Воскресенье с Александром Лежавой: «Реабилитации не будет»

Банк России

Основные моменты Указания Банка России от 30.03.2018 №4760-У с длинным названием «О требованиях к заявлению, составе межведомственной комиссии, порядке и сроках рассмотрения межведомственной комиссией заявления и документов и (или) сведений, представленных заявителем, порядке принятия решения по результатам рассмотрения и порядке сообщения межведомственной комиссией о принятом решении заявителю и финансовой организации» были подробно рассмотрены в заметке от 18 апреля 2018 года.

Здесь же стоит отметить два важных факта. Во-первых, с момента введения Банком России в июне 2017 года так называемых «черных списков» на настоящее время было реабилитировано всего 0,5% тех, кто попал туда. Поскольку в последний раз называлась цифра в 900 тысяч находящихся в черных списках компаний, количество реабилитированных компаний всеми более чем 500 банками страны за девять месяцев составляет около 4,5 тысяч. Или 500 компаний в месяц. Или менее чем одна реабилитированная компания на российский банк в месяц. Проще говоря, это ничто.

Сколько дел за месяц может реально рассмотреть созданная Банком России комиссия по реабилитации попавших в черные списки, состоящая из семи человек, включая заместителя председателя Банка России? Десять? Двадцать? Пятьдесят? Возможно, если входящие в нее сотрудники «мегарегулятора» будут заниматься только этим. Но что такое 50 не рассмотренных, а реабилитированных за месяц компаний в масштабе всей страны? Да, практически ничто. Это не более чем инструмент, чтобы создать видимость объективности подхода для широкой публики и иметь возможность реабилитировать те попавшие в черные списки компании, которые по тем или иным основаниям оттуда надо вычеркнуть уважаемым людям.

Однако попадание компании в черные списки – это лишь начало проблем для ее собственников и руководителей. Невозможность осуществлять дальнейшую деятельность совсем не означает, что ее обязательства исчезли также, как и возможность проводить расчеты. Это касается и обязательств перед Федеральной налоговой службой. А если она не может взыскать средства с самой компании, то она взыскивает их с физических лиц, являвшихся участниками общества, ее директоров и главного бухгалтера.

В конце 2017 года Конституционный суд принял решение, направленное на некоторое ограничение налоговых служб в их стремлении взыскать налоговые долги компаний с их руководителей и учредителей. Согласно постановлению КС РФ от 08.12.2017 №39-П, на генерального директора и других руководителей компании просто так переложить долг юридического лица перед бюджетом будет уже нельзя, как и взыскать штраф за налоговые нарушения компании.

К сожалению, закон и его применение, особенно на местах, это зачастую две большие разницы. К тому же, если разобраться, жесткого запрета для фискальных органов там нет, есть лишь определенные моменты, которые могут немного усложнить им этот процесс.

По мнению Конституционного суда, поскольку компании совершают налоговые правонарушения или преступления через физических лиц, обычно руководителя и главного бухгалтера, действующих в своих собственных интересах и в интересах своей организации, эти должностные лица несут административную или уголовную ответственность. Лица, чьи действия привели к неуплате налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб. Взыскать с них основную сумму налогового долга никто не запрещает.

Есть и несколько ограничений. Во-первых, с них нельзя взыскивать штрафы, наложенные на компанию. Во-вторых, взыскание недоимки возможно либо после внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности компании, т.е. ликвидации компании, либо после признания компании фактически недействующей.

Если раньше сотрудники налоговой службы полагали, что компания не в состоянии расплатиться по своим налоговым обязательствам и взыскать с нее долг невозможно, то они обращались в суд с гражданским иском, чтобы взыскать эти средства с ее руководителей. Теперь же необходимо, чтобы компания обанкротилась или была ликвидирована. Если же компания продолжает работать и получать какую-то выручку, за счет которой можно будет гасить недоимку, то у налоговой службы уже не будет достаточных оснований для того, чтобы обращать ее взыскание на руководителей компании.

Это вроде бы явное ограничение для налоговой. Она сначала должна использовать все возможные способы взыскания долгов с юридического лица и лишь потом требовать это от физических лиц.

Однако у судейских не все так просто. Такое ограничение не действует, если компания выступает лишь прикрытием для действий физического лица. Если общество использовалась для проведения фиктивных сделок и ухода от налогов, то по всем долгам такой компании будут отвечать ее учредители и/или руководители.

Фактически решение о том, что представляет из себя то или иное юридическое лицо – реальную организацию или однодневку, остается на усмотрение налоговиков. Ничто не мешает подавать им исковые заявления в суд, а уже тот будет решать, считать ли ту или иную компанию фикцией. Так что иски к руководителям и собственникам компании все равно подаваться будут.

С учетом того, как работают наши самые гуманные в мире суды, того, что четкие критерии определения фиктивности компаний отсутствуют, и того, что нигде нет четкого перечня тех, кто должен нести ответственность за грехи юридического лица, в списки возможных виновных попадают не только собственники, руководители и главные бухгалтера компаний. Теоретически туда можно записать вообще любого, кто так или иначе получал выгоду от ее работы.

Буквально через месяц после решения Конституционного суда Федеральная налоговая служба выпустила подробную инструкцию для нижестоящих налоговых органов по взысканию налоговых долгов, неоплаченных компанией, с физических лиц (Письмо от 09.01.2018 №СА-4-18/45@).

Согласно этому документу ФНС разъяснила следующее:
1) Налоговики вправе подать иск о взыскании вреда с граждан, виновных в налоговых правонарушениях компании. Такой вред заключается в том, что в бюджет не поступили неуплаченные налоги и пени. С физического лица нельзя взыскивать лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов, но их можно взыскивать в качестве убытков в пользу компании-должника.

2) Подтверждать личное обогащение физического лица за счет неуплаченных компанией налогов инспекторы могут косвенными доказательствами вроде улучшения благосостояния его родственников.

3) Невозможность взыскания может быть следствием не только возвращения исполнительного листа, прекращения дела о банкротстве и тому подобного, но и результатом анализа налоговой инспекцией финансово-хозяйственного состояния организации и ее заключения об этом.

4) Если у налоговой службы недостаточно доказательств для взыскания долгов компании с других лиц, то она может лишь указать на это обстоятельство, но не обязана его доказывать. Это почетное право возложено на физическое лицо или лица, с которых налоговая пытается получить деньги. Он или они должны сами доказать, что для взыскания долга с компании у налогового органа есть все возможности.


Отдельно ФНС отмечает, что в решении Конституционного суда отсутствуют правовые позиции о возможности взыскания с физических лиц, если не было уголовного дела, но не указывает, что взыскивать в таких случаях «вред» с физического лица нельзя, отдавая эту возможность на откуп налоговым органам и судам на местах.

Таким образом, Конституционный суд РФ своим решением хоть и совсем немного усложнил для налоговых органов взыскание налоговой задолженности компании с ее участников, директора и главного бухгалтера, но принципиально ничего не изменил. Как это было, так и осталось по-прежнему возможно.

С учетом того, что попадание компании в черные списки Банка России и дальнейшая невозможность проведения ею расчетов может трактоваться налоговыми органами как подтвержденный факт того, что она использовалась для проведения фиктивных сделок и ухода от налогов, то по всем долгам такой компании будут отвечать ее учредители и/или руководители без какого-либо обращения к судебным органам.

Еще более этот факт для налоговой может быть усилен тем, что подавшая на исключение из черных списков компания не была реабилитирована не только банком, но и тем более межведомственной комиссией, созданной Банком России.

Итог всего этого для различных обществ, их собственников и руководителей выглядит крайне неприятным. Уже сейчас есть как минимум несколько сот тысяч предпринимателей и бухгалтеров, которым фискальные органы могут предъявить претензии по налоговым долгам их организаций.

С учетом того, как работает механизм реабилитации, число таких физических лиц может только расти. Реабилитации со стороны Банка России не будет, но будут финансовые претензии со стороны налоговых органов.

Если у вас нет особого желания оказаться в числе тех, кому их будут предъявлять, то стоит заранее предпринять меры, чтобы не допустить этого. Это можно сделать либо самостоятельно, если вы обладаете достаточной квалификацией для этого, либо обратиться к тем, кто может оказать помощь в этой сфере, например, посетив сайт http://antelex.ru. Разумные меры предосторожности сегодня помогут избавить от многих проблем завтра.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

аватар

Лежава, Александр

Член редколлегии, специальный корреспондент газеты "Современная школа России". Автор книги "Крах "денег" или как защитить свои сбережения в условиях кризиса" (вышла в издательстве "Книжный мир" в 2009 году) и "Занимательная экономика".

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.