Анатомия гиперинфляции

покушение на Мадуро

Недавно на венесуэльского президента Николаса Мадуро (Nicolas Maduro) совершили покушение с помощью двух беспилотников с взрывчаткой. Улицы охватил хаос из-за спасающихся бегством военных. Но сегодня подобный ад в Венесуэле – где у граждан закончились предметы первой необходимости, такие как туалетная бумага, и они стали есть своих домашних питомцев, чтобы выжить, – обычное дело. Популярные СМИ, чьи мозги промыты кейнсианством, мало говорят о Венесуэле или гиперинфляции, возможно, потому что инстинктивно понимают, что глобальные элиты уже бросили семена неуправляемой инфляции всемирных масштабов, – и не хотят вас пугать.

Венесуэла сейчас охвачена гиперинфляцией огромных масштабов. Коммунистическое правительство своей некомпетентностью привело экономику к фискальной катастрофе. Среди прочего, квалифицированных фермеров выгнали с их земли и заменили правительственными аппаратчиками, необученными и неспособными производить достаточно продовольствия, чтобы прокормить народ. Производство нефти также сократилось из-за бесхозяйственности и коррупции. Чтобы сгладить свой растущий долг, правительство печатало огромные суммы денег в ответ на растущий бюджетный дефицит. Валюта обвалилась, и по долгам, деноминированным в иностранных валютах, был объявлен дефолт.

Международный валютный фонд прогнозирует уровень инфляции в Венесуэле в этом году 2,349%. Венесуэльцы голодают и массово покидают страну – страна представляет собой современную поучительную историю о том, что происходит, когда умирают бумажные деньги.

И хотя Венесуэла – живой пример провальной экономики, на планете есть и другие, не далеко ушедшие от нее рушащиеся экономики. Турция – еще одна экономика, стоящая на грани гиперинфляционного смертельного пике.

Турецкая лира в этом году ослабла относительно доллара на 40% и сейчас находится вблизи исторических минимумов. Турция оказалась в безвыходном положении в своих попытках погасить долги, деноминированные в иностранных валютах, таких как доллар и евро. У турецких банков и корпораций истекают сроки долгов в иностранной валюте на миллиарды долларов, и они практически не в состоянии их обслужить, когда турецкая лира пребывает в свободном падении.

В дополнение к корпоративному долгу, турецкое правительство сильно зависит от краткосрочных «горячих денег» для покрытия дефицита своего текущего счета. Данный дефицит в последние годы вырос, так как президент Эрдоган (Erdogan), в отчаянной ставке на сохранение власти, пытался завоевать предрасположенность к себе после неудавшегося переворота 2016 г. такими стимулирующими мерами, как сокращение процентных ставок, кредитные гарантии, инфраструктурные расходы и налоговые льготы. А теперь еще и американские санкции в случае вступления в полную силу могут обеспечить крах турецкой экономики.

Возможно, еще хуже, чем в Турции, обстоят дела в Иране, чья экономика остро ощущает американские санкции и также пребывает в свободном падении. Иранская валюта, риал, за последние 12 месяцев потеряла 80% своей стоимости. Помимо американских санкций, Иран также страдает от правительственного расточительства и коррупции. Такой экономический хаос также привел к общественным волнениям. Как и Венесуэла, Иран также богат на нефть, но его правительство ненавидит свободные рынки.

И еще одна страна, заслуживающая сейчас внимания, – ЮАР, стоящая на перекрестке экономической стагнации и краха. Подобно Зимбабве в 2000 г., правительство ЮАР сейчас перераспределяет сельскохозяйственные угодья белых землевладельцев черным южноафриканцам. Добавьте к этому повышение налогов, рекордные цены на бензин и устойчиво высокий уровень безработицы – и получите экономику, трещащую по швам.

Все гиперинфляции следуют похожему шаблону. У них четыре основных общих составляющих: во-первых, отношение долга к ВВП поднимается настолько, что рынок считает страну неплатежеспособной; во-вторых, процентные ставки начинают бесконтрольно расти, что сильно увеличивает отношение долга страны к ее ВВП; в-третьих, центральный банк вынужден полностью монетизировать эмиссию облигаций в тщетной попытке пресечь смертельное пике процентных ставок; и в-четвертых, конечный результат – полный крах валюты, как внутренний, так и внешний.

В случае Зимбабве конечный результат был второй худшей гиперинфляцией во всемирной истории – на первом месте гиперинфляция в Венгрии после Второй мировой войны. По оценкам, годовой уровень инфляции в 2009 г. достиг пиковых 80 млрд %.

И тут мы подходим к Японии. Япония – четвертая крупнейшая экономика мира по паритету покупательной способности, и никто ее автоматически не ставит в один ряд с Венесуэлой, Турцией и Ираном. Но правда в том, что Япония погрязла в потерянных десятилетиях экономической стагнации. 85% японских правительственных облигаций принадлежит японскому центральному банку, и Япония – неплатежеспособная страна с долгом, измеряемым квадрильонами иен. Банк Японии теперь пошел ва-банк с этим долгом и пообещал гарантировать, что процентные ставки не будут расти. По сути, даже ставка по 10-летним облигациям была снижена до 0%.

Недавно Банк Японии провел короткий эксперимент со своей политикой процентных ставок. Ставкам по долгу с большим сроком разрешили подняться всего на несколько базисных пунктов в попытке помочь банковской системе. От одного лишь намека на это доходность облигаций подпрыгнула с 5 базисных пунктов (б. п.) до более чем 10 б. п., что на 100% связано с законом малых чисел. Результатом стала паника на глобальных рынках, всего за один день обвалившая индекс Nikkei на 300 пунктов.

В тот же день отважные японские руководители были вынуждены полностью отказаться от своего «эксперимента» со свободными рынками. Японское правительство и центральный банк теперь признали, что процентные ставки не могут основываться на рыночных показателях, и решили бесконечно печатать деньги, чтобы гарантировать вечные нулевые процентные ставки. Если разрешить 10-летним облигациям предлагать инвесторам намного больше, чем нулевую доходность, это быстро обрушит фондовый рынок и экономику.

Когда правительство признает, что ему нужно постоянно печатать деньги, чтобы выплачивать долги, валюта становится практически бесполезной и начинается путешествие к безудержной инфляции.

Но в Японии гиперинфляции пока нет; нет даже обычной непреодолимой инфляции. По сути, японская инфляция, измеряемая по индексу потребительских цен, судя по всему, никак не достигнет 1%. Дело в том, что, в отличие от прошлых гиперинфляций, Япония является крупной экономикой и поэтому ее валюта имеет статус резервной. И страна страдает от десятилетий дефляции. Потребителям насильственно прививается такой менталитет вечно падающих цен. Поэтому в Японии намного сложнее достичь третьей составляющей гиперинфляции – полного краха валюты.


Внешнего и внутреннего валютного кризиса намного проще достичь в небольшой банановой республике, чем в значительной глобальной державе, наслаждающейся статусом резервной валюты.

Кроме того, на данном этапе японская иена не сильно отличается от остальных валют развитых стран, в том смысле, что у всех них процентные ставки намного ниже исторических средних значений и их центральные банки имеют большой баланс, нуждающийся в расчистке.

Амеба с самым высоким IQ на этом фронте – США. Федеральная резервная система сокращает свой баланс – правда, все еще очень большой, – и иена падает относительно доллара. Тем не менее полномасштабный крах иены с типичным годовым уровнем инфляции, измеряемым в миллионах или миллиардах процентов, вероятно, не предвидится. Но это не значит, что Япония полностью лишена риска инфляции.

Если на минутку заглянуть в историю, то можно увидеть, что Римскую империю как минимум частично разрушила непреодолимая инфляция (тысячи процентов в год). Гиперинфляции не было, потому что полный внешний валютный крах был невозможен, учитывая, что тогда не существовало изощренного рынка для торговли валютой с другими странами в реальном времени. И тем не менее наблюдался дестабилизирующий внутренний всплеск инфляции. Все потому, что власти систематически сокращали процент золота, серебра и меди в монетах.

Я веду к тому, что мы скоро увидим по всему миру быструю инфляцию, каких мы не видели со времен Римской империи ок. 275 г. н. э. Все потому, что правительства развитых стран, включая Европу, Японию и США, скоро вынуждены будут признать, что их будущая платежеспособность зависит от процентных ставок, неспособных нормализироваться, и долгов, которые вечно будут монетизироваться. Другими словами, следует ожидать, что внутренний инфляционный кризис уничтожит большую часть покупательной способности всех бумажных валют из-за реакции центральных банков мира на неизбежное схлопывание нынешнего глобального финансового пузыря.

Инфляция происходит, когда валюта разжижается настолько, что рынок перестает верить в ее покупательную способность. К сожалению для мирового среднего класса, именно это нас ждет впоследствии следующего глобального финансового кризиса.

аватар

Пенто, Майкл

Pento, Michael

Глава инвестиционной компании Pento Portfolio Strategies LLC. Известный сторонник австрийской школы экономики с опытом работы в инвестиционной индустрии более 20 лет.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.