Дэвид Стокман о беспрецедентном крахе мировой финансовой системы

финансовый кризис

Примечание Дага Кейси (Doug Casey): Дэвид Стокман (David Stockman) – бывший конгрессмен и директор Административно-бюджетного управления США при Рональде Рейгане (Ronald Reagan).

Конечно, любой причастный к власти должен вызывать у вас подозрение. Но, как вы увидите, Дэвид – истинный противник глупости властей. Хотя его героическая борьба с глубоким государством при администрации Рейгана была обречена на неудачу, он остается ярым сторонником свободных рынков и намного более ограниченного правительства.

Мы время от времени встречаемся летом, когда оба находимся в Аспене. Он один из немногих людей в этой стране, с кем я согласен почти во всем. В том числе и в том, куда движется американская экономика.

Я ежедневно читаю его рассылку Contra Corner и также рекомендую ее вам.

International Man: Что ты думаешь о нашумевшем потенциальном торговом соглашении с Китаем?

Дэвид Стокман: Прежде всего, это соглашение – действительно лишь сплошная шумиха. Как говорят в Техасе: «От ковбоя только шляпа». То есть, одни лишь разговоры.

Никакого соглашения не будет, потому что Дональд Трамп (Donald Trump) сосредоточен на том, что мы в прошлом году купили у Китая товары на $543 млрд, а продали на $120 млрд.

Дело не в плохих торговых соглашениях, по мнению Трампа, заключенных его предшественником. И не в том, что китайцы – худшие торговые мошенники в мировой истории.

Дело в том, что экономический дифференциал – разница экономических издержек и зарплат в двух странах – настолько большой, что возникает такой огромный дисбаланс. Одна из причин этого экономического дифференциала – Федеральная резервная система (ФРС).

Если посмотреть на производство, то средняя зарплата в США – $30 в час, включая медицинскую страховку, пенсионные взносы, отчисления в Фонд соцобеспечения и все остальное.

А в Китае средняя зарплата около $5 в час. Если сравнить $30 и $5 – это все, что вам нужно знать.

Поэтому мы имеем такую большую разность между экспортом и импортом – $423 млрд. Но почти 55% этого приходится на две торговые категории, фокусирующиеся на смартфонах, ноутбуках, настольных компьютерах, а также другом компьютерном оборудовании, электронике и т. д.

Цепочка поставок Apple и других компаний полностью была перенесена в Китай. Всё из-за разницы в зарплатах. В прошлом году мы импортировали товары в этих категориях на $275 млрд, в том числе мобильные телефоны примерно на $90 млрд, а экспортировали товары лишь на $27 млрд.

Таким образом, отношение импорта к экспорту здесь составляет 10:1, и причина не в том, что китайцы мошенничают, а в разнице зарплат и издержек. И никакие переговоры это не решат.

Трамп идентифицировал проблему дефицита на $423 млрд в торговле с одной страной. Своими идиотскими пошлинами он лишь подорвет глобальную торговую систему и цепочки поставок. Все это становится достаточно серьезным.

Не стоит сомневаться, что в ближайшее время это не прекратится.

Я считаю, что важно признать, что до конца этого года следует ожидать китайского импорта в американскую экономику на $550 млрд. На всех стадиях цепочек поставок – готовые товары, промежуточные товары, детали – этот импорт будет обложен налогами на $120 млрд из-за одностороннего шага президента США, считающего себя торговым царем мира.

Если облагать пошлинами не весь импорт, а одну страну, то это вызовет массовые последствия и рикошетные эффекты в цепочке поставок.

До такой программы помощи иностранным государствам раньше США еще не додумывались. Нарушая цепочки поставок в Китае, мы направляем бизнес и рабочие места во Вьетнам, Индию, Индонезию, Мексику и другие места.

Китайэто красная пирамида. Карточный домик. Он рано или поздно рухнет под собственным весом.

Но мы ускорим крах красной пирамиды, потому что китайцы продают по низким ценам, лишь бы сохранить бизнес и не уступить Вьетнаму и другим.

А значит, уже и так скудные доходы китайских компаний и вовсе исчезнут.

Никто раньше не пытался обложить торговый поток с одной страной пошлинами на 21% в современном мире, где из-за технологий и обширной глобальной транспортной инфраструктуры все может меняться очень быстро.

Трамп – самый большой и плохой слон в посудной лавке за всю историю мировой торговли. Все это может обернуться катастрофой.

International Man: Кстати, о следующем кризисе…

После кризиса 2008 г. ФРС искусственно поддерживала низкие процентные ставки в качестве «временной» меры. Результатом стало лишь создание легких денег и раздутие фондового рынка.

Вследствие попыток ФРС нормализовать процентные ставки фондовый рынок просел. После этого ФРС капитулировала и завершила цикл ужесточения.

Что ты думаешь о способности ФРС уладить следующий кризис, вновь открыв денежные краны?

Дэвид Стокман: Я считаю, что эта способность очень ограничена. Думаю, ФРС уже выдохлась. У нее осталось очень мало пороха в пороховницах.

Стоит вспомнить, что перед кризисом интернет-компаний ставка по федеральным фондам превышала 6%, так что можно было урезать 600 базисных пунктов (б. п.). На момент субстандартного ипотечного кризиса 2008 г. ставка по федеральным фондам составляла 5.5%. Так что, опять же, можно было урезать 500 б. п.


Сейчас 121-й месяц самой продолжительной – хоть и самой слабой – экономической экспансии в истории. Уровень безработицы составляет 3.7%, но ФРС уже сдалась и снизила ставки. На сегодняшнее утро ставка по федеральным фондам составляет 2.12%.

Дальше снижать уже некуда. Говорят, что ставки могут стать отрицательными. Они не станут отрицательными в США. Если ставки в краткосрочном сегменте рынка попытаются опустить на отрицательную территорию – и окончательно уничтожить то, что осталось у американских сберегателей и пенсионеров, – то люди пойдут на Вашингтон с вилами и факелами. Так что этого не произойдет.

Можно предположить, что снова прибегнут к количественному смягчению. Я сомневаюсь в этом. Эксперимент с количественным смягчением полностью провалился. Мы увидели огромное увеличение баланса ФРС с $850 млрд накануне ипотечного кризиса до $4.5 трлн на пике. Бен Бернанке (Ben Bernanke) обещал тогда и повторял снова и снова: «Это экстренная ситуация. Наводнение, случающееся раз в 100 лет. Это разовые меры. Как только экономика стабилизируется, мы всё нормализуем».

Можно сказать, что спустя 10 лет экономика стабилизировалась. Баланс начали сокращать, но очень вяло. Дошли до $3.8 трлн, но это ничто в масштабах предпринятой огромной монетизации госдолга. И затем ФРС сдалась, потому что ей пригрозил Дональд Трамп.

Так что у ФРС, как и у других центральных банков мира, сейчас огромный баланс. Вместе они опустили доходность облигаций на самое дно. Можно сказать, что сейчас наблюдается величайший пузырь облигаций в истории.

Рынок облигаций практически был разрушен, если говорить о содержательном ценообразовании и экономической составляющей доходности. Государственные облигации инвестиционного качества на $16 трлн торгуются с отрицательной доходностью. Американский рынок облигаций – практически единственный, где вся кривая доходности пока еще положительная, но даже здесь доходность ниже 2%. Рынок облигаций уже почти полностью разрушен.

Так что если будет предпринят новый раунд количественного смягчения, рынок облигаций рухнет. В этом не стоит сомневаться.

Я считаю, что это будет катастрофа, ведущая к беспрецедентному краху всей глобальной финансовой системы.

Таким образом, ФРС загнала сама себя в невероятно узкий угол. Конечно, ее руководство сидит в Eccles Building, считая себя хозяевами вселенной и поздравляя друг друга с хорошо проделанной работой. Но они всецело заблуждаются.

Они очень глупые люди, так долго носившие искажающие реальность кейнсианские очки, что не видят надвигающийся огромный кризис.

International Man: И проблема не только в США. То же самое делают центральные банки Европы, Японии и большинства других стран мира. Как ты думаешь, чем это обернется?

Дэвид Стокман: Мне кажется очевидным, что мы наблюдаем гонку ко дну, и не только в плане традиционного представления об обменных курсах, разорения соседей и низких ставок.

Хотя Дональд Трамп, похоже, считает, что игра заключается именно в этом и ФРС должна повторять глупые шаги ЕЦБ и Банка Японии. Судя по всему, его философия сводится к следующему: если мой сосед сжег свой дом, то я должен последовать его мудрому примеру и сделать то же самое со своим домом.

Все это настоящее безумие. Но, как бы то ни было, необходимо понять, о какой гонке ко дну идет речь. А речь идет о гонке ко дну доходности и о гонке ко дну глобального рынка облигаций на $60-90 трлн, в зависимости от того, считать ли все облигации или только облигации инвестиционного качества. Если считать все, то будет порядка $90 трлн.

Осталось не так уж и много простора для действий. Вся немецкая доходность отрицательна. Доходность 10-летних немецких облигаций составляет минус 66 б. п. Абсурд.

Австрийцы 2 года назад выпустили 100-летние облигации с купоном на 2%. В последнее время эти облигации торговались по цене 210% от номинала и с доходность ниже 1%. Если Австрия доживет до 2117 г., когда истечет срок облигаций, то инвесторам будет выплачиваться 100 центов на доллар, а не 210. Кто-то покупает эти облигации с гарантией 55% потерь, если держать их до истечения срока.

Так что центральные банки стимулировали массовое спекулятивное безумие на рынке облигаций, где инвесторы – или скорее спекулянты – толкают цены вверх.

Зачем покупать австрийские облигации по 210% от номинала? Ответ заключается в том, что пару месяцев назад они стоили 160%, а еще несколькими месяцами раньше – 130% от номинала.

Так что идея о том, что спекуляция на цене – удел акций, а облигации – это безопасный инструмент, приносящий скромную, но надежную доходность, была перевернута с ног на голову.

Спекулянты теперь переходят на глобальный рынок облигаций и толкают цены вверх. И, конечно же, когда цены растут, доходность падает. Так и получаем отрицательную номинальную доходность. Никто на самом деле не выпускал столько облигаций с отрицательными купонами. Выпускались облигации с купонами с низкой доходностью, но теперь они торгуются намного дороже номинала, из-за чего текущая доходность опустилась на отрицательную территорию.

Такая масштабная катастрофа не настигала финансовую систему с 1930-х или даже дольше. И все это дело рук центральных банков. И я считаю, что скоро они пожнут плоды своих деяний.

International Man: В 2008 г. ключевую роль сыграл ипотечный кризис. Как ты думаешь, что может послужить катализатором следующего кризиса?

Дэвид Стокман: Сейчас мы наблюдаем величайший пузырь на рынке облигаций. И дело не только в том, что спекулянты загнали цены почти всех государственных облигаций намного выше номинала. Цены вернутся к номиналу, либо когда на рынке произойдет коррекция, либо когда облигации будут погашаться – и у кого-то сейчас на балансе лежат масштабные капитальные убытки.

Но кризисом это делает использование кредитов. Конечно, есть и покупатели за наличные, но все «умные деньги» и спекулянты покупают эти облигации с низкой или отрицательной доходностью по сделкам РЕПО и прикарманивают прибыль. Допустим, цена при кредитном плече 95% поднимается от 110% до 120% от номинала. Тогда они идут в банк с довольной ухмылкой. Это великолепная спекуляция.

Когда произойдет разворот, все эти сделки и завышенные, сумасшедшие цены на рынке облигаций пойдут в обратную сторону.

Вот что значат облигации с отрицательной доходностью на $16 трлн: безумие.

Таким образом, суть в том, что будет коррекция, причем жесткая. И она срикошетит по всей финансовой системе.

Главное, что последние 4-5 лет поддерживало рост акций, – это обратные выкупы. Домохозяйства на самом деле были чистыми продавцами американских акций.

С 2014 по 2018 гг. единственными чистыми покупателями акций были компании: $2.4 трлн или около того. Но они могли делать это только потому, что можно было брать кредиты практически бесплатно.

Они не хотели генерировать резервы наличных на черный день, всегда наступающий в жизни бизнеса, потому что на них нельзя было заработать. Поэтому они выкупали собственные акции.

Когда большой пузырь рынка облигаций лопнет, машина выкупа акций затормозит и большой пузырь акций исчезнет.

Другими словами, коррекция отразится на всей глобальной финансовой системе. Она включает $250 трлн долга – государственные, банковские, мусорные облигации, секьюритизация коммерческой недвижимости и т. д. А глобальный фондовый рынок стоит примерно $80 трлн.

И это еще без деривативов, многократно превышающих эти два рынка.

Так что мы говорим об угрозе всей финансовой надстройке мира. Не думаю, что нас ждет счастливый конец.

Излишества интернет-компаний в 2000 г. или излишества субстандартных ипотек в 2004-2008 гг. – мелочь в сравнении с облигациями на $16 трлн, торгующимися с отрицательной доходностью.

аватар

Стокман, Дэвид

Stockman, David

Американский политик и бизнесмен, бывший член Палаты представителей от Республиканской партии штата Мичиган с 1977 по 1981 годы, а также главой Административно-бюджетного управления при президенте Рональде Рейгане в 1981-1985 годах. Автор книги «Триумф политики: Почему провалилась революция Рейгана».

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.