Без вины непрестижные: пора взглянуть по-новому на «плохие» районы Москвы

Источник: Московский Комсомолец

Авторы: Антон Размахнин и Дарья Тюкова

Кто хочет жить в Москве? Еще лет 30–40 назад на этот вопрос 100% россиян ответили бы: хотим. Вы удивитесь, но в наше время жить в столице хотят немногие. Почему? А потому, что Москва бывает разной. И некоторые районы уже превратились в гетто. Вместе со знатоками городского устройства «МК» разобрался в блеске и нищете столичных районов.

вложения в московскую недвижимость

фото: Наталья Мущинкина

Исследование, проведенное недавно одним из крупнейших московских агентств недвижимости, обновило «антирейтинг» столичных районов. Помимо ставшей нарицательной Капотни в пятерку самых непрестижных (читай — дешевых) районов внутри МКАД попали Метрогородок, Гольяново и оба Бирюлева — Западное и Восточное. Эти районы имеют все шансы стать настоящими гетто, пугают риелторы: мол, приличные люди там квартиры не покупают, а покупают только «неприличные». Те, что без регистрации, по 10 человек на комнату и по-русски не разумеют.

Риелторов можно понять: их задача — продать более дорогие районы. Но спросите любого старожила такого «почти гетто» — и вы услышите, что вообще-то район очень даже неплохой. Разве что дома старенькие: пора в реновацию. Именно так обстоит дело, скажем, в Метрогородке — дальней окраине Восточного округа столицы.

вложения в московскую недвижимость

фото: Наталья Мущинкина

К лесу передом

Попасть в Метрогородок просто: всего лишь выйдите на станции метро (или МЦК) «Бульвар Рокоссовского» и перейдите по мосту железную дорогу. По Открытому шоссе, мимо родины отечественных картофельных чипсов — бывшего комбината «Колосс», надорванного битвами собственников 90-х, — чинно идут трамваи, автобусы. Раз в одну-две минуты, вполне современные и комфортабельные. Что же здесь депрессивного? Пока непонятно: район выглядит обычной московской окраиной, не такой уж далекой.

Первый поворот налево, на Лосиноостровскую улицу. Сюда сворачивает 75-й автобус. Две остановки — и городские дома заканчиваются, начинается настоящий лес. Собственно Лосиный Остров. Здесь вдоль дороги — несколько вузов, пара больниц. А в основном — почти что первозданная природа. И это депрессивный, непрестижный район? Да по всем понятиям здесь должен быть квартал миллионеров!

— Па-аберегись! — кричит рабочий с крыши последней перед лесом, белой длиннющей хрущевки. И добавляет несколько слов на тюркском языке — для коллег, ожидающих внизу. Чистят снег — сразу, как только выпал.

— Хорошо здесь жить! — вслух завидую выходящему из дома мужчине. Ему хорошо за 50, одет в лучших советских традициях: темная куртка, почти ватник, на голове раритетная цигейковая ушанка.

— Ага, хорошо… — плюется в сугроб обладатель вида на лес. — Вон эти, — показывает на коммунальщиков на крыше, — опять кровлю обдерут — до весны сухими не доживем. Скорее бы, что ли, снесли нас!..

Пятиэтажка, да еще рядом с лесом, — завидное для многих жилье. Но в ожидании сноса или еще чего-нибудь в этом роде — а может, просто от нехватки денег — в квартиры люди не вкладываются. Балконы — или остекленные в 80–90-е годы, при помощи автобусных стекол, или первозданные — грязные, открытые, с кучей хлама. Окна — чаще старые деревянные, чем современные стеклопакеты. А зачем, если денег мало, а судьба домов может измениться в любой момент?..

Зато в палисадниках — красота: конструкции из старых покрышек, пластиковых ведерок, дощечек. Ветряные мельницы, лебеди, грибки, гномики — кто во что горазд. Около каждой пятиэтажки — по одной-две таких малых архитектурных формы. Абсолютно неформальные, даже «партизанские».

— Это? Да, это красиво, — улыбается Наталья Ипполитова, жительница дома между Лосиноостровской улицей и Открытым шоссе. — У нас бабушка тут есть — она весь год в «огороде». Зинаида Ивановна. Говорят, еще в деревне родилась, которая здесь была раньше…

вложения в московскую недвижимость

фото: Наталья Мущинкина

Дворец с видом на ТЭЦ

А вот и снова Открытое шоссе. Опять же обычный московский район, еще и получше других: пока нет высоток, не так много народа, демократичные магазины. В других районах — царство сетевого ритейла, здесь — своя гордость: небольшие сети и частные магазинчики с оригинальными названиями. Внутри — обычные когда-то прилавки, хотя есть и более привычные нынче супермаркеты.

Вот отделение связи (непростое — с банком!), а напротив него — красивый особняк, похожий на английский фамильный замок времен короля Георга. «Техникум, — машут рукой прохожие. — Красивый? Может быть. Только заброшен уже года три как!» Действительно, вывески уже нет, красивая лестница нечищена, и только таинственный герб под самой крышей создает атмосферу и легкую загадочность.

Конечная станция трамваев называется «Детский санаторий». Что еще раз подтверждает: воздух здесь хороший. Был когда-то: сейчас район считается среди отстающих по экологии. Как так — ведь Лосиный Остров рядом? А вот так: на другой стороне Открытого шоссе — вовсе не лес, а дымящие трубы. Это работающая во всю мощь ТЭЦ-23 («Гольяновская»), которая обеспечивает теплом чуть ли не весь восток Москвы. Вроде бы и невелико загрязнение от современной ТЭЦ — не химзавод же. Но — трубы, дым, промзона с ее вечерним запустением… и получается, что «не берут» покупатели с деньгами Метрогородок. Сторонятся. Считают непрестижным. Такая уж неписаная московская иерархия.

Кто круче

Рейтинги эти во многом сложились традиционно. Следовательно, не всегда объективно. Например, почему жить в Крылатском — это круто, а в соседнем Кунцеве — уже не очень? Да потому, что Крылатское — это принципиально новый район, выстроенный специально для выдачи там квартир советской элите, в котором все до мелочей было просчитано: количество школ, расстояние до магазинов, зеленые зоны… Кунцево — бывший подмосковный город, где вся жизнь вертелась вокруг нескольких фабрик (преимущественно швейных). Было самобытное местечко — оно и осталось. Вроде бы уютно, по-старому, но… непрестижно!


Во многом Москва, яркая, модная и современная, до сих пор живет по стереотипам, рожденным в СССР. В эпоху, когда квартиры не покупали, а получали, уже по месту прописки можно было составить первое впечатление, что за человек перед тобой. Близ Аэропорта и Сокола — люди, имеющие отношение к литературе (оттуда т.н. писательские дома на Песчаных улицах), вдоль Ленинского проспекта — люди науки, а в Крылатском селились партийные кадры…

— Для гармоничного развития города необходимо социальное разнообразие, — рассказал «МК» урбанист Илья Заливухин. — Своего рода гетто появляются там, где однородное население: то есть может быть как престижное гетто вроде Сокола или Ленинского проспекта, так и ужасающее гетто вроде Гольянова или Бескудниково. Так или иначе, одним из главных факторов для определения престижности района будет наличие метро или иного общественного транспорта: если люди могут без труда уехать из района и вернуться туда, он перестает быть замкнутым пространством.

Согласно одной из существующих теорий развития города, престижность района напрямую связана с тем, насколько слаженной была там жизнь до включения его в состав Москвы: чем самобытнее в начале ХХ века, тем «отстойнее» сейчас. Так, например, если Метрогородок или Люблино существовали как самоорганизованные рабочие поселки, а сейчас градообразующее предприятие исчезло — исчезла и их самоидентификация, остался лишь не слишком удобно расположенный кусок земли. В отличие от того же юго-запада, где каждый метр строился специально для нового человека.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.