Даг Кейси о том, почему 2020-е станут вероятно самой турбулентной декадой за 250 лет

финансовый апокалипсис

Впереди шторм

International Man: Из-за COVID-19 почти все страны закрыли границы. Спустя семь месяцев большинство правительств по-прежнему ограничивают путешествия, экономическую активность и многолюдные мероприятия.

Ты недавно путешествовал из одной страны в другую. Как всё прошло?

Даг Кейси (Doug Casey): Я застрял на 7 месяцев в отсталой, но приятной и мирной стране – Уругвае. Карантин в Уругвае был далеко не таким строгим, как в других странах Латинской Америки, но всё же было невозможно свободно перемещаться.

Недавно я вернулся в Аспен. Время не самое лучшее, потому что сейчас осень и здесь в горах становится холодно.

Я прилетел из Монтевидео в Майами через Панаму рейсом компании COPA, в бизнес-классе. Обычно American Airlines и United летают напрямую в Майами или Нью-Йорк. Но не сейчас. Международных рейсов стало как минимум на 80-90% меньше, возможно из-за падения числа пассажиров, а может, авиакомпании просто обанкротились.

Одно из первых неудобств, бросающихся в глаза,– отсутствие хороших наушников в бизнес-классе. Тебе дают обычные «затычки», а в них слушать фильм сложно из-за шума ветра и двигателей. На рейсе American к тому же работал лишь один наушник. Объясняют это санитарными мерами по борьбе с COVID-19.

Все авиакомпании перестали предлагать горячие блюда. Обе компании, с которыми я летел, в бизнес-классе давали лишь небольшую коробочку с холодной нарезкой и кусочками фруктов. Из-за коронавирусной истерии также больше нет подушек и одеял, чтобы не заразиться.

На американском рейсе из Далласа в Аспен стюардесса хорошо подражала Ильзе, «волчице СС». Она заметила, что моя маска – которую, конечно, надо обязательно всё время носить в самолете и в аэропорту – закрывает только рот, но не нос. Я получил выговор.

Но когда она принесла яблочный сок, мне разрешили полностью снять маску на целый час, пока я его пил. Еще одно доказательство, что правила великой истерии – это, по большей части, раздражающий театр, причем смехотворно нелепый.

Аспен в середине октября обычно вымирает. Но не в этом году.

Сейчас здесь полно мерзких богачей из больших городов, в основном Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Майами. Очевидно, они решили покинуть свое основное место жительства, возможно потому, что в Аспене нет Антифа и Black Lives Matter – хотя, думаю, большинство из них их поддерживают. Практически вся недвижимость, выставляемая на продажу, – особенно в центре – сразу же находит покупателей. Риелторы рубят бабло.

Аспен надо переименовать в Аспенскую народную республику. Конечно, он всегда был крайне левым городом. Но огромное богатство, принесенное миллиардерами, вытесняющими мультимиллионеров дальше в долину, сделало его, тем не менее, очень привлекательным местом для жизни. И породило постоянный бычий рынок недвижимости.

Но сейчас, если пойти куда-нибудь в центр города, обнаружишь, что все бешено хотят, чтобы ты носил маску, даже если ты просто гуляешь на солнце и свежем воздухе. Даже прогулки пешком или на велосипеде без намордника вызывают возмущение у левых истеричек. Все рестораны заполнены, так как столики должны быть размещены на определенном расстоянии. Если прийти без бронирования, то придется прождать час, пока не освободится место.

Почти все магазины открыты, и дела у них идут хорошо, учитывая, сколько людей сюда приехало. Отели битком набиты по максимальным ценам за номер, а снять квартиру не так уж просто.

То, что люди покидают большие города, – это факт. И, насколько я понимаю, во всех красивых маленьких городах страны ситуация такая же, как в Аспене. Скорее всего, эти люди продадут свои старые дома и останутся здесь. В мире интернета и Zoom они могут работать удаленно.

Мне не нравится в Аспене в таких условиях. Я собираюсь продать свое ранчо, находящееся в 20 минутах езды от города. Раз есть спрос, нужно этим воспользоваться. Город уже не тот, каким он был, когда я впервые сюда приехал: то была земля мягкого снега, тяжелых наркотиков и случайного секса.

International Man: После 11 сентября 2001 г. путешествия навсегда изменились. Появилась Администрация транспортной безопасности, Патриотический акт и всевозможные постоянные ограничения. Как думаешь, многие ли ограничения, вызванные коронавирусной истерией, останутся с нами?

Даг Кейси: Законы почти никогда не отменяют. Но зато постоянно добавляют много новых.

Вспомни только, что все парламенты мира продолжают работать, принимая законы, говорящие, что ты должен и не должен делать. Люди всё больше напоминают побитых собак. С тех пор как «демократия» стала светской религией, – примерно со времен Первой мировой войны – свобода личности с каждым годом всё больше и больше ограничивалась.

Конечно, станет намного хуже, если выборы выиграют Камала Харрис (Kamala Harris) и Джо Байден (Joe Biden). Но ситуация в Америке усугубляется властями штатов, округов и городов. Свидетельством этому 2,300 так называемых «жилых единиц для рабочих» – то есть льготных квартир – в Аспене, с населением 7,300. Они доступны тем, кто зарабатывает меньше $150,000 в год, что весьма шокирует. Здесь живут только сверхбогатые и обслуживающие их рабочие и крестьяне.

Что касается твоего вопроса, то США не вернутся к тому, как всё было раньше. Коронавирусная истерия вызвала такие же серьезные изменения, как теракты 11 сентября. Или даже хуже, потому что все видят, что исламистских террористов среди нас нет, а вирус везде.

International Man: В 33 из 50 штатов маски обязательны. Неслыханно. Что ты думаешь о будущем гражданских свобод в США?

Даг Кейси: Все, кто баллотируется в законодательные органы городов, округов или штатов, хотят продвинуться по иерархической лестнице.

По сути, каждый из них – это никто, желающий стать кем-то. Простейший способ сделать так, чтобы их имена и лица узнавали, – это выдвинуть куда-нибудь свою кандидатуру. Они хотят выставить себя активистами и для этого обещают болванам кучу всего «бесплатного». Они любят упражняться во власти в низшей лиге, чтобы доказать, что достойны перехода в высшую.

Как ни странно, американцы так привыкли делать то, что им говорят, что они действительно ведут себя как побитые собаки, катающиеся по полу и мочащиеся под себя. Светская религия политкорректности полностью вышла из-под контроля.

Я помню, как несколько лет назад мой друг Марк Фабер (Marc Faber) написал в своей частной новостной рассылке что-то совершенно верное, но политически некорректное. И из-за того, что он написал своим частным подписчикам, его исключили из совета директоров нескольких публичных корпораций. Ему это обошлось в полмиллиона долларов в год.

Нужно внимательно следить за своими словами в мире, где господствуют якобинцы и большевики, – и еще внимательнее следить за своими действиями в нынешнем мире, закрытом на карантин.

Конечно, коронавирус вообще не касается правительства. Он касается человека и его врача. Если человек решит носить маску – хорошо, если нет – тоже хорошо. Если человек стар и болен и поэтому действительно подвергается опасности, ему следует самоизолироваться дома, пока другие не выработают коллективный иммунитет и вирус не выдохнется.

Здесь не нужны никакие законы, тем более учитывая, какие люди лезут в политику.

Должен добавить, что COVID-19 может быть смертельно опасным, но средний возраст умирающих от него людей 80 лет. В опасности только пожилые люди и те, у кого есть другие проблемы. Так что да, COVID-19 убивает – как и множество других болезней, – но не людей работоспособного возраста и уж точно не людей младше 30.

Истерия очень разрушительна, и неизвестно, когда всё это кончится. Понятно лишь, что истерия кардинально меняет нашу жизнь.


International Man: До американских президентских выборов остались считаные недели. Если победят Джо Байден и Камала Харрис, как ты думаешь, как это повлияет на страну после COVID-19?

Даг Кейси: К сожалению, я действительно думаю, что Байден и Харрис выиграют.

Если они выиграют, выхода нет. Но и если выиграет Дональд Трамп (Donald Trump), выхода тоже нет. Он хочет печатать деньги, так же, как и они. Он твердо намерен удерживать процентные ставки на катастрофически, разрушительно низких уровнях. Он рад вводить различные сборы и подписывать указы о чем угодно. Величайшая депрессия в любом случае будет неприятной.

Однако это будет правление Харрис. Худший – самый коллективистский и государственнический – сенатор де-факто будет президентом.

Байдена и Харрис окружают заядлые леваки, марксисты и социалисты. Не знаю, чем всё это кончится, но насилия не избежать. Они делают упор на намного более строгие законы обо всех видах оружия. И это может послужить катализатором.

Если всё же выберут Трампа, левые будут бунтовать, мародерствовать, жечь всё подряд и кто знает что еще. Трамп не оставит это региональным властям, а задействует армию. Однако я ставлю на четыре года подобного хаоса, когда старый режим всё еще будет у власти и остатки старой Америки еще будут существовать, вместо немедленной советизации США.

Другими словами, если Трамп всё же сохранит свою должность, мы можем получить четырехлетнюю отсрочку. Но нет гарантий, что его не уберут. Со старой Америкой покончено. Лучший сценарий – это мирный распад, худший – гражданская война. Я говорю об этом уже не первый год.

International Man: Ты неоднократно говорил, что, несмотря на серьезные и ускоряющиеся финансовые и экономические проблемы в мире, главные риски не финансовые и не экономические, а политические.

Создал ли 2020-й новый прецедент для стоящих перед нами политических рисков?

Даг Кейси: Несомненно. Финансовые и экономические риски можно устранить, если правильно инвестировать и создавать и сохранять богатство. Над экономическими и финансовыми проблемами у нас есть кое-какой контроль. Какими бы ни были условия, можно сделать свою жизнь лучше.

Политические проблемы, с другой стороны, связаны с прямым принуждением. Тут мало что можно сделать.

Нас ждут по-настоящему серьезные политические проблемы, усугубляемые проблемами социологическими, – и, возможно, серьезная война.

Что же случится?

Люди нуждаются в лидерах, которые говорили бы им, что делать. Они запрограммированы на то, чтобы быть безответственными и верить, что о них позаботится кто-то другой – государство.

Средний гражданин любой страны стал намного менее ответственным, тогда как государство за последнее столетие стало намного влиятельнее.

Поэтому когда возникают проблемы, люди ищут сильных лидеров – и получают их. Так происходит по всему миру. Мы уже видим это на примере Нарендры Моди (Narendra Modi) в Индии, Владимира Путина в России, Си Цзиньпина (Xi Jinping) в Китае, Эрдогана (Erdogan) в Турции, Болсонару (Bolsonaro) в Бразилии, Фернандеса (Fernandez) в Аргентине и т. д.

Страны в разных уголках мира движутся к так называемому сильному лидерству. Ситуация напоминает 1930-е, когда были Муссолини (Mussolini), Гитлер (Hitler), Сталин, Рузвельт (Roosevelt) и иже с ними.

Когда всё выходит из-под контроля, люди ищут диктаторов, обещающих руководство и безопасность. Следующее десятилетие, вероятно, будет самым опасным с тех пор, как Промышленная революция перевернула общество с ног на голову более чем 200 лет назад.

аватар

Кейси, Даглас "Даг"

Casey, Douglas "Doug"

Американский экономист, сторонник свободного рынка, автор нескольких финансовых бестселлеров. Он является основателем и председателем компании Casey Research, которая продает финансовую и рыночную аналитику по подписке со специализацией на энергетике, металлах, горнорудном производстве и информационных технологиях. Его книга Кризисное инвестирование (Crisis Investing) стала бестселлером #1 в престижном списке New York Times в 1980 году и стала финансовым бестселлером года, продав 438,640 экземпляров. За свою следующую книгу Стратегическое инвестирование (Strategic Investing) Даг получил самый большой аванс, когда-либо заплаченный за книгу по финансам в то время. В 2009 году в своей речи под названием «Мои мытарства в третьем мире» он предложил приватизировать небольшую страну и сделать ее публичной компанией на нью-йоркской фондовой бирже.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.