Воскресенье с Александром Лежавой: «Читая статью премьер-министра»

22.09.2016

Появление публикации «Премьер признал падение доходов россиян» (https://news.mail.ru/economics/27198937/?frommail=1), посвященное появившейся в октябрьском номере журнала «Вопросы экономики» статье премьер-министра России, вызвало желание прочесть ее полностью. Ведь в подобных своего рода программных документах зачастую содержится информация о том, чего стоит ожидать от властей рядовым гражданам. Статья Д. Медведева под заголовком «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики» лично на меня произвела откровенно удручающее впечатление. Как бы сказал в таком случае ослик Иа из старого советского мультфильма про Винни-Пуха: «Душераздирающее зрелище».

Анализа вызовов, стоящих перед российской экономикой нет, перечисленные задачи стоят уже по меньшей мере лет восемь, а в реальности так и все пятнадцать лет, что же касается приоритетных направлений по обеспечению экономического роста, то основное, о том как они будут достигаться, не сказано ни слова. В общем, появись подобная статья не 22 сентября, а на неделю раньше, вряд ли правящая партия набрала бы на выборах 54% голосов. Но перейдем непосредственно к статье. Отрывки из нее будут выделены курсивом, а комментарии к ней будут идти обычным текстом. Итак, приступим.

«Нынешний кризис обусловил нарастание нестабильности и непредсказуемости мировых рынков, закономерности функционирования которых существенно отличаются от наблюдавшихся на протяжении предшествовавших десятилетий. Сформировался глобальный финансовый рынок, способный почти мгновенно перемещать по миру огромные суммы денег. Но не сформировалась адекватная ему система глобального регулирования».

Вообще-то глобальный финансовый рынок, способный почти мгновенно перемещать по миру огромные суммы денег сформировался уже более века назад. По крайней мере, вместе с появлением и распространением телеграфного сообщения.

Что же касается не сформировавшейся системы глобального регулирования, то следует напомнить, что Банк международных расчетов, находящийся в швейцарском Базеле, этот банк для центральных банков, созданный в 1930-ые годы для отмывания нацистских денег, обладает экстерриториальными правами и не подконтролен ни одному из национальных правительств. Именно он определяет те правила, по которым центральные банки различных стран вынуждают жить не только местные коммерческие банки (Базель II, Базель III), но и всех остальных участников рынка. Так что правила глобального регулирования финансового рынка не только существуют, но и успешно функционируют, и Банк России во главе с «лучшим центральным банкиром 2015 года» четко их исполняет и проводит в жизнь. Вот только регулирование это осуществляют не национальные власти, а не подотчетные национальным правительствам и мало кому известные бюрократы в Базеле.

«Важнейшей особенностью современного этапа развития (и совре­менного кризиса) становится политизация экономической жизни, особенно на международном уровне. Рынки все больше подчиняются политическим законам в ущерб законам экономики. Политический фактор все активнее вмешивается в экономическую политику, подчас подменяя собой рыночную конкуренцию. Разного рода санкции — лишь наиболее наглядное проявление этого тренда. Да и колебания цены на нефть в немалой мере оказываются результатом политических договоренностей, а не только соотношения спроса и предложения.»

Если вспомнить классиков, то политика – это концентрированное выражение экономики. Чем хуже будет чувствовать себя мировая экономика, тем более весомым будет становиться политический фактор в попытке нынешних власть предержащих сохранить свое существующее положение и удержать мировую экономику от полного краха, в который они же ее и загнали.

«Но все-­таки главным фактором низких темпов являются структурные проблемы российской экономики, обострение которых стало результатом наложения двух обстоятельств. С одной стороны, это сам глобальный кризис, обусловивший новые, системные вызовы. С другой — исчерпание модели экономического роста 2000-­х годов — по сути, восстановительной модели, основанной на вовлечении в производство незадействованных мощностей и рабочей силы, а также на быстрорастущем внешнем спросе на российские сырьевые товары.»

Иными словами, то, что правительство во главе с нынешним премьером должно было сделать еще лет десять назад, оно не сделало и до сих пор. Может быть, премьеру и правительству стоит освободить свои кресла для других, кто мог бы справиться с решением этих структурных проблем?

«Оценивая сложившуюся ситуацию и вырабатывая экономичес­кую политику на среднесрочную перспективу, мы должны исходить из правильного понимания соотношения перечисленных кризисов и обстоятельств. В основе проблем, с которыми сталкивается российская экономика, лежат не внешние шоки (при всей их важности), а механизмы торможения, заложенные внутри самой российской модели роста.»

Так и хочется спросить: «Неужели вся эта громкая шумиха по удвоению ВВП в начале 2000-ых годов привела к тому, что вместо механизмов роста получили механизмы торможения?» Хотя это вопрос чисто риторический. Ведь тормоз, как известно, это почти то же самое, что и медленный газ, а убытки – это та же прибыль, только с минусом.

«…обострение ситуации во второй половине 2014 г. требовало немедленной реакции — немедленной, но осмотрительной. Ведь в конце 2014 г. нам предрекали катастрофу, а один известный политик утверждал, что российская экономика будет «порвана в клочья». Нам пророчили неуправляемый бюджетный кризис, срыв в инфляционную спираль и длительное падение рубля, продолжительный и глубокий спад произ­водства, скачок безработицы. В общем, катастрофический сценарий.»

Полной катастрофы тогда, как известно, не произошло. Однако и девальвацию рубля вдвое назвать «осмотрительной» реакцией вряд ли можно. К тому же процессы в экономике, как показывает исторический опыт, зачастую происходят гораздо медленнее, чем можно было бы ожидать, пока зачастую неожиданно не вступают в свою острую и действительно катастрофическую фазу.

«Мы сохранили фундамент для обеспечения макроэкономической стабильности. Бюджет, хотя и не без потерь, справляется с теми серьезными вызовами, которые ставит перед ним внешнеэкономичес­кая конъюнктура.»

О, да. Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, возможно, хватит еще на год. Если, конечно, Минфин опять не потеряет их большую часть на валютной переоценке.

«Меняется структура доходов бюджета. Доля доходов, не связанных с нефтью и газом, составляет почти 60%. Это уже совсем другая экономическая модель, которая демонстрирует, что она может быть стабильной без рентных сверхдоходов.»

Вместо нефти и газа теперь будет ужесточение налогового бремени в отношении населения. Вопросов лишь два: насколько хватит его терпения? И стоит ли властям этим рисковать?

«Своевременно принятые решения о переходе к инфляционному таргетированию позволили сохранить золотовалютные резервы и обеспечить устойчивость денежной системы. Инфляция неуклонно снижается и по итогам 2016 г. не превысит 6%. А целевой ориентир 4%, еще недавно многим казавшийся фантастическим, приобретает реальные очертания.»

Что-то подсказывает, что не видать правительству 4% инфляции в ближайшие годы как своих ушей. Это примерно то же самое, что и жизнь при коммунизме в 1980-ом году, и более недавнее удвоение ВВП в 2000-ых, когда большую часть удвоения нарисовали за счет инфляции.

«Несмотря на колебания валютного курса и в отличие от всех предыдущих кризисов, на этот раз не произошло ни бегства вкладчиков из банков, ни конвертации средств в иностранную валюту: в депозитах населения доминирующим остался российский рубль. Устойчиво росли средства на счетах в банках как населения, так и предприятий.»

Ну да, ну да. Длинные очереди в обменные пункты и пустые полки в магазинах техники в конце осени – начале зимы 2014 года все уже естественно забыли. Ведь почти два года прошло.

«За 2015 г. объем вкладов населения увеличился на 25% (17% без учета переоценки вкладов в иностранных валютах), объем средств на счетах

российских предприятий — на 20% (11% без учета переоценки). На 1 сентября 2016 г. депозиты населения в банках превысили 23 трлн  руб.»

С учетом двухкратной девальвации рубля в 2014-ом 11 и 17% рост вкладов – это, конечно, большое достижение правительства и центрального банка.

«Председатель Банка России Э. Набиуллина была признана лучшим центральным банкиром 2015 г.»

Любому человеку, обладающему элементарным здравым смыслом, всегда стоит задуматься, когда его хвалят его враги. Хотя, возможно, те, кто хвалил главу Банка России за тот удар, который ее действия нанесли российской экономике, для премьера вовсе и не враги, а западные партнеры, а то и друзья?

«Банковская система проходит через трудный путь очищения, закрытия неэффективных банков. В 2016 г. Банк России прекратил деятельность 68 кредитных организаций (по состоянию на сентябрь), в 2015 г. — 93. Всего за три года у банков было отозвано 279 лицензий (впрочем, на них приходилось порядка 3% совокупных активов банков­ской системы). Но, несмотря на закрытие большого числа банков Россия не столкнулась с банковской паникой. Банковская система работает достаточно стабильно.»

Ну, отозвали 279 лицензий. Ну, разорили заодно кучу мелких и средних компаний. Ну, осталась масса народа особенно в малом и среднем бизнесе без работы. Ну, отняли крупные сбережения у вкладчиков. Ну и что? Главное, чтобы банковская система стабильно работала. И, вообще, развелось тут банков, понимаешь. Только путаются под ногами, работать не дают. И раньше, еще в советские времена, хватало шести банков, а уж с современными технологиями и одного центрального банка хватило бы. За то было бы все под контролем и наверняка еще стабильнее, чем сейчас.

О реальном секторе

«Результатом стал рост конкурентоспособности и соответственно производства в ряде отраслей. … Рекордного уровня достигла нефтедобыча. Добыча нефти с газовым конденсатом в 2015 г. составила 533 млн т, увеличившись на 1,6%; в 2016 г. добыча превысит уже 540 млн т.»

Забавно. Чуть ранее премьер писал, что основные доходы бюджета идут не от нефти, а когда речь зашла про основные достижения, то ничего более важного, чем то, как быстро страна лишается своих природных богатств, он найти не смог. Да, и вообще, можно ли считать распродажу за бумажные фантики национальных богатств достижением?

«Напротив, больше всего страдают те отрасли, продукция которых не могла быть заменена импортом и которые раньше получали макси­мальный выигрыш от роста спроса, основанного на рентных доходах, — это прежде всего строительство и услуги. Для них исчерпание потока «дешевых денег» оказалось тяжелым испытанием.»

Сфера услуг – это как раз тот самый малый и средний бизнес, о котором так «печется» правительство. Достойное признание в трогательной заботе.

«Правительство изначально не ожидало повторения эффекта 1998 г. — быстрого роста производства в результате девальвации. Было понятно, что отсутствие значительных свободных мощностей и трудовых ресурсов станет ограничением для роста.»

Проще говоря, основной целью шоковой терапии в 2014 году было порастрясти сбережения граждан и компаний.

«Процессы импортозамещения на внутреннем рынке были заметны на нескольких направлениях. Наибольший эффект получен в произ­водстве автотранспортных средств. В том числе и благодаря созданию совместных производств с иностранными компаниями снижение среднегодовой доли импорта в 2015 г. составило 22,5 п. п.»

Яркий показатель того, насколько лучше стало жить население после девальвации рубля «лучшим центральным банкиром».

«Важным индикатором экономического развития является готовность населения инвестировать в жилье. В результате антикризисных мер в 2016 г. удалось активизировать ипотечное кредитование. В первом полугодии количество выданных ипотечных кредитов увеличилось на 39% (390 тыс. по сравнению с 280 тыс. годом ранее), а объем предоставленных кредитов составил 665 млрд руб. (+44%). Ипотечный портфель банков вырос в январе—июне на 6,7% (15,9% за 12 месяцев); доля в активах увеличилась с 4,72 до 5,26%. Доля ипотеки в общем объеме кредитов населению возросла с 36,7 до 39,5%.»

Если бы у населения были на это средства, то оно бы не «инвестировало» в жилье, а просто покупало бы его, чтобы жить. Вместо этого оно вынуждено взваливать себе на шею на долгие годы ярмо с неясной перспективой, станет ли это жилье когда-нибудь их собственностью, или в какой-то далеко не прекрасный момент его отберет банк, предоставивший ипотечный кредит. Хорошо известно, что если вам на что-то нужен кредит, значит, это вы не можете себе позволить.

«Но все стабилизационные меры, действия по преодолению кризиса и восстановлению роста не могут пока компенсировать главного проявления кризиса — падения благосостояния россиян. И хотя нам удалось не допустить скачка безработицы — не только по сравнению с 1990 ­ми годами, но и

с 2009 г., когда безработица превысила 9,0% против нынешних менее 6,0%, — за последние два года люди стали беднее. Снизились реальные располагаемые доходы, сократилась реальная зарплата. Особенно пострадали бедные слои, понес серьезные потери средний класс.»

Судя по тому, как идут дела в мировой и национальной экономике, еще не вечер. Благосостояние россиян продолжит и дальше падать, а скрытая безработица, когда просто уже не ищут работу, потому что ее найти не удастся, будет расти.

«Можно, конечно, говорить об объективных трудностях. Однако это не означает, что органы власти не должны искать и внедрять механизмы, помогающие и в условиях кризиса поддерживать благосостояние людей.»

А вот это уже действительно страшно. Когда государство начинает говорить о том, что оно собирается помогать и поддерживать обычных людей, жди беды. Далеко даже можно не ходить. Уже сегодня появилась заметка «Правительство России предложило повышать цены на услуги ЖКХ следующие три года» (https://news.mail.ru/economics/27201173/?frommail=1). Подорожают ЖКХ, газ и электричество. Не успел премьер написать программную статью, как правительство уже отрапортовало, как оно будет поддерживать благосостояние населения.

«Мы пошли на значительное расширение социальной поддерж­ки. Эта статья расходов бюджета росла быстрее, чем расходы по большинству других направлений. В целом расходы бюджетной системы на социальную политику выросли в 2015 г. на 0,4% в реальном выражении (с учетом инфляции). Расходы на пенсионное обеспечение увеличились еще больше — на 1,3% в реальном выражении. В то же время совокупный объем расходов консолидированного бюджета в реальном выражении сократился на 5,1%. Социальная поддержка будет постоянно находиться в центре внимания правительства, хотя мы хорошо понимаем, что лучший механизм роста благосостояния — устойчивый экономический рост, создание высокопроизводительных рабочих мест, расширение предпринимательской активности.»

Жаль, что премьер не привел абсолютные значения и их долю в бюджете страны. Но даже и без этого социальная поддержка особенно ярко проявляется, в частности, в том, как правительство поддерживает пенсионеров. Весной оно нарушило свой собственный закон и проиндексировало пенсии на 4%, вместо положенной по закону инфляции, которая в прошлом году была в разы больше. Второй раз правительство обмануло пенсионеров перед выборами, заменив индексацию обещанием выдать пенсионерам по 5000 рублей в январе 2017 года. Поистине трогательная забота власти о своих гражданах.

«Сейчас перед нами стоят две основные задачи — обеспечить устойчивый экономический рост и добиться роста благосостояния людей. Но, по сути, это одна и та же задача, поскольку экономический рост создает основу для роста благосостояния, а благосостояние служит источником спроса, без чего невозможен экономический рост.»

Итак, возникает интереснейший и старый как жизнь вопрос: что было раньше курица или яйцо?

«Я уже писал, что нам нужен не просто экономический рост, а рост, отвечающий определенным характеристикам (Медведев, 2015). Среди них:

— устойчивый рост в средне­ и долгосрочной перспективе. Иными словами, мы не приемлем политику искусственного «ускорения», в результате которой краткосрочное повышение темпов роста оборачивается затем тяжелым экономическим и политическим кризисом;»

«Торопиться не надо,» - говорил в свое время товарищ Саахов в «Кавказской пленнице». Будем развиваться медленно и печально, чтобы политический и экономический кризис был бы еще более тяжелым, и его нельзя было списать на ускоренное развитие.

«— темп роста в среднесрочной перспективе должен ориентироваться на среднемировой, несколько превышая его. Это соответствует современному уровню развития России и обеспечивает сокращение разрыва с наиболее развитыми странами;»

К сожалению, темпы роста не только не превышают среднемировые, но и самым драматическим образом отстают от них. Сравнивать с Китаем и его низкими 8% роста вообще не приходится.

«— рост должен сопровождаться структурной, технологической и социальной модернизацией.

Опыт последнего времени свидетельствует, что экономический рост может не восстановиться автоматически после рецессии. По крайней мере, это касается развитых стран. И это реальный новый вызов.»

Интересно, а почему за все эти прошедшие годы правительство во главе с нынешним премьером не обеспечило того, чтобы рост сопровождался структурной, технологической и социальной модернизацией? Не хотело или не умело?

«В прошлом периодически случавшиеся кризисы приводили к сжатию экономики, но после восстановления сбалансированности практически автоматически восстанавливался и экономический рост. Кейнсианское регулирование позволило смягчить эти колебания, обеспечив длительные периоды устойчивого роста».

Ура Кейнсу! Вот оказывается, кто помог смягчить колебания мировой экономики, вот кто оказывается спаситель возглавляемого юристами человечества от кризисов. А в том, что началось в 2007 – 2008 годах и продолжается по сей день, он и его завиральные теории, ну, совсем не причем.

Если же вспомнить сравнительно недавнюю историю мировой экономики, то несложно увидеть, что наиболее быстро, эффективно и с минимальными потрясениями она развивалась в XIX веке, когда опиралась на твердые обеспеченные деньги, когда капитал действительно был капиталом, и когда цены товаров и услуг определялись рынком и существовавшим на нем спросом и предложением. Не все и тогда было гладко. Были и проблемы, были кризисы, но еще никогда не было такого по масштабам как нынешний, инициированный в большой степени именно применением на практике экономической теории Кейнса.

«…задача восстановления экономического роста в современных условиях должна решаться принципиально по-­новому.

Этого требует та «новая реальность», которая формируется в последние годы».

Как же здорово, когда власти начинают говорить про «новую реальность» или «новую нормальность». Что это такое они не знают, внятно объяснить не могут, но как звучит само словосочетание. Опять же народу есть над чем подумать: что же это за зверь такой?

«Что требуется для достижения устойчивого экономического роста? Необходимо максимально задействовать труд и капитал, обеспечить повышение совокупной производительности этих факторов. Нужны инвестиции — частные и государственные, внутренние и внешние.

Инвестиции в настоящее время должны стать драйвером экономического роста — более важным, чем рост потребления и экспортный спрос».

Какая глубокая мысль! Есть только одна маленькая проблемка. Капитала-то нет. Долги есть, а капитала нет. Долги никогда не были и не могут быть капиталом, а именно на них построена вся схема с бумажными необеспеченными валютами. Умножь любую величину на ноль, получишь все тот же ноль. Но это так, к слову.

Что же касается инвестиций, которые должны стать драйвером, а не движущей силой экономического роста, то с большой долей уверенности можно говорить, что это будет столь же успешный проект, как и история с ВЭБом, который должен был стать инструментом развития, а превратился в обычную бездонную долговую дыру. Однако всегда интересно узнать, за чей счет правительство планирует организовать этот банкет?

«На первом месте по важности стоят, конечно, внутренние частные инвестиции. Необходимо выработать меры, которые бы не только стимулировали сбережения, но и способствовали их трансформации в инвестиции».

Интересно, по какому варианту пойдут власти. Будет ли это добровольно-принудительная схема, когда трудящиеся на часть своих зарплат будут «добровольно» покупать облигации, или полностью принудительная, например, с заменой вкладов в банках на долгосрочные государственные облигации?

«Прежде всего следует охарактеризовать негативную повестку. Вижу два ограничения, которые надо ставить при реализации курса на структурные реформы и экономический рост: популизм, с одной стороны, и проведение реформ за счет людей — с другой. Первое опасно и в конечном счете приведет ко второму, поскольку за популизм всегда платит народ. Между тем характер необходимых структурных реформ не требует сейчас высокой социальной платы (в отличие от 1990-­х годов).

Мы не можем допустить популизма — ни словесного, ни тем более бюджетного. В самый сложный период 2014—2015 гг. мы не давали пустых обещаний и не совершали опасных действий. Мы не будем идти по пути включения «печатного станка» и разбалансировки экономики — мер, за катастрофические последствия которых всегда расплачиваются люди. Если бюджету не хватает денег, мы не будем допечатывать их для покрытия недостающих доходов. Все понимают, что эмиссия необеспеченных денег— это просто производство бумаги, которое подстегнет инфляцию, обесценит доходы людей, зарплаты и пенсии».

Это уже откровенно по Фрейду. Премьера об этом не спрашивали, но он сам посчитал нужным сказать, что всего этого, как мы все знаем, и не было, и не будет. Это наше новое старое будущее. Оно может наступить уже в этом году, а может чуть позже, когда Фонды развития и национального благосостояния будут полностью израсходованы, но к нему необходимо быть готовыми.

«Неприемлемы и предложения ввести в текущих условиях очень жесткое регулирование экономики, вернуться к образцам советского планирования. Не стоит забывать, что именно жесткость советской модели привела к ее краху в условиях современного (постиндустриаль­ного) общества. Есть и ряд других идей, внешне столь же простых, сколь и опасных: от перехода к мобилизационной экономике, нацио­нализации крупных компаний до тотальной распродажи всей государственной собственности. Но простые решения очень сложны для исправления ситуации в будущем, когда «ошибки простоты» станут очевидны. Все эти предложения удобны для агитации, однако к реаль­ной работе, к реальному улучшению социальной и экономической ситуации отношения не имеют».

Можно говорить любые слова, но именно к этому все и идет. Ярким примером этого процесса являются фактическая децимация банковской системы и выдавливание из экономики малого и среднего бизнеса. Это мало чем отличается от ликвидации НЭПа в 1920-ые годы. Разница лишь в том, что тогда в качестве капиталиста выступало государство, а теперь значительная часть крупных предприятий разошлась по частным рукам.

«Но непростые решения совсем не тождественны социально болезненным».

Конечно, не тождественны. Просто за них обществу и прежде всего самым незащищенным его слоям придется за это расплачиваться. Больно, может быть, и не будет, но жить самые широкие слои населения будут наверняка хуже.

О планах

 «Эффективная бюджетная политика является непременным условием адаптации экономики к новым реалиям.

Правительство будет жестко контролировать бюджетный дефицит.

Жить по средствам» прежде всего означает расходовать эффективно. Мы продолжим оптимизацию расходов бюджета, сокращая менее эффективные расходы и в силу доходных возможностей наращивая более эффективные, то есть те, которые обеспечивают повышение производительности российской экономики».

Менее эффективные – это социальные расходы, пенсии, образование и медицина. Навара от них никакого, ведь все разойдется по народу, а этим эффективность экономики не повысишь. Ни очередной стадион не построишь, ни чемпионат не проведешь.

«К таковым в первую очередь относятся инвестиции в человека (это именно инвестиции, а не расходы)…»

Жаль, премьер не уточнил, в какого именно человека эти инвестиции. Остается только догадываться.

«Структурные реформы обеспечат повышение конкурентоспособности экономики. Такие реформы требуют достаточно длительного времени. Можно даже сказать, что они должны продолжаться постоян­но, поскольку никогда не уйдет с повестки дня задача повышения эффективности и модернизации.»

Такое наши соотечественники уже слышали неоднократно. Например, к 1980-му году советские люди будут жить при коммунизме. Ну, а вопрос к премьеру, почему это не делалось и не было сделано раньше, представляется чисто риторическим.

«…доступность импорта не менее важна, чем развитие экспорта.»

Еще одна девальвация, как в ноябре - декабре 2014-го, при сохранении того же уровня доходов населения, что и сейчас, и импорт наверняка станет еще более доступным.

«Реализация структурных реформ требует также оздоровления предпринимательского климата и повышения качества государственного управления».

Все и сразу? Как говорилось в одном известном фильме: «Вы даете нереальные планы».

«Прежде всего необходимо переломить негативные ожидания бизнеса, обеспечить снижение экономических, политических и правоприменительных рисков предпринимательской деятельности.»

Вместо того, чтобы создавать благоприятные условия для ведения бизнеса, правительство предпочитает переламывать негативные ожидания. В этом скорее всего могут преуспеть совместные действия налоговых, правоохранительных и судебных органов.

«Способность властей выполнить взятые на себя обязательства станет фактором усиления предсказуемости и ослабления негативных ожиданий бизнеса».

Говорить можно любые слова, но дела говорят лучше всего. То, как власти выполняют свои обязательства по отношению к пенсионерам, является отличным примером того, насколько они способны и готовы выполнять взятые на себя обязательства.

«В частности, последовательное снижение инфляции и достижение ее целевого показателя 4% имеет не только макроэкономическое, но и важное политическое значение. Денежная система обретет стабильность, которой у нее не было на протяжении трех десятилетий. За этим последует повышение доступности внутренних кредитных ресурсов, необходимых для роста частных инвестиций».

Забавно. То ли премьер совершенно не помнит, о чем писал раньше в этой же статье, то ли он лишь поставил свою подпись на написанной другими работе, даже не удосужившись ее прочитать. Несколькими страницами раньше он писал, что решения по таргетированию инфляции позволили обеспечить устойчивость денежной системы, а теперь сообщает изумленному читателю, что «денежная система обретет стабильность, которой у нее не было на протяжении трех десятилетий».

Интересно и то, что власти надеются, что снижение инфляции до 4% увеличит доступность внутренних кредитных ресурсов. Западный опыт, на который они так любят ссылаться, их в этом случае ничему не учит. Несмотря даже на отрицательные ставки по депозитам, роста кредитования не происходит. К тому же в условиях непредсказуемости поведения финансового мегарегулятора российским банкам гораздо проще не выдавать кредиты компаниям и населению, чем рисковать досозданием резервов на суммы, которые могут привести к отзыву лицензии.

«Одна из самых чувствительных для предпринимателей тем — защита частной собственности, ослабление давления на бизнес, которое иногда доходит до его ликвидации. Предприниматели должны быть уверены, что завтра к ним никто не придет и не отберет их бизнес, не заведет необоснованно уголовное дело. И даже если преступление совершено, наказание за него должно быть не только неизбежным, но и адекватным тяжести поступка, а не инструментом вымогательства и нечестной конкуренции».

История с одним из главных борцов с коррупцией полковником Захарченко – яркий тому пример. А у нас в стране и полковник этот не один, и генералов в правоохранительных органах хватает.

«Мы движемся по пути оптимизации и упрощения организации государственного аппарата. Сокращение на 10% численности государственных служащих на федеральном и региональном уровнях, которое было проведено в 2016 г., — болезненное, но относительно простое мероприятие в этом направлении. Нам предстоит сделать ряд более сложных шагов».

Скорее всего, как обычно, сократили вакантные должности. Если же нет, то число безработных только увеличилось, что не может не печалить. Если же у них еще и ипотека, то может быть совсем тяжело.

«Экономическая политика важна не сама по себе — она должна обеспечить условия для роста благосостояния, чтобы людям было удобно и комфортно жить в своей стране. На это направлены «майские указы» Президента В. В. Путина, которые для правительства являются главным ориентиром в работе. И вполне естественно, что вопросы развития человеческого потенциала будут среди приоритетных проектов сформированного в июне 2016 г. Президентского совета.»

Сложно ожидать каких-то перемен, если за шестнадцать лет нынешним правительством мало что было сделано. Проекты могут быть любыми, но дело было на бумаге…

«Необходимо выработать комплексную программу помощи пожилым людям. Она даст возможность как получать адекватную медицинскую помощь, так и

сохранять активный образ жизни. Предстоит обновить систему поддержки людей старшего возраста, которая должна соответствовать запросам развитого общества.»

Комплексная программа – это, наверное, замечательно. Только она вряд ли заменит пожилым людям невыплаченную компенсацию пенсий и отсутствие квот при проведении операций в больницах.

По мере восстановления экономического роста возможности трудоустройства будут расширяться».

Вот только жить в эту пору чудесную…

«И, наконец, содействие малому предпринимательству, социальная роль которого по важности не уступает экономической».

Судя по тому, как малому и среднему бизнесу власти помогают сейчас, долго он явно не протянет. Если действительно власти хотят, чтобы он развивался, может быть, ему просто не мешать, и он сам вполне успешно разовьется.

«К числу самых актуальных социально ­экономических проблем относятся состояние и перспективы пенсионной системы. Эти проблемы далеко не ограничиваются вопросом о возрасте выхода на пенсию, который может быть решен лишь на основе взвешенного и всестороннего общественно-­экспертного обсуждения. В ходе такого же обсуждения выдвигаются разные предложения по развитию пенсионной системы, включая отмену обязательных пенсионных накоплений, переход на стимулируемые государством добровольные накопления и т. д.

Выбор той или иной пенсионной модели — задача не только чрезвычайно ответственная, но и крайне сложная. Трудно даже назвать наиболее приемлемую модель, которую признали бы таковой во всем мире или, по крайней мере, в развитых странах с более высокой продолжительностью жизни».

Что-то подсказывает, что в конечном итоге предпочтение будет отдано старой и проверенной модели, предложенной еще Бисмарком, когда наступление пенсионного возраста будет существенно превышать среднюю продолжительность жизни. Сплошная выгода. Опять же можно будет сослаться на зарубежный опыт. Налоги платить будут до самой смерти, а пенсионные выплаты будут доставаться отдельным дожившим счастливчикам. С учетом урезанных расходов на здравоохранение таких явно будет немного.

«Продление активной трудовой деятельности старших поколений — задача и экономическая, и социальная».

Конечно. Чем пожилым платить пенсии, пусть трудятся, если смогут найти работу, и платят в казну налоги.

«Качественное образование — источник конкурентоспособности страны, определяющий ее позиции в мире на десятилетия вперед. От уровня и качества образования в большой, если не в решающей, степени зависят успешная модернизация экономики, способность повышать ее эффективность и сама возможность перейти к новой модели развития. Чтобы образование вышло на уровень современных и тем более будущих требований, необходимо решить назревшие структурные проблемы в этой области, а также повысить его способность отвечать на важнейшие вызовы».

Многолетняя деятельность на своем посту бывшего министра Ливанова по разрушению средней и высшей школы - яркое свидетельство того, что об успехах в модернизации экономики в ближайшие годы можно забыть.

«Система здравоохранения — уровень ее развития определяет качество жизни человека. Задачи, которые предстоит решить в этой сфере, по сложности превосходят те, которые уже удалось решить. Например, капиталовложения, сделанные в последние годы в современное медицинское оборудование, по своим масштабам превышают все, что делалось ранее. Но еще важнее вопрос его квалифицированного использования, эффект, который мы должны от этого получить».

Это уже что-то совсем из кота Матроскина: «Средства у нас есть, нам ума не хватает». Оборудование современное медицинское мы закупили, кучу средств потратили, а вот кто на нем квалифицированно работать будет… Об этом-то мы как-то и не подумали, да и обучение проходит по другим статьям бюджета в отличие от закупок, а на это средства и не выделялись.

«Важнейший приоритет — обеспечение доступности и качества лекарственных препаратов, в том числе для малообеспеченных пациентов, последовательная борьба с фальсификатами, повышение эффективности системы контроля за качеством производимых препаратов, медикаментов и медицинской техники».

Поверить в то, что это действительно так, крайне сложно, особенно когда практически по всем центральным каналам постоянно идут обращения родителей помочь их несчастным больным детям и собрать средства для операций и/или реабилитаций, покупки жизненно необходимых лекарств или медицинского оборудования. То же самое можно сказать и пожилых людях. И по тому, как власти относятся к старикам и детям, можно вполне объективно оценивать, кто или что является приоритетом для властей. Пока, к сожалению, это стадионы и чемпионаты, а не обычные люди.

Выводы из статьи премьер-министра напрашиваются сами собой. Главные из них заключаются в том, что:

  • в ближайшие годы жизнь обычных людей будет становиться хуже, а уровень их благосостояния продолжит падать;
  • как выходить из этого положения правительство не знает;
  • расходы на социальные нужды будут сокращаться и дальше, поскольку они неэффективны и не могут обеспечить развитие экономики;
  • финансовая система продолжит оставаться нестабильной, и стоит держаться от нее подальше, особенно с учетом того, что правительство планирует финансировать свой дефицит за счет внутренних резервов.
аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора