ПОВТОР!!!

Блогер FOFOA выразил ряд противоречивых точек зрения на деньги в недавней статье «В центре внимания: золото». В частности, он утверждает, что деньги – это золото, но не серебро. Он делает еще несколько не менее спорных утверждений. Вот несколько отрывков (выделено мною)…

FOFOA: Золото, и только золото заменит деньги в качестве средства сохранения ценности. Не золото и серебро. Не драгметаллы. Только золото.

Важнейшей функцией денег в современном мире является «смазывание» торговли, или, точнее, поддержание на плаву основных линий снабжения – линий снабжения, которые поставляют товары и услуги туда, где они нужны. Без этого мы были бы ограничены бартерной экономикой, постоянно сталкиваясь с трудноразрешимой ситуацией «двойного совпадение спроса и предложения». Эта проблема связана со случайным поиском кого-то, кто не только нуждается в вашем предложении, но также, по совпадению, продает то, что вам нужно взамен. А в современном мире практически бесконечного разделения труда это была бы катастрофа.

Так что нам нужны деньги, и много денег. На самом деле, нам нужно неограниченное количество денег! (Держу пари, вас удивило, что я пишу такие слова!) Да, именно это я и сказал, нам нужно неограниченное количество денег, чтобы выполнять эту самую необходимую функцию в современном обществе – «смазывания»! Но вот в чем загвоздка: для решения этой на вид невыполнимой задачи нам нужны правильные деньги

Деньги – это долговое обязательство, будь то золото, бумага, морские раковины, счетные палочки или линии, нарисованные на песке. (Еще одно шокирующее утверждение?)  Да, даже золото, используемое в качестве денег, представляет собой долговое обязательство.

По этой причине деньги, применяемые как средство сохранения ценности, должны быть чем-то совершенно отдельным и отличным от средства обмена. Это должно быть именно так, чтобы единица средства сохранения ценности могла расти в цене, в то время как средство обмена увеличивается в количестве и/или скорости обращения.

Фиксированная цена золота в вашей валюте приводит к провалу этой валюты. И на этот раз это не займет 30 или 40 лет. Это случится быстро. И неважно, если бы Бен решил бороться с ценой в $5 тыс, $50 тыс или $5 млн за унцию. Это акт обороны вашей валюты от золота, который ее убивает. 

Честно говоря, я и вправду не знаю, переоценено или недооценено сегодня серебро при $30 за унцию. Но тех, кто рассчитывает полететь на Луну, ориентируясь на промышленные показатели серебра, как в статье на Zero Hedge, или на банкротство бумажного рынка, как члены «комитета бдительности», может ожидать неприятный сюрприз. Такими же фундаментальными аргументами руководствовались и в 1982 году. По крайней мере, мы знаем, что спрос на ювелирные украшения находится в обратной зависимости от цены золота. Но опять же, ведь золото – это деньги? А серебро?

Нам часто встречается такой аргумент в защиту серебра – мол, это «золото бедняка». То есть, золото – это, видимо, «золото богачей». Ну чем богачи отличаются от бедняков? Тем, что у богача есть накопления помимо ежедневных расходов? На самом деле, по-настоящему богатые люди обладают «межпоколенным капиталом», то есть таким, который сохраняется поколениями. У бедняков этого нет.

Ошибка FOFOA №1:

«Так что нам нужны деньги, и много денег. На самом деле, нам нужно неограниченное количество денег!»

Ничего подобного. Вот выдержки из классического текста Мюррея Ротбарда (MurrayRothbard) «Что правительство сделало с нашими деньгами?»

Ротбард: «Деньги – это товар, используемый в качестве средства обмена.

Как и все товары, они существует в виде некоего запаса и пользуются спросом у людей, которые покупают и хранят их. Как и у всех товаров, их «цена» относительно других товаров определяется взаимодействием общего объема их предложения, или запаса, и совокупного спроса людьми, которые покупают и хранят их. Люди «покупают» деньги, продавая свои товары и услуги, точно так же как и «продают» их, покупая товары и услуги.

Деньги – это не абстрактная расчетная единица. Это не бесполезный символ, годный лишь для обмена. Это не «требование общества». Это не гарантия фиксированного уровня цен. Это просто товар».

Миш: Каким должно быть предложение денег?

Продолжаю цитировать книгу…

Ротбард: «Тогда мы можем спросить: каково предложение денег в обществе и как это предложение используется? В частности, мы можем поднять вечный вопрос: сколько денег «нам нужно»?

Должно ли предложение денег регулироваться в соответствии с каким-то «критерием» или можно отдать его на откуп свободному рынку?

Предлагаются различные критерии: что деньги должны перемещаться в соответствии с размером населения, с «объемом торговли», с «объемами произведенных товаров», чтобы сохранять постоянный «уровень цен», и так далее.

Но деньги отличаются от других товаров в одном. И понимание этой разницы дает ключ к пониманию денежных вопросов.

Когда увеличивается предложение любого другого товара, этот прирост приносит благо обществу; это повод для всеобщей радости. Увеличение количества потребительских товаров означает рост уровня жизни в обществе; увеличение средств производства означает стабильный и устойчивый рост уровня жизни в будущем.

[Однако] увеличение предложения денег, в отличие от других товаров, [не] приносит общественной пользы. В целом народ не богатеет. В то время как новые потребительские или капитальные товары улучшают уровень жизни, новые деньги увеличивают только цены – то есть размывают собственную покупательную способность. Причина этого парадокса в том, что деньги ценны своей рыночной стоимостью.

 [Таким образом], мы приходим к удивительной истине, что объем предложения денег не имеет значения. Их предложение может быть любым, как и любое другое предложение. Свободный рынок просто скорректируется, изменив покупательную способность, или эффективность эталона [денежной единицы].

Миш: Книга очень интересна, и я рекомендую прочесть ее целиком.

Одним из ключевых моментов является то, что увеличение предложения денег не приносит пользы экономике. Со временем деньги способны купить все меньше и меньше товаров

Ошибка FOFOA №2:

«Золото, используемое в качестве денег, представляет собой долговое обязательство».

Это утверждение абсурдно, за исключением тех случаем, когда допускается выдача в кредит больше существующего количества золота. Подобная практика является очевидным обманом.

Из Ротбарда:

Любопытно, что многие возражают, что банки не смогли бы зарабатывать, если бы им пришлось действовать на основании принципа «100-процентного запаса» (вексель всегда обеспеченный золотом). Однако это не представляет никакой проблемы, не больше, чем для любого склада. Почти все склады хранят все товары для их владельцев (100-процентный запас), и это само собой разумеется – по сути, в обратном случае это считалось бы мошенничеством или воровством. Их доходы складываются из сервисных сборов с клиентов. Банки могут так же брать плату за свои услуги. Если клиент не согласен платить высокие сервисные сборы, значит, банковские услуги не пользуются очень большим спросом, и применение этих услуг упадет то того уровня, который покажется клиенту приемлемым.

Ошибка FOFOA №3:

Золото, и только золото заменит деньги в качестве средства сохранения ценности. Не золото и серебро. Не драгметаллы. Только золото.

Как и FOFOA, я считаю золото формой денег. Однако в отличие от FOFOA, я думаю, что деньги – это все, чем их считает свободный рынок. Проблема в том, что у нас нет свободного  рынка, а есть только правительственные указы, навязывающие в качестве денег доллары, фунты, иены, юани, евро и франки.

Из Ротбарда:

Сосуществующие системы валют: очень возможно, что рынок, получив свободу, может в конечном счете установить в качестве денег какой-то один металл. Но за последние века серебро упрямо противопоставляли золоту. Однако правительству совершенно необязательно вмешиваться и спасать рынок от его собственных ошибок, сохраняя две монетные системы.

Серебро оставалось в обращении именно потому, что было удобным (для мелочи, к примеру). Серебро и золото могли свободно циркулировать наравне, и в прошлом так и было. Относительное предложение и спрос на оба металла определит обменный курс между ними, и этот курс, как и любая другая цена, будет постоянно колебаться в ответ на эти меняющиеся силы. В какой-то момент, к примеру, унции серебра и золота могли соотноситься как 16:1, в другой – 15:1, и так далее. Какой из металлов будет служить в качестве расчетной единицы, зависит от конкретных условий рынка. Если золото будет расчетной единицей, тогда большинство транзакций будут выражены в золотых унциях, а серебряные унции будут обмениваться по свободно колеблющейся цене относительно золота.

Миш: Остановился бы свободный рынок на золоте прямо сейчас, или на золоте и серебре, или, как думают некоторые мечтатели, на энергии?

Если смотреть с точки зрения истории, то рынок уже отверг энергию. Наиболее вероятной причиной для этого стало то, что энергия не обладает необходимыми характеристиками, связанными с делимостью, хранением и транспортабельностью. Неужели кто-то и вправду захочет пойти в супермаркет и купить хлеб за киловатты? Эта мысль выглядит абсурдной, потому что она и в самом деле абсурдна. Свободный рынок никогда не рассматривал энергию в качестве денег в практическом смысле, это говорит само за себя.

Напротив, при любой возможности, свободный рынок всегда тяготел к золоту.

Почему золото?

Золото обладает множеством свойств, благодаря которым оно может выполнять функцию денег. Оно редко, не подвергается коррозии, легко делится, легко переносится и не портится или гниет в атмосферных условиях. Редкость золота и тот факт, что его предложение практически не испытывает неожиданного роста, делает его первым кандидатом на роль средства обмена. Исторически использование золота в качестве денег не имеет равных на свободном рынке.

Серебро как деньги?

Серебро обладает многими из качеств золота. Более того, серебро долго использовалось в качестве денег. Теоретически свободный рынок, видимо, мог принимать за деньги либо серебро, либо серебро вместе с золотом.

Иногда в некоторых регионах свободный рынок останавливал свой выбор на меди, мехах или даже больших камнях, как, например, на острове Яп. Однако история показывает, что такие определения денег мимолетны или крайне локализованы.

Если бы свободный рынок остановился на серебре (или серебре вместе с золотом), мнение FOFOA (или еще чье-либо) не имело никакого значения.

Если на какой-то момент допустить, что свободный рынок выбрал в качестве денег золото и серебро, мог ли двойной стандарт работать при фиксированном обменном курсе между золотом и серебром?

Здесь я на 100% согласен с FOFOA: абсолютно нет. Невозможны никакие фиксированные отношения между золотом и чем-либо еще, не только между золотом и серебром.

Выбрал бы свободный рынок в качестве денег и золото, и серебро?

В то время как теоретически это возможно, в сегодняшнем мире серебро имеет один огромный недостаток, которого нет у золота: запасы серебра истощены. Золота – нет.

Серебро широко применяется в промышленности. Например, серебро используется в фотографии, зеркалах, компьютерных клавиатурах, музыкальных инструментах, многочисленных лечебных целях, часах, слуховых аппаратах, батарейках и массе других целей, о которых большинство людей даже не подозревают.

Серебро обладает проводимостью лучше любого другого металла.

В Википедии приведен прекрасный список промышленных применений серебра, а также дискуссия о его металлических свойствах. По этой ссылке приводятся три вида применения, о которых большинство людей никогда бы не подумали.

  • Серебро используется для преобразования этилена в этиленоксид, важной промышленной реакции, необходимой для производства сложных полиэфиров. 
  • Благодаря способности серебра поглощать свободные нейтроны, его часто применяют для производства графитовых стержней, регулирующих цепную реакцию деления в атомных реакторах со сжатой водой, обычно в виде сплава, содержащего 80% серебра, 15% индия и 5% кадмия.
  • Серебро используется для производства мягкого и твердого припоев, и в виде тонкого слоя опорных поверхностей может обеспечивать существенное увеличение сопротивления к истиранию и уменьшать износ под большим весом, особенно стали.

В противоположность серебру, почти все когда-либо добытые унции золота по-прежнему существуют, а не погребены на свалке.

С исторической точки зрения, когда серебро использовалось в качестве денег, оно не имело такого промышленного применения, как сегодня? Имело бы это какое-то значение? Может да, а может, и нет.

Только математика, мадам

FOFOA прокомментировал мое утверждение в статье «Еще больше очковтирательства по поводу серебра; просто математика, мадам»

«Будучи сторонником дефляции, полагающим, что золото – это деньги, я в течение долгих лет занимаю длинные позиции как на серебро, так и на золото».

В этом нескладно сформулированном предложении соединяются две определенные мысли:

1. Золото - деньги

2. Я не играю на понижение серебра.

Как отмечалось выше, теоретически свободный рынок мог принять серебро в качестве денег, хотя по некоторым причинам, мог и не принять. Я просто хотел опровергнуть голословные утверждения о том, что ставлю на понижение серебра, участвую в заговорах с банками и подобный нонсенс.

Так вот, чтобы не было недоразумений: я не играю на понижение серебра, и никогда этого не делал. Возможно, я мог бы в какой-то момент, но таких планов у меня определенно нет.

Переписка с Джеймсом Терком

Я получил это письмо от Джеймса Терка (James Turk) по поводу статьи «Просто математика, мадам».

«Привет, Миш

Я бы тоже никогда не стал оправдывать JPM. И я считаю, что обвинять JPM – это примерно то же самое, что обвинять мокрые улицы в том, что идет дождь. Конечно, суть манипуляций сводится к вмешательству американского правительства, направленному на сохранение позиции доллара как мировой резервной валюты, в то время как мы все знаем, что он не заслуживает такой уважаемой роли, имеющей критическое значение для здоровья мировой экономики.

В любом случае, твоя статья мне показалась хорошей и аргументированной – до определенного момента. Исключение составляет лишь последний абзац. Я согласен, что ценовое подавление идет на пользу тем из нас, кто избавляется от переоцененных долларов и покупает недооцененное золото и серебро. Но здесь есть более серьезная проблема. Правительственное вмешательство искажает рыночные процессы, и одним из важных последствий этого являются неверные сигналы рынка (например, это одна из причин того, почему так много домов было построено наудачу). Эти неверные сигналы нарушают рыночный процесс, потому что предприниматели в итоге накапливают капитал не там, где надо (австрийские экономисты называют это «неэффективным инвестированием»), что разрушает капитал и, таким образом, ослабляет опору капитализма. Я бы хотел, чтобы правительственное вмешательство на рынке прекратилось.

С уважением,

Джеймс

Я согласен с Джеймсом Терком.

Мне не следовало говорить: «Допуская, что JPMorgan мог и подавлял цену на что-то ниже естественной стоимости, все должны быть счастливы и не жаловаться на возможность купить что-нибудь стоящее по дешевке!»

Я пытался быть клевым. К сожалению, такие высказывания попустительствуют несправедливому отношению к производителям, помимо других искажений. Я ошибался, и я просто отношусь к таким вещам. Когда ошибаешься, просто признай это. Это не первый и не последний раз.

Что касается правительственной интервенции, в общем, я не могу не согласиться с высказыванием Джеймса Терка. Мы оба хотим упразднения Феда и установления в мире (не только в США) стабильной валютной системы.

По поводу конкретных действий JPMorgan Джеймс как-то написал мне: «К сожалению, никто из нас не может подтвердить нашу точку зрения с помощью достоверной информации, так что мы можем только оставаться при своих мнениях до тех пор, пока не появятся неопровержимые доказательства».

Это честная позиция. Ошибаться могут обе стороны.

В настоящее время наблюдается сплошное очковтирательство. Я спросил Джеймса, считает ли он попытки вынудить JPMorgan на понижение неправильными или неэффективными. Джеймс пишет:

Это не приводит к обратным результатам, потому что публичность привлекает внимание к рынку серебра, что есть хорошо. Это внимание приводит к тому, что большее количество людей понимает реалии серебра, и это тоже очень положительный момент. Серебро все еще продается по очень хорошей цене, так что его покупают больше людей, что также хорошо, потому что приобретенное серебро защитит их от гиперинфляции доллара, которую я ожидаю. На самом деле, я считаю, что рост цен на сырьевые товары и недавний коллапс цен на облигации Минфина за последние несколько недель являются важным предзнаменованием не только возможности гиперинфляции, но и ее быстрого приближения.

Однако я согласен, что упор на JPM вводит в заблуждение, если народ не понимает, кто здесь реальный преступник, которым является правительство США. Это интриган, стоящий за кулисами и устраивающий ценовые манипуляции с помощью Экономического стабфонда и прочих средств, чтобы сохранить преобладающую ныне неконституционную систему необеспеченных металлом денег.

По поводу вопроса «Если бы JPMorgan попал под сжатие, стали бы биржи на его защиту, чего бы это ни стоило?»

Он ответил в письме…

Да, конечно, биржи всегда благоволят дилерам, потому что дилеры контролируют биржи. Спросите братьев Хант (Hunts). Ну, или спросите народ на Лондонской бирже металлов, занимавший длинные позиции на никель, когда эта биржа поменяла правила, и никто не обвинял спекулянтов в том, что они пытались вытеснить игроков на понижение никеля. Спекулянты, игравшие на рост никеля, были промышленными пользователями, купившими никель с целью хеджирования производственных потребностей. Короче говоря, биржи всегда защищают инсайдеров. Как «инсайдеры» они могут быть еще и контролерами.

Я спросил Джеймса: «Вне зависимости от действий JPMorgan – разве не лучше незаметно накапливать металл, не пытаясь способствовать распространению паники?»

На это он ответил…

Конечно, это так. Именно так и поступил Воррен Баффетт (Warren Buffett), тайно накопив 130 млн унций серебра с июля 1997 года до обнародования своих приобретений в феврале 1998 года. Тем не менее, его секретные закупки подняли серебро с $4,15 (когда он начал его скупать) выше $7 (когда он объявил об этом), а тогда запасы серебра были относительно богатыми, не настолько ценным, как сегодня, и не пользовалось таким спросом.

Так что если кто-то попытался бы сегодня купить 130 млн унций серебра, мне кажется, ему понадобится на это не менее восьми месяцев, как Баффетту, и это, скорее всего, поднимет цену выше $100 за унцию. Поэтому я и сомневаюсь в надежности предполагаемого серебряного обеспечения SLV, когда вижу, как он якобы пополняет свои запасы на десятки миллионов унций в неделю. Для меня это попросту не представляется возможным, особенно с учетом преобладающих на рынке условий, когда предложение физического металла очень ограничено и практически недоступно по сравнению с ситуацией всего двумя годами ранее.

Конструктивные меры, которые можете принять вы

Я все еще считаю, что беспорядочными жалобами на серебряных спекулянтов в Интернете мало помогут делу, даже если это правда.

Время можно провести и с гораздо большей пользой, например, пообщаться со своим законодательными представителями, дать им следующие книги и кратко объяснить, что происходит:

Это ссылки для покупки этих книг на Амазоне. Вот бесплатные версии:

Надо сказать, что многие не поймут, по крайней мере, сразу. Но со временем до них дойдет, если достаточное количество народа готово должным образом донести суть.

Мнения имеют значения, мнения меняются. Вы можете помочь. Если хотите сделать что-нибудь полезное, а не просто ныть о спекулянтах, купите эти книги, назначьте встречу со своим законодательным представителем, забудьте рассказы о гиперинфляции хотя бы на время разговора с ним, затем спокойно объясните, как Фед создавал эти циклы спадов и подъемов, и почему нам нужно покончить с Федом.

аватар

Шедлок, Майкл "Миш"

Shedlock, Mike "Mish"

Один из самых известных экономических и финансовых блогеров в англоязычной блогосфере.

Все статьи автора       Сайт автора