Что говорит миру стена Трампа

«Есть что-то, что не любит ограждений» (Something there is that doesn’t love a wall), так американский поэт Роберт Фрост (Robert Frost) начал стихотворение под названием «Починка стены» (Mending Walls).

У американских левых вызывает отвращение идея «прекрасной стены», которую президент Трамп (Trump) намерен построить вдоль 3000 километровой границы между США и Мексикой.

Аргументы ее противников, как правило, опираются на экономические и практические соображения. Стена не нужна. Она не остановит нелегальных мигрантов. Она слишком дорого стоит.

Тем не менее, проблема здесь куда глубже. Идея постоянного барьера между нашими странами затрагивает суть разрыва между двумя нашими Америками по самым фундаментальным вопросам.

Кто мы? Что такое нация? На чем стоит Америка?

Те, кто отчаянно желают увидеть построенную стену, остановить незаконную иммиграцию, и депортировать нелегалов, видят, что страна, в которой они выросли, умирает, исчезает и превращается в нечто странное и чуждое.

Дело не только в том, что нелегальные мигранты отнимают рабочие места у американцев, совершают преступления, или что так многим из них требуются субсидии на питание, социальное обеспечение, жилье, образование и здравоохранение. Дело в том, что они меняют нашу страну. Они меняют нас.

Два десятилетия назад старые правые и неоконсерваторы затеяли яростный спор о том, чем была Америка и чем она становится.

Были мы с самого начала новым, уникальным, и отдельно определяемым народом, как англичане, французы и немцы?

Или Америка – это новый вид нации, идеологическая нация, придуманная нация, объединенная на основе идей и идеалов Джефферсона (Jefferson), Мадисона (Madison), Линкольна (Lincoln) и д-ра Кинга (Dr. King)?

Старые правые стояли на том, что Америка существовала и до Революции и эта новая нация, этот новый народ выписал свое собственное свидетельство о рождении, - Конституцию. Еще до того, как Вашингтон (Washington), Мадисон и Гамильтон (Hamilton) приехали в Филадельфию, Америка уже была.

Революция была фактором, вызвавшим преждевременные роды нации.

Мы не стали новой нацией, потому что приняли идею Джефферсона о том, что все люди «созданы равными». Мы стали новым народом благодаря семейному разрыву со Страной Матерью, описанном в декларации как разрыв связей с нашей заморской «братией», которая больше не заслуживала нашей верности и любви.

Соединенные Штаты возникли в 1789 году. Конституция создала правительство, государство. Но страна уже существовала.

Сначала, в середине XIX века, приехали сбежавшие от голода ирландцы, затем появились немцы, вырвавшиеся из бисмарковской Пруссии, а потом итальянцы, евреи, поляки, греки, словаки прибыли на остров Эллис. Они были иностранцами, которые стали гражданами, а через какое-то время - американцами.

И лишь десятилетия спустя после Великого переселения 1890-1920 гг, через общие испытания Великой Депрессии, Второй мировой войны и Холодной войны мы действительно стали единой нацией и народом.

К 1960 году почти все из нас разделяли одних и тех же героев, праздники, говорили на одном языке и лелеяли ту же культуру.

Те, кто еще помнят Америку той эпохи, видят, что сегодня нация прошлого разваливается на куски. Свирепость наших политических баталий, примером чему стали последние выборы, свидетельствует о том, что американцы стали ненавидеть друг друга так, как революционное поколение возненавидело англичан, от которых они откололись.

В 1960 году мы были западной христианской страной. 90% нашего народа уходили корнями в Европу. 90% были как-то связаны с христианской верой. Для десятков миллионов тех, к кому обращается Трамп, стена представляет собой последний шанс сохранить эту нацию и народ.

Для многих космополитических левых этническая или национальная идентичность не просто не стоит того, чтобы за нее бороться, - они хотят ее полностью отбросить. Они считают ее формой атавистического трайбализма или расизма.

Стена Трампа затрагивает сердцевину великой схватки нашего времени.

Учитывая, что 80% цветных голосуют за демократов, можно с уверенностью сказать, что ни движение Трампа, ни Республиканская партия не смогут выжить в Соединенных Штатах, ставших страной Третьего мира.

Более того, с тем распадом нации, который мы сейчас наблюдаем, и всеми разговорами о разделе таких штатов как Техас и отделении таких штатов как Калифорния, как нам выжить как одна нация и народ?

Старая Европа не знала массовой иммиграции до 20-го столетия.

Теперь по всей Европе левоцентристские и правоцентристские партии сталкиваются с массовым дезертирством, так как граждане считают, что они не могут справиться с экзистенциальной угрозой нашей эпохи – захватом континента выходцами из Африки и Ближнего Востока.

Стена президента Трампа – это декларация всему миру: это наша страна. Мы решаем, кто сюда приезжает. И мы будем защищать наши границы.

Суть кризиса нашего времени заключается не в том, что некоторые американцы произносят эти слова, но в том, что многие из них слишком парализованы, чтобы сказать их или в том, что им наплевать или в том, что они с готовностью принимают происходящее с их страной.

аватар

Бьюкенен, Патрик Д.

Buchanan, Patrick J.

Советник трех президентов США, дважды участвовал в президентской гонке, президентский кандидат от Республиканской партии в 1992 и 1996 гг и от Партии Реформ в 2000 году.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.