Джеймс Терк берет интервью у ведущего эксперта рынка серебра Дэвида Моргана

GoldMoney Foundation с гордостью представляет интервью между создателем компании Джеймсом Терком (James Turk) и Дэвидом Морганом (David Morgan), основателем и директором ведущего сайта, посвященного инвестициям в серебро – Silver-Investor.com.

18-минутное всестороннее интервью было записано 6 ноября 2010 года на Edelmetallmesse в Мюнхене, Германия. Мы надеемся, что вы оцените возможность познакомиться с рассуждениями Джеймса и Дэвида о текущих трендах на рынке серебра, расследовании Комиссии  по срочной биржевой торговле, а также будущих ценах на золото и серебро.

Джеймс Терк: Мне очень приятно находиться здесь с моим старинным другом, Дэвидом Морганом из  www.silver-investor.com. Дэвид, что ты думаешь о конференции Edelmetallmesse в Мюнхене?

Дэвид Морган: Думаю, это очень интересно: здесь столько энергии. На рынках тоже царит волнение – унция золота выросла до $1400, а унция серебра – до $27. Народ очень-очень счастлив, включая меня самого, и мне очень приятно, что мне снова дают здесь высказаться.

Джеймс Терк: Да, это фантастическая конференция, много присутствующих, я приезжаю сюда уже несколько лет, и создается впечатление, что с каждым годом она растет все больше. Как ты думаешь, если эта конференция является на данный момент самой крупной, это означает, что мы сейчас на краткосрочном пике или каком-то пике в металлах?

Дэвид Морган: Знаешь, я действительно провожу массу технической работы, и мы сейчас больше перекуплены, чем в двух последних случаях с 1970-х. Так что сейчас мы вернулись назад лет на сорок с небольшим. Но технические показатели – это технические показатели. Они называются техническими индикаторами, рынок знает больше; перед отъездом на эту конференцию я выложил видео для своих читателей, чтобы те посмотрели на мои торги, и сказал: «Смотрите, если металл поднимется выше 25, придется вам снова начать покупать». Сейчас происходит очень короткая, очень несущественная коррекция, и, я думаю, не последняя. Я действительно считаю, что возможен еще больший рост, даже с учетом того, что все движется по закону параболы и даже с учетом перекупленности. Но условия существенно изменились, и я думаю, многое из происходящего связано с этим расследованием CFTC».

Джеймс Терк: Да, расскажи мне о нем, что ты вообще обо всем этом думаешь?

Дэвид Морган: Ну, я как бы меж двух огней. Я не верю, что можно манипулировать основным трендом рынка, но внутри этого тренда определенно можно постоянно манипулировать ценой. Именно это и произошло на рынке золота и серебра.

Джеймс Терк: И банки делали это, чтобы заработать на надбавке и стоимости форвард кэрри (forward carry), которую они могут получить на цене серебра.

Дэвид Морган: Будучи бывшим банкиром, ты знаешь, что наравне со мной, а также с любителями коротких позиций, трейдеры, работающие по опционам, могут опустить ее  вниз и зафиксировать опционную премию с помощью дельта-хеджирования, и, как мы оба знаем, этим занимаются многие.

Джеймс Терк: Да, мы наблюдали это каждый месяц, и в конце месяца опционы сбивались, чтобы как можно больше «коллов» доходили до срока погашения в деньгах. Но ты знаешь, я согласен с тобой по поводу этих перемен, и еще я почувствовал – хочу узнать, что ты об этом думаешь – что сейчас все совсем не так, как было последние несколько лет, точнее, последние лет десять. Ты знаешь, что все десятилетие и золото, и серебро находились в росте, но это было еще до «покупателей и накопителей» - это те, кто скупает физический металл, они ждали спада цены на 20% или больше, чтобы вернуться на рынок, но на этот раз, с тех пор как золото пошло выше $1000 за унцию, я чувствовал, что «стяжатели» идут вслед за ростом рынка. На этот раз все совершенно иначе, и вот почему эти коррекции такие короткие и незначительные. Ты видишь то же самое, что «стяжатели» покупают даже на росте?

Дэвид Морган: Когда я выложил видео – где-то в начале сентября – я улыбался, сидя в своем кабинете, и совершенно правомерно. Я сказал, что, как известно, рынок изменился. Торги идут иначе, чем это было в течение последних десяти лет. Я думаю, что частично это связано с тем, что комиссия CFTC внимательно следит за активностью сделок на рынке серебра и, возможно, на рынке золота, потому что сумма открытых позиций продолжает расти, и пока количество этих открытых контрактов существенно не снизится, мы так и не узнаем, кто тут победитель, а кто проигравший. Последние десять лет постоянно происходило следующее: крупный банк или банки входили на рынок и совершали фиктивные продажи серебра и золота в огромных масштабах, и при таком давлении будет двигаться любой рынок. Если вы продаете 25% мирового предложения серебра за раз, цена в любом случае пойдет вниз, и именно этот вопрос поднимался на слушании CFTC. Я думаю или предполагаю, но не могу доказать, что комиссия отслеживает подобную деятельность. Так что сумма открытых контрактов продолжает расти, и банки, возможно, не хотят прибегать к таким мерам, опасаясь возможных последствий, так что сейчас банки могут находиться в такой позиции, где им приходится покрывать позиции на росте, чего не было, как тебе хорошо известно, уже лет десять. Если это будет продолжаться, то сейчас цены совсем невелики по сравнению с тем, что может произойти, если начать покрывать все эти громадные короткие позиции на рынке золота или серебра.

Джеймс Терк: Да, я совершенно с тобой согласен, мне уже некоторое время кажется, что скоро мы увидим короткое сжатие, и, похоже, что сейчас все именно к этому и идет. Вероятно, началось все это еще тогда, когда серебро стоило чуть больше 20 долларов, но оно прорвалось выше 25-долларовой отметки, которая является очень важной точкой, здесь я с тобой согласен, и еще на днях был новый рост на $1,60, то есть налицо все приметы короткого сжатия. Факт увеличения количества открытых контрактов является признаком того, что спекулянты, играющие на понижение, не хотят сдаваться, они намерены продавать и продавать до тех пор, пока их бумага совершенно не дискредитирует себя и больше не будет продаваться?

Дэвид Морган: Я не думаю, что они перестанут продавать, нужно помнить о том, кто они такие, а ведь, по большей части, это крупные банкирские дома, и они могут бесконечно создавать деньги. Но проблема в том, в какой момент им придется сдаться – когда серебро будет по тридцать, сорок долларов. В какой момент это произойдет, я не знаю в какой, но я уверен, что в настоящее время эти рынки очень хрупкие, то есть в ближайшее время нужно принимать какие-то решения, либо в ближайший месяц или два, а лучше через неделю-две CFTC должна сделать заявление вроде: «лимиты на позиции такие-то и такие-то, так что вы должны сократить их до такого-то уровня в ближайшие два месяца». Если бы это произошло, им бы пришлось всерьез задуматься о покрытии своих позиций во время роста. Это просто возможность, их количество неограниченно, но эта возможность – одна из вероятных».

Джеймс Терк: Да, CFTC всегда прогибается и идет на поводу у хеджеров, по идее многие из этих коммерческих банков хеджированы. Как ты думаешь, сделает ли CFTC исключение на этот раз и скажет, что даже для хеджеров существуют ограничения позиций?

Дэвид Морган: Так далеко в своих мечтах я не захожу. Я реалист, и реальность такова, как недавно Джим Вилли (Jim Willie) сказал в одной из своих статей о серебре, что CFTC – это, в какой-то степени, просто банкирская собачонка, которая существует с такими же полномочиями, и она в реальности может только слегка кусать и громко лаять, и больше ничего серьезного не произойдет. Я склоняюсь к такой точке зрения, но всегда есть надежда, что кто-то встанет и совершит правильный поступок, независимо от последствий, и именно такое развитие событий я предпочел бы, но лично мне кажется, что реальные перемены вряд ли возможны.

Джеймс Терк: И в любом случае, рынок внесет свои коррективы, вызвав рост цен, приведя серебро на более реальный уровень, независимо от того, вынудит CFTC спекулянтов покрыть короткие позиции или нет. По крайней мере, я думаю так, а ты с этим согласен?

Дэвид Морган: Ну, ты же меня знаешь, я один из самых ярых сторонников свободного рынка, и я всегда твердо верю, что, в конечном счете, победит свободный рынок. Такого мнения я придерживался и по  поводу тренда; невозможно манипулировать всем трендом в целом, потому что свободный рынок больше этого. Были бы цены на золото или серебро  выше нынешнего уровня, если бы их постоянно не подавляли? Конечно, они сейчас были бы выше, но это в известном смысле на руку людям, которые разбираются в рыночных механизмах и понимают, каким потенциалом все еще обладают золото и серебро.

Джеймс Терк: Да, я согласен, и я всегда считал, что серебро и золото были недооценены, и все еще дешевы. Просто продолжайте их накапливать, но не покупайте бумажное золото или бумажное серебро, а собирайте физическое золото и физическое серебро, потому что именно это вам и нужно. Вы подвержены только воздействию цены, ваши деньги не подвержены риску невыполнения обязательств, так что деньги не зависят от каких-то обещаний банка, центрального банка и тому подобное. А ты ведь тоже большой сторонник физического металла, так ведь?

Дэвид Морган: Конечно, и всегда им был. Если мир сходит с ума, то остается только одно – покупать физические металлы, потому что все остальное зависит от решения банка или брокера какого-нибудь аппарата по электронным торгам. И уж тут всегда есть какой-то партнерский риск, чего никогда не бывает, если ты владеешь чем-то реальным. Я говорю: «Если не можешь это потрогать, то ты этим не владеешь». Я пользуюсь этой метафорой уже давно.

Джеймс Терк: Да, физический металл – это определенно то, что нужно. Я хочу спросить тебя с точки зрения твоего видения свободного рынка: какова разница между бумажным и физическим серебром? Что такого привлекательного в бумажном серебре, почему люди покупают его вместо физического металла?

Дэвид Морган: Ну, насколько тебе известно, я довольно тесно связан с этой индустрией, и, знаешь, когда я был в Сингапуре, некоторые из управляющих фондами, с которыми я хорошо знаком, я бы не сказал, что они ленивы. Просто когда имеешь дело с миллиардами, то никто не захочет иметь дело с рынком физического серебра. Они просто нажимают на кнопку с надписью SLV и входят на рынок и выходят из него, они максимально выгодно используют его, они ограничивают его и продолжают в том же духе. И не мне учить их вести бизнес, хотя я все равно как-то пытаюсь, так что думаю, все дело в этом. Это удобно, и, знаешь, эти парни – бумажные жуки. Это примерно то же самое, как я отчитываюсь перед своими клиентами о годовой прибыли и так далее. Им гораздо проще заниматься гипотетическими инвестициями в гипотетическое золото и серебро. Мне это не нравится, но такова реальность.

Джеймс Терк: Если произойдет короткое сжатие на рынке серебра, произойдет ли депорт, где спотовая цена на физический металл превышает фьючерсную цену на бумажное серебро?

Дэвид Морган: Не думаю, что ты или кто-то из моих знакомых когда-либо слышал, чтобы я произносил это слово, и конечно, по регламенту я не должен пользоваться этим словом, но я гарантирую, что депорт произойдет, и это случится не через два-три дня, а через несколько недель – не десять, но неделя-полторы, две недели. Предложение серебра сейчас очень сжатое, почти все коммерческие слитки в наличии сейчас придерживаются по одной причине – в инвестиционных целях, а не для коммерческого использования. Так что любой коммерческий спрос, превышающий существующий инвестиционный спрос, вызовет рост цены, причем немедленный, потому что металл нужен для промышленности, так что я действительно очень… знаешь, ведь я всегда очень внимательно слежу за рынком, но сейчас я как на иголках – такого давно уже не было – с нетерпением жду, что же будет дальше.

Джеймс Терк: Расскажи мне о трасте физического серебра Спротта. Как он повлияет на рынок? На него приходится всего 500 млн долларов нового спроса на физический металл.

Дэвид Морган: Верно, так что полмиллиарда долларов в этом мире – это ничто, но как сказать, все рынки движутся в соответствии с колебанием цены. Сейчас, если я все правильно понимаю, а я полагаю, что мои показатели верны, это точно, что сейчас доступно примерно 700 млн унций  в виде коммерческих слитков, и есть 680 млн, как две недели назад, когда он как раз купил 20 миллионов унций физического серебра у самой границы. Нет, я не утверждаю, что 700 млн – это точная цифра, но я хочу донести идею о том, что это последний незарегистрированный запас серебра. Очевидно, потом цена вырастет. Особенно когда он говорит: «Не нужно ждать поставки целый год, вы получите все через месяц, или скажем, 30, 60 дней», и все такое. Так что я очень беспокоюсь, как откроется рынок на следующей неделе, учитывая, что на момент этого интервью серебро уже стоит почти 27 долларов, и что происходит, наступит ли день верхнего лимита? Такого с серебром уже не случалось очень давно, и сейчас действительно нет предела для спотового контракта на ближайший месяц. По сути, они на время закроют позиции и перестанут торговать на некоторое время, но это может привести к ситуации предельного депорта, так что люди, следящие за ситуацией, понимают, о чем мы говорим. Купить серебро здесь и сейчас будет стоить 35 долларов за унцию, но где взять серебро на следующий месяц по 30? Так что придется сейчас переплачивать 5 долларов, потому оно нужно прямо сейчас, или ваша фабрика закроется, и именно это происходило в прошлом, и я полагаю, что это произойдет снова.

Джеймс Терк: Да, между бумажным и физическим серебром большая разница. Знаешь, в августе мы провернули одну операцию для нашего клиента. Он хотел купить серебро на 8 млн долларов в Гонконге. Мы не могли найти серебра на 8 млн, пришлось везти его из Европы, мы отправили его ему, он хотел хранить его там, чтобы обеспечить дополнительную географическую диверсификацию своего портфеля. Так что я хочу сказать, что если рынок дошел до такого уже тогда, представь, что происходило с тех пор, с таким ростом спроса на физический металл. Мне казалось, что хедж-фонды концентрируются на коротких позициях на серебро, потому что эти позиции уязвимы. А уязвимы они из-за слушаний в CFTC, высказываний Барта Чилтона (Bart Chilton), направленных исков, и результатом их уязвимости и станет, как мне кажется, короткое сжатие. Ты тоже считаешь, что короткие позиции уязвимы и именно по этой причине их скупают хедж-фонды?

Дэвид Морган: Да, я тоже думал об этом, Джеймс. Ты прекрасно описал эту ситуацию. Будет такая волатильность, и, вероятно, движение в основном будет вверх. Я говорю обо всех, кто ждет этого большого отката, и это может произойти, и рано или поздно этот откат будет значительным, но я просто рад, что я там, где я есть. Я не планирую увеличивать долю трейдинга в своем счете, я еще точно не решил. Но, честно говоря, этот металл может дойти до 30 долларов и выше, как ты уже предсказывал, до конца года, а до конца первого квартала 2011 года мы можем увидеть и 40 долларов и выше.

Джеймс Терк: Да, и мы оба время от времени вели серии блогов  на King World News, и я знаю, что мы оба всегда говорили о росте цены, но летом было сложно сохранять это настроение, когда мы были двумя единственными людьми, которые советовали покупать серебро и говорили о возможности короткого сжатия, но все происходит практически именно так, как мы оба ожидали. Если заглянуть немного вперед, что ты думаешь о следующем годе?

Дэвид Морган: Я думаю, следующий год будет преимущественно годом роста, я правда думаю, что с 2011 по 2013 года определенно стоит занимать длинные позиции на металлы. Я вообще против игры на понижение в металлах; я не против страховки. Имеется в виду, что если у вас большой портфель и вы хотите купить «путы» для защиты, придется разбираться, что там и как, нет ли болтанки на рынке и все такое, и если я не зарабатываю на опционе «пут», то и ладно. Я правильно ими пользовался, чего и вам советую, но я думаю, что сейчас ситуация переходит во вторую фазу с психологического уровня. Я думаю, многие из тех, кто не воспринимал серебро как денежный металл всерьез, передумали с тех пор, как оно пошло выше двадцати. И сейчас любой, кто следит за рынком, даже поверхностно, скоро скажет: «Боже мой, с 1 августа по 1 ноября соотношение выросло с 68:1 до 52:1, я лучше куплю серебро». Плюс, оно дешевле, и его всегда называли «золотом бедняков», и чтобы это не звучало высокомерно – я сам не супербогач или вроде того. Но суть в том, что все больше людей обращаются к серебру, потому что золото стоит $1400 за унцию. Да, я не смогу купить много золотых монет на свои 20 тыс долларов, может, лучше купить серебро. Из-за этого и растет давление на рынке серебра.

Джеймс Терк: Вообще-то оно еще даже дешевое, если посмотреть на январь 1980 года, максимум золота был на уровне $850 за унцию, а максимум серебра достигал $50 за унцию,  так что соотношение было 17:1. Хотя золото по цене $1390 намного превышает $850, серебро при  $26 все еще на 50% ниже уровня 1980 года. Так что в этом плане серебро дешево по отношению к золоту, и учитывая тот факт, что наземный запас серебра значительно меньше запаса золота, последствием будет продолжительный рост серебра. Я думаю, что постепенно это минимальное соотношение изменится после объявления о том, что запасы Воррена Баффетта (Warren Buffett) вернулись на уровень 1997- начала 1998 гг., когда соотношение упало до 40-42. Похоже, что в этом тренде мы можем дойти и до 40, учитывая, что сейчас мы на 52. Так что, может быть, в следующем году до начала падения мы увидим 40.

Дэвид Морган: Забавно, что ты вспомнил об этой цифре, потому что всего пару дней назад я думал об этом. Последним прогнозом было 52, и сейчас мы как раз на этом уровне, я просто беру это из головы, но думал я как раз о 40. Я думаю, что до конца этого ралли соотношение достигнет 40:1.

Джеймс Терк: То есть если мы допускаем, что серебро будет по $40 за унцию, то золото дойдет до $1600 или вроде того.

Дэвид Морган: Именно.

Джеймс Терк: Хорошо. Хочешь еще что-нибудь добавить по поводу рынка серебра?

Дэвид Морган: Да, хочу еще высказаться по поводу того, что ты вроде как избегаешь. Если оглянуться назад, то, конечно, история повторяется, но не в точности, но серебро доходило до 50, да, это было во время одной сессии, да, братья Хант серьезно влезли в рынок, да, они вели дела с арабами. Но послушай, факты остаются фактами, оно дошло до этой цены и в то время количество физического серебра на 1,6 миллиардов унций превышало сегодняшнее предложение. И тогда только американских инвесторов волновал кризис валюты или уровень инфляции во время администрации Картера. Так что вместо вопроса о том, «какой будет цена серебра», я задам немного другой вопрос. Если сегодня для инвестиционных целей доступна всего лишь четверть от того, что было в 1980 году, и на рынке сейчас не только господин Хант, а серебро могут покупать люди по всему миру, чего не было в 1970-х и 1980-х годах, и до 50 цена тоже доходила, и количество инвесторов, возможно, в пять раз, ну, пусть, в четыре раза больше, чем тогда. Как ты думаешь, какой окажется в итоге цена?

Джеймс Терк: Ну, мой долгосрочный прогноз – к 2013-2015 году золото дойдет до $8 тыс за унцию, и если принять это, как принимаю я, то соотношение упадет ниже 20, но даже при коэффициенте 20 золото по $8 тыс означает, что серебро будет стоить 400 долларов. Я думаю, что это разумное предположение. Знаешь, когда я впервые озвучил прогноз о $8 тыс еще в 2003 году, для этого была пара причин. Во-первых, в 2003 году золото стоило около $350 за унцию, а для покупательной способности одного доллара 1971 года нужно было 10 долларов 2003 года, так что если золото могло вырасти с $35 до $800, то при соответствующей инфляции оно могло вырасти и до $8 тыс с $350. То есть история повторится с учетом инфляции. Так что я не считаю фантастикой цену серебра в $400 или даже больше, если соотношение упадет ниже 20, потому что я не считаю невероятной цену золота в 8 тыс к 2013-2015 гг. Так что мы оба настроены на повышение как золота, так и серебра, но особенно это касается серебра.

Дэвид Морган: Точно.

Джеймс Терк: Огромное спасибо, Дэвид.

Дэвид Морган: Не за что.

аватар

Морган, Дэвид

Morgan, David

Серебряный гуру, издатель The Morgan Report.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.