по сей день; пятый – Намбиха – был найден в 1981 г., когда группа мальчишек, охотившихся на диких кабанов, случайно наткнулась на руины рудника, вырытого конкистадорами. Оригинальные Логроньо и Севилья так и не были найдены, хотя в Эквадоре существуют другие города с такими названиями. Карту сложно назвать точной. Как и на всех картах той эпохи, на ней не указаны широта и долгота, что делает ее всего лишь грубым приближением.

Баррон впервые нашел золото в Эквадоре в 2006 г., открыв месторождение Фрута-дель-Норте. Спустя два года новое левое правительство заморозило геологическую разведку и ограничило производство. Баррон говорит, что рыночная стоимость его компании за один день сократилась более чем на $700 млн. В том же году ее выкупила Kinross Gold за $605 млн, и часть этих денег пошла на финансирование новой компании Баррона. До отмены запрета в прошлом году Баррон проводил разведку в других местах. Ему принадлежит сапфировая шахта в США, проект по разведке урана в Аргентине и доля в нескольких других компаниях. Однако архивные поиски потерянных городов продолжались.

Кит Баррон

Кит Баррон рассматривает карту гор Кутуку в кабинете профессора Октавио Латорре в его доме в Кито.

Фотограф: Лаура Мильян (Laura Millan)

Задача продвигалась медленно, ведь исследователям приходилось читать тексты 400-летней давности – с такими хрупкими страницами, что их нужно переворачивать специальными щипцами. «То была сложная работа, – говорит Карлос Латорре (Carlos Latorre), сын Октавио, привлеченный Барроном. – Даже перевернуть страницу – это очень щепетильный труд».

Команда нашла свидетельства испанцев, защищавших Севилью и Логроньо от нападений индейцев хиваро. Jibaros, как называли их конкистадоры, были знамениты тем, что обезглавливали пленных и затем высушивали головы. Города разрушались несколько раз.

Кит Баррон

Иллюстрация: Сэм Босма

В 2010 г. Баррон нанял Жана-Поля Палье (Jean Paul Pallier), французского геолога, известного среди золотоискателей благодаря открытию месторождения Камп-Каиман во Французской Гвиане. Он был привлечен к проекту «Потерянные города», чтобы соединить историю и геологию – и определить приблизительное местонахождение золотых городов. Документы, повествующие о колониальных походах, оказались особенно полезными благодаря подробным описаниям местности и времени путешествия между поселениями пешком или верхом, что позволило Палье приблизительно рассчитать расстояния. Далее он чертил на карте линии и круги, с каждым описанием сужая круг поисков. В конечном итоге, по его словам, «все указывало на горы Кутуку».

Как только эквадорское правительство в 2016 г. отменило запрет на новые золотые шахты, Баррон не терял времени и подал заявку на концессию на разведку на площади 803 квадратных мили (это почти размер штата Род-Айленд). «Мы сузили поиски Севильи и Логроньо до радиуса 10 миль, – говорит Баррон. – Я почти 10 лет хранил молчание; я боялся, что кто-то нас опередит».

В октябре Баррон разрешил репортеру Bloomberg посетить место поисков. Перед нами раскинулся уходящий в даль волнистый хребет, представляющий собой предгорье более высоких Анд. Вдалеке маячит около 30 вулканических вершин, причем многие все еще активны и большинство возвышается над морем более чем на 4,000 м. Извержения лавы и пепла превратили почву у их подножья в плодородный чернозем. Чтобы достичь джунглей, мы пересекаем высокогорный перевал на фургоне. Четыре столетия назад по этому же перевалу караваны конных повозок возили золотые самородки из сердца амазонских джунглей в Кито и далее – в ближайший порт. Оттуда золото доставляли на кораблях в Панаму, перевозили на мулах от тихоокеанского побережья к атлантическому, грузили на галеоны, направляющиеся в Гавану, откуда оно наконец попадало в Испанию.

Кит Баррон

Иллюстратор: Сэм Босма

Мы углубляемся в амазонские джунгли, достигаем многообещающего скалистого обнажения и дальше идем через джунгли пешком. «Это infiernoverde, зеленый ад, – говорит Баррон. – Здесь плохо пахнет, и тебя постоянно что-то кусает и колет». Мы встречаемся с одной из четырех разведывательных команд Aurania, уже работающих на месте.

Путь через густые заросли прокладывает дюжина местных жителей, потомков хиваро, сражавшихся с вторгшимися испанцами. Хиваро рассказали Палье о демонах, обитающих в горных пещерах, и геолог считает, что некоторые из этих пещер могут быть тоннелями старых испанских шахт. «Они знают секреты джунглей лучше, чем кто-либо другой», – говорит Палье, один из четырех геологов, участвующих в походе.

Мы три часа идем по крутой, болотистой и скользкой тропе. Пошел дождь. Расчищенный хиваро путь пролегает параллельно бурному ручью, чьи размеры сейчас в два раза больше обычного.

Горы Кутуку – одно из немногих в мире мест, до сих пор не разведанных геологами. С годами ситуация практически не изменилась. Геологи проходят вдоль каждого ручья к его истоку, каждые сто метров собирая образцы отложений и пород, отправляемые затем в лаборатории, тестирующие их на предмет присутствия золота и других минералов. «Если результаты окажутся позитивными, значит, источник минерала надо искать выше по течению», – говорит Палье.

Разведчики, в резиновых сапогах и с кирками и мачете в руках, медленно пробираются через болото. Чтобы пересечь ручей, группа по пояс погружается в бурный коричневый поток. Мы берем образцы со скользкого дна ручья. Команда отмечает место на карте. Поход вверх по течению будет продолжаться еще около четырех часов, после чего команда станет лагерем, а затем еще три дня будет собирать образцы выше по течению. После этого они перенесут лагерь и повторят процесс. Провизию обычно доставляют на лошади, а позже, когда команда углубится в джунгли, – сбрасывают с вертолета или небольшого самолета.

«Это долгий, тяжкий труд, – говорит Барт Уилсон (Bart Wilson), один из геологов, десятилетиями работавших с Барроном. – Тебе все время мокро и некомфортно. Ты неделями сидишь на диете геолога: рис с тунцом – на завтрак, обед и ужин».

Позже мы оказываемся в местной штаб-квартире Aurania – небольшом жилом доме в ближайшем городке Макас. Мы изучаем собранные породы, помеченные светло-оранжевыми и розовыми наклейками и разложенные на полке во дворе. Из-за пластикового навеса здесь еще жарче и более влажно, чем вокруг. Все потеют, изучая породы с помощью ручных луп.

золоторазведка в Эквадоре

Вид на территорию разведки Aurania с вертолета, исследующего местность.

Фотограф: Лаура Мильян

«Невероятные породы, точь-в-точь как во Фрута-дель-Норте, – говорит Баррон. – У нас уже есть сумасшедшее количество минерализованных пород. Мы не могли на такое даже надеяться». Хотя породы выглядят многообещающе, только лабораторный анализ может определить золотой потенциал региона. Однако оптимизм Баррона кажется оправданным: спустя несколько недель результаты воздушной геофизической разведки подтвердили, что свойства этой местности напоминают находящееся в 55 милях к югу месторождение Фрута-дель-Норте, крупнейшее неразработанное месторождение в Эквадоре. Разведка также обнаружила 10 случаев магнитной активности в одной из более чем 40 областей на этой территории, которые позже могут стать объектами бурения.

Баррон продвигается вперед. Он уже удвоил число работающих на месте команд до восьми и планирует в следующие несколько месяцев удвоить его еще раз. Бурение может начаться в течение следующих шести месяцев. По его словам, шансы обнаружения крупных запасов все еще равны примерно 1,000 к 1. Чаще всего «найденным золотом можно набить багажник пикапа, не более, – говорит Баррон. – Но при малых находках появляется вероятность найти больше. Будем надеяться, что все это закончится большой, жирной находкой».

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.