Ужасное наследие президента Линдона Джонсона

президент Линдон Джонсон

На днях мы с женой провели утро в Президентской библиотеке Линдона Бейнса Джонсона (Lyndon Baines Johnson Presidential Library) в Остине, шт. Техас. Вред, нанесенный, этим властным и высокомерным человеком, нельзя передать словами. Все в этой библиотеке напоминает о молниеносной правительственной экспансии, начавшейся в период правления Джонсона. Встав у руля после убийства Кеннеди (John Kennedy) в ноябре 1963 г, он руководил страной до 1968 г, завершив на этом свою политическую карьеру, уже не выдвигаясь на следующий срок — многие связывают его решение с провальной войной во Вьетнаме.

Джонсон восхищался Рузвельтом (Franklin Roosevelt) и был решительно настроен возродить и завершить то, что, по его мнению, непременно должно было стать неотъемлемой частью политики «Нового курса». Свою программу Джонсон назвал «Великое общество». Не обращая внимания на последствия социалистической экспансии внутреннего государственного контроля, Джонсон расширил военную кампанию во Вьетнаме, уверяя, что у Америки хватит средств и на пушки для войны, и на масло для граждан. И до сих пор современное государство всеобщего благосостояния/государство-агрессор проводит множество национальных программ и, кажется, бесконечно, ввязывается во все возможные войны.

Манера общения Джонсона

Я назвал Джонсона властным и высокомерным, что в полной мере подтверждают библиотечные экспозиции. На стендах гордо висят газетные вырезки и фотографии, представлены реальные записи телефонных разговоров, наглядно демонстрирующие «манеру общения Джонсона». Будучи достаточно высоким, 36-й президент США громадой возвышался над людьми. У него была нехорошая привычка — вплотную подходить к человеку и как бы нависать над ним, тем самым заставляя своего собеседника отклоняться назад, дабы избежать неприятного контакта. На одной из фотографий запечатлен разговор президента с Эйбом Фортасом (Abe Fortas), членом Верховного суда США, как раз, в манере Джонсона, лицом к лицу, в буквальном смысле этого слова. Фортас, долгое время поддерживающий Джонсона, судя по всему, воспринимает его «манеру» с юмором, но по фото прекрасно видно, как непросто сохранить свое достоинство рядом с президентом Соединенных Штатов, ведущим себя столь неприятно.

президент Линдон Джонсон

Удивительно, но в библиотеке представлены и телефонные записи, также подтверждающие властность Джонсона. В разговоре со своим давним коллегой, сенатором США Ричардом Расселом (Richard Russell), Джонсон просил собеседника стать его глазами и ушами на Комиссии Уоррена, занимающейся расследованием убийства Кеннеди. На записи слышно, как Рассел вежливо отказывает президенту, уверяя, что, хотя для него это и большая честь, но он не испытывает никакого уважения к председателю Верховного суда Эрлу Уоррену (Earl Warren). Тогда Джонсон начинает подначивать и задирать Рассела, заставляя его согласиться. Он просит сенатора сделать так, чтобы комиссия исключила роль русских или кубинцев в убийстве Кеннеди. Громкие возражения Рассела против «теории одной пули», выдвинутой Комиссией Уоррена, явно говорили о его мнение о судье и всей комиссии в целом. Однако преодолев все риторические препятствия, Комиссия объявила, что в ходе анонимного голосования отчет был единогласно одобрен.

Видимое и невидимое

Библиотечная выставка, как и положено, богата стандартными памятными вещами. На входе огромная экспозиция ручек, которыми Джонсон подписал сотни по большей части внутренних законов. Им было введено 60 законодательных актов, направленных на федерализацию образования. Ну и какая же выставка без статистических данных, «доказывающих» эффективность всех президентских начинаний: понижен уровень бедности, вырос процент американцев с высшим образованием. Даже если кто-то и принимает эти «факты» за чистую монету, то представитель Австрийской школы экономики скажет, что все эти так называемые успехи были достигнуты за счет отвлечения ресурсов из других, намного более важных областей. Образование — это несомненное экономическое благо, как и здравоохранение, пенсионные накопления, пищевая промышленность и т. д. Если бы американцы настолько высоко ценили образование, они бы бросили на это дело еще больше своих и так ограниченных ресурсов. Библиотека Джонсона не рассказывает о том, чего стоили, в частности обществу, все эти программы и создает впечатление, что предоставление государством товаров и услуг никак не повлияло на национальное производство других товаров и услуг. Поэтому всем известная политика «пушек и масла» живет до сих пор.

Пожалуй, самое долгоживущее наследие периода правления Джонсона — его политика «пушек и масла», положившая конец золотому стандарту, одобренному в Бреттон Вудсе в 1944 г, когда была выработана система о фиксированной стоимости доллара США — $35/унцию. В 1950-х, при Эйзенхауэре (Dwight David Eisenhower) дефицит бюджета был очень умеренным, и его даже удалось ликвидировать на некоторое время. Но проводимая Джонсоном политика привела к возникновению огромного дефицита и способствовала печатанию беспрецедентных объемов денежных знаков. Французские экономисты Австрийской школы под руководством Шарля де Голя (Charles de Gaulle) понимали последствия: за недостаточностью запасов Центральный банк США не мог обменивать доллары на золото по курсу $35/унцию, поэтому было решено опустошить хранилища Америки, что, в конце концов, в 1971 г выбило ее из системы золотого стандарта. (Поясню: в том, что у США не осталось золота, виноваты НЕ французы. Виновата ФРС, бесконечно печатающая доллары, необходимые для финансирования политики «пушек и масла» Джонсона).

Вьетнам показал границы «манеры» Джонсона

В библиотеке открыто говорят об отсутствии у Джонсона победной тактики ведения войны или способа вытащить из этого болота Америку. На одной из записей, сделанной еще в начале его правления, можно услышать, как президент говорит некоему военному, что не знает, как победить или как с честью вернуть своих солдат домой. Для каждого, чьи товарищи по оружию погибли во Вьетнаме, и тех, кто побывал в печально известной тюрьме «Ханой Хилтон» — это самое горькое его откровение. Неоднократно Джонсон пытался призвать Северный Вьетнам к организации мирной конференции. Но будучи очень высокомерным, он был уверен, что обо всем сможет договориться, что его знаменитая манера общения сработает и в случае с Хо Ши Мином (Ho Chi Minh). Временные прекращения бомбардировок и желание сесть за стол переговоров лишь убедили Северный Вьетнам в том, что рано или поздно Америка все же уйдет.

Чему мы научились?

Очевидно немногому. Сегодня политика «пушек и масла» живет и здравствует. Отменили лишь малую толику программ «Великого общества». Федеральное правительство продолжает воевать в по всему миру и обещает еще больше товаров и услуг, финансируемых «бумажными фантиками», далекими от золотого стандарта. Никто не говорит об упразднении национальных программ или окончании войн. Напротив, наше правительство, кажется, готово развязать новые конфликты в Корее, возможно, в Иране и даже России. Наследуемый долг нефинансируемых обязательств, вытекающих из государственных программ социальной защиты, уже перевалил за сотню триллионов долларов. Понятно, что выплатить его можно только номинально и не деньгами, даже при том, что сегодня снижена их покупательная способность. Так было ли успешным президентство Линдона Джонсона? К сожалению, для Америки, сам Джонсон сказал бы, что да!

Баррон, Патрик

Barron, Patrick

Профессор экономики и банковского дела в Университете штата Висконсин, Мэдисон.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.