Амурский «Клондайк» только для своих?

золото

Источник: 2x2.su

Автор: Дарья Прокопьева

Как в регионе борются с нелегальными золотодобытчиками и может ли отрасль обойтись без иностранцев?

Почти 200 лет назад Приамурье захватила золотая лихорадка - и будто продолжается до сих пор. «Черные старатели» съезжаются в регион из других стран, добывают драгоценный металл без всяких лицензий, зато с множеством нарушений.

В 2018 г. губернатор области решил, что с нас хватит, и подписал нулевую квоту на привлечение иностранной рабсилы в золотодобычу. Но что это значит?

Нулевая - не преграда?

- Как такового запрета на привлечение иностранных граждан в эту сферу нет, - пояснила начальник областного управления занятости населения Елена Дуленова. - Квотирование иностранной рабсилы распространяется только на прибывающих в Россию по визе.

Между тем приезжие из стран с безвизовым порядком въезда в Россию могут работать у нас по патентам, граждане стран - участниц Евразийского экономического союза - и вовсе не нуждаются в разрешительных документах. Также существует утвержденный Минтрудом РФ перечень профессий, на которые квоты не распространяются. Среди них, например, должности директоров различного уровня и главного инженера в промышленности.

Так что нулевая квота вовсе не освобождает золотодобычу от иностранных специалистов. Более того, в течение года при поступлении заявок работодателей квота может увеличиваться и уменьшаться. Например, к концу 2018 г. ее сократили на 47% от начального размера.

За каждого незаконно привлеченного иностранного работника или лица без гражданства юрлицам положен штраф от 250 до 850 тысяч рублей. Самих иностранцев ждет штраф от 2 до 5 тысяч рублей.

Да и работодатели всю квоту не используют. Скажем, до 2017 г. заявок на привлечение иностранных работников в сферу золотодобычи вовсе не было, поэтому и квота была нулевой. А в том году разрешение на работу в сфере добычи металлических руд получили всего 68 человек, заявку на их привлечение подала одна организация. В 2018-м о потребности в привлечении иностранцев заявили уже две компании, квота выросла до 141 человека. Но и это мелочи в сравнении с общей квотой, которая сейчас превышает 28 тысяч иностранных работников.

Своих хватает

Очевидно, что нулевая квота ударит по амурским золотодобытчикам не так сильно, как кажется. Выданные в рамках квоты разрешения на работу и так действуют не более года, потом иностранец должен покинуть Россию. И уехавших есть кому сменить.

По данным управления занятости населения Амурской области, сейчас на учете более 1400 безработных, чьи профессии и специальности востребованы на золотодобывающих предприятиях. Вакансий заявлено меньше - 737. Работников ищут 29 организаций, занимающихся сезонной добычей драгметаллов, еще 3 организации предлагают постоянную работу. Причем нуждаются больше в представителях рабочих профессий - таких вакансий 70%.

Помимо этого, профессионалов необходимых специальностей готовят в Приамурье инженерно-консультационный центр и Покровский горный колледж в Зее, а также Благовещенский политехнический колледж. Золотодобывающие предприятия, работающие в Зейском, Магдагачинском, Селемджинском и Тындинском районах, с готовностью принимают студентов на стажировку, выпускников - на работу. Система работает как часы, в принудительном распределении выпускников нужды нет, считают в региональном управлении занятости населения.

Также нет необходимости сокращать квоты по привлечению иностранных рабочих в других областях. Такие работники занимают преимущественно те ниши рынка труда, которые не заполняются российскими гражданами из-за миграционного оттока населения и снижения числа амурчан трудоспособного возраста.

Янтарь дороже золота

Получается, введение нулевой квоты ситуацию кардинально не изменит: рабочих мест для амурчан и так хватает, а наносящие наибольший ущерб золотодобытчики и так работают нелегально. Нужны другие, дополнительные методы борьбы с ними.

В региональном правительстве видят еще несколько путей решения этой проблемы. Предлагают создать мобильную группу по проведению рейдов, присваивать амурчанам статус общественных инспекторов по охране окружающей среды, конфисковывать задействованную в незаконной добыче технику, наконец, ужесточить действующие законы.

- Сейчас за добычу полудрагоценных камней (янтарь, нефрит) наступает значительно более тяжкая ответственность, чем за самовольную добычу драгметаллов, более ценных, - отмечает благовещенский межрайонный природоохранный прокурор Олег Зюбин.


И действительно, за безлицензионную добычу золота физлицам полагается административный штраф от 3 до 5 тысяч рублей, а за добычу полудрагоценных камней - от 200 до 500 тысяч рублей, плюс возможная компенсация орудия правонарушения. Поэтому природоохранная прокуратура инициировала рассмотрение вопроса о включении драгметаллов и камней в ст. 7.5 КоАП РФ - ту самую, что предусматривает наказание до 500 тысяч рублей. Аналогичные предложения вносили специалисты минприроды области и областного управления Росприроднадзора. В том числе предлагалось ужесточить административное наказание за загрязнение водных объектов в процессе добычи золота.

Но о дальнейшей судьбе этих идей правоохранители не знают - решением об ужесточении законов занимается Федеральное Собрание РФ. И это, кстати, не единственный аспект золотодобычи, находящийся в ведении федеральных властей. Например, амурские депутаты не могут разрешить, даже если бы хотели, туристическую или частную добычу золота на мелких месторождениях: это также вопрос федерального значения.

Компетентно

Без иностранцев - никак

- Обойтись без иностранной рабсилы область не может, - считает экономист Андрей Конюшок. - У нас уже сложилась архитектура народного хозяйства: половина населения занята в с/х и не может просто так переключиться на работу на промышленных предприятиях. Более того, если всю молодежь оттуда направить на горную, газоперерабатывающую промышленность, кто будет занят в АПК?

Мы находимся в условиях дефицита трудовых ресурсов, особенно квалифицированных, и иностранная рабсила его восполняет. Она нужна нам по трем направлениям:

- первое - вахтовая и временная работа при создании объектов инфраструктуры и промышленных предприятий, а также высокотехнологичные предприятия;

- второе - отрасли с определенной сезонностью - то же с/х;

- третье - социальная сфера, сфера обслуживания - в ресторанах, кафе, барах.

И мы видим, что каждый год к нам приезжают сотни тысяч выходцев из Средней Азии, мы видим много работающих китайцев на стройках. И эти люди не остаются без работы - рынок иностранной рабсилы востребован.

Что касается горнорудной добычи, то здесь иностранцы не нужны. Во-первых, после более чем 150 лет добычи россыпные месторождения уже не являются перспективными. Тем более что эта добыча нарушает экологический баланс. А людей, не болеющих за состояние экологии, нам здесь не нужно. Так что нет необходимости наращивать объем рабсилы в россыпной золотодобыче. Во-вторых, на рудных месторождениях рабсила нужна на период строительства крупных горных объектов, но не на их эксплуатации.

Я подозреваю, что губернатор, обнуляя квоту иностранцев в золотодобыче, как раз и имел в виду работы на россыпях. А здесь, как я уже сказал, мы видим обнищание природных ресурсов и работу в глухой тайге, где ее трудно проконтролировать. А ведь она должна вестись с соблюдением определенных требований, в том числе по рекультивации земель. Временные, не заинтересованные в экологии компании с этим не справятся.

Справка

Квота на иностранную рабсилу в 2019 г.:

Виды деятельности

Квота, чел.

Страна исхода

Лесное хозяйство

103

КНР

Добыча камня

10

КНР

Производство керамического кирпича

194

КНР

Строительство

1470

КНР

Строительство Амурского ГПЗ

26 138

Босния и Герцеговина, Индия, КНР, Сербия, Туркмения, Турция, Филиппины, Хорватия, Черногория

Ремонт транспорта

60

КНР

Оптовая и розничная торговля

602

КНР

Общепит

168

КНР, Турция

Другие

33

КНР, Таиланд

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.