Эксклюзивное интервью Goldenfront: Андре Руссо: «Россия – последняя надежда для буров»

Дмитрий Балковский: Приветствую вас, дамы и господа, с вами Дмитрий Балковский. Мы в нашей красивой московской студии. Сегодня с нами очень интересный господин, его зовут Андре Руссо, он из Южной Африки. Как возможно помнят наши зрители, я сделал видео на русском и английском, в котором я обсуждал возможности переселения иностранцев в сельскую Россию, вот ссылка на его английский вариант: https://youtu.be/8ptEnbXJjxw. В результате со мной связалась южноафриканка, наводившая справки о возможности поселиться в русской деревне.

Оказалось, что есть целая группа южноафриканцев, желающих приехать и узнать, как живется в сельской России, и сегодня у нас в гостях представитель этой группы, и его зовут Андре Руссо. Он уроженец Южной Африки, бур или африканер по национальности. Итак, Андре, пожалуйста, расскажите нашим зрителям, почему ты здесь.

Андре Руссо: Дмитрий, как ты только что упомянул, Линда уже связалась с тобой о планах переезда в русское село. Мы уже много лет следим за трагедией заброшенных русских деревень, и ситуация здесь действительно печальная. В то же самое время ситуация в Южной Африке становится совершенно невыносимой для белых южноафриканцев, всего бурского сообщества. Буры по своей сути являются фермерами, и нам не разрешают заниматься сельским хозяйством. Фактически, сейчас дело дошло до того, что для белых владение фермой ставится вне закона. Согласно законам и нормативным актам программы Расширения экономических прав и возможностей для чернокожих (Black Economic Empowerment (BEE)), нам стали недоступны большинство профессий.

Это правовая система Южной Африки, предназначенная для устранения явной несправедливости прошлого, но конечным результатом ее внедрения стало то, что прием на работу белых объявлен вне закона. У белых в Южной Африке больше нет будущего. В ЮАР в настоящее время принимаются новые парламентские правила об изъятии земель без компенсации. И уже сейчас у нас менее 10% фермеров от их численности в 1996 году. И мы теряем все больше из них.  

Мы народ с огромным опытом ведения сельского хозяйства. Но это не все. Это также выбор жизненного стиля. Наша семья всегда хотела жить в сельской местности и хотела этого так сильно, что мы хотели даже построить избушку и попробовать жить на земле. Но когда мы увидели, что происходит в России, мы подумали - есть шанс, что мы можем помочь русским деревням, увеличивая количество жителей, привнося новые идеи. Мы хотим, чтобы в этих общинах жили люди с христианскими взглядами. И преимущество здесь в том, что во многих деревнях есть инфраструктура и жилье. Это, безусловно, большой шаг к полной жизнеспособности и самообеспечению.
Но прежде чем принять решение о переезде в Россию, мы с семьей переехали в Европу, это произошло 7 лет назад. И прожили несколько лет в Ирландии, Испании и других странах и поняли, что они нам просто не подходят.

Тем временем мои дети почему-то очень заинтересовались изучением русского языка. И у них это хорошо получались, на самом деле они прекрасно владеют русским языком, смотрят Машу и Медведя и тому подобное. И мы начали смотреть на Россию и возможность переезда к вам.


Возможность быть в России без визы 90 дней была очень привлекательной, друзья пригласили нас посетить Ставрополь и приехать в Россию. И сходство между Россией и Южной Африкой моей юности, которую я помню, - это ощущение спокойствия и жизненной силы в России было просто великолепным. Это было невероятно - стоять на земле и чувствовать себя по-настоящему дома.  Мы поговорили с друзьями и сказали, что это потрясающе - нам действительно нужно подумать о переезде сюда.  И постепенно мы собрали группу высококвалифицированных специалистов, людей, которые много знают о сельском хозяйстве, технике и производстве в сельском хозяйстве, в частности, о процессах с фермы на ферму, с фермы в магазин, и из магазина на стол.

У нас есть целая группа людей, которые очень хотят переехать в российскую деревню и помочь улучшить местную экономику. И стать частью местной экономики и интегрироваться в общество, которое мы считаем превосходным с моральной точки зрения, чем все, что мы видели в мире до сих пор.

Дмитрий Балковский: Андре, для русских удивительно слышать, что вы с семьей так желаете переехать в Россию, потому что многие у нас думают, что Россия мало чего стоит, что в ней нет возможности для счастливой жизни. Что ты на это скажешь?

Андре Руссо: Это одна из величайших трагедий России и южноафриканцы страдают от очень похожей проблемы. Мы страдаем от огромного комплекса неполноценности. Интересно, что когда попадаешь в Европу, то видишь, что люди там ничуть не умнее или лучше, чем кто-либо здесь. Также очень важно отметить, что есть совсем мало мест с таким уровнем морали и искренности, как в России – нравственная привлекательность очень важна. У меня много детей и я хочу их воспитывать в безопасной среде. Я искренне не считаю Европу или Америку местами безопасными для воспитания моих детей. Я объездил весь мир и Россия – единственное место, в котором я чувствую, что моим детям можно совершенно безопасно бегать, играть и общаться и у меня здесь совсем нет страха за них. 

Дмитрий Балковский: Такие вещи прозвучат очень необычно для многих русских, они могли бы подумать…

Андре Руссо: Может быть и так. Ноопять же, для большинства европейцев и американцев услышать, что русские дружелюбны, это тоже немыслимо. Все, что нам говорят о России – абсолютная ложь, практически каждое слово, которое я слышал о России, является неточным. Когда я приехал сюда, меня поразили дружелюбие, гостеприимство ... еще раз хочу отметить искренность, честность – все просто невероятно. Все, что нам рассказывали о России ... И я думаю, что в России есть такая же проблема. Пропаганда шла в обратном направлении. Русские считают, что где-то там есть какой-то чудесный мир. Но его нет.

Дмитрий Балковский: У вас точно нет контракта с Russia Today?

Андре Руссо: У меня нет контракта. Но я бы от него не отказался. Russia Today, я хотел бы контракт, спасибо. Это было бы очень, очень приятно. Вы могли бы снимать мою семью повсюду. Но нет, у меня нет контракта с RT. Но суть здесь в том, что каждое решение, которое мы с женой приняли за последние 20 лет, было для наших детей, каждое решение. У нас шестеро детей, мы большая семья, поэтому мы принимаем каждое решение с мыслью о будущем наших детей, и у меня нет никаких сомнений в том, что я честно не вижу нигде лучшего будущего, чем будущее, которое я вижу в России для своих детей. Здесь есть рост, стабильность, мир и покой.

белый геноцид в ЮАР

Во многих отношениях я бы сказал, что Россия пережила революцию, которую Европе еще предстоит пережить. И она грядет, эта революция, потому что в Европе дела идут неважно. Как я объяснял ранее, в Южной Африке просто катастрофа.
Но более важно, что мы здесь видим возврат к христианству, возврат к прочному моральному фундаменту.

Дмитрий Балковский: И это важно для вас ...

Андре Руссо: Это чрезвычайно важно, и это важно для очень многих. Православие растет по всему миру. Потому что мы чувствуем потребность в фундаменте, который исчезает. И Россия является важнейшим оплотом православия.

Дмитрий Балковский: И какие же у вас планы? Чем вы будете заниматься, когда переедите сюда?

Андре Руссо: Ну, планы у нас довольно амбициозные. С одной стороны, я хочу быть там, где у моей семьи будет возможность жить, расти и шириться. С другой стороны, мой план вдохновлен многими другими людьми, и мы стали частью очень большой группы, представляющей множество семей. Многие из них обладают ценнейшими навыками в сфере сельского хозяйства и смежных производств. Ведь слово «бур» означает «фермер». Культурно мы фермеры, мы на самом деле культурно даже слишком фиксированы на фермерстве, и мы очень и очень успешны в этой сфере.  

Так что мы видим не только слом сельской жизни в России с демографической точки зрения, но также и то, что сельское хозяйство в России может испытать мощнейший рост, геометрически вырасти по сравнению с тем, что есть сегодня. Мы можем начать заниматься упаковкой, в нашей группе есть специалисты по созданию фабрик по подготовке продукции к доставке в точки продаж, всех ступеней этого процесса. У нас есть инженеры, печатники, агрономы, все виды специалистов.

Поэтому мы рассматриваем возможность создания консалтинговой компании, которая будет ездить по России и консультировать агропредприятия о том, как улучшить производственные процессы, увеличить производительность и долю России на мировом рынке переработанной сельскохозяйственной продукции.

Вот на что мы нацелены. Мы также хотим создавать общины. Мы отметили такую вот вещь. Я в России не впервые и когда мы впервые сюда приехали, мы на месяц остановились в станице Кармалиновская Ставропольского края. Интересно, что за этот месяц я больше интегрировался в Россию больше, я выучил больше русского языка, чем за несколько месяцев, которые я провел в самом Ставрополе. 

Когда вы живете в городе, то у вас нет реального позыва, нет давления для интеграции в наше общество. А вот деревне такой импульс куда сильнее, мы интегрировались куда больше, нам были действительно рады.

Дмитрий Балковский: Скажите мне честно, они вас там пить заставляли?

Андре Руссо: Да, все это было, правда. Мы вместе в баню ходили и все такое. Все было великолепно, мы чувствовали интерес, все были там и все были свои, чужих не было. Местные дети тут же забрали к себе наших детей, и они вместе играли, бегали, возились, в общем все как положено. Вокруг нас шло постоянное общение, мы чувствовали себя включенными в местную жизнь, у нас и мысли не было о том, что мы чужие. Тогда как в городе очень легко сказать, что мы – просто иностранцы, живущие по соседству.

Отчасти поэтому я считаю, что так важно переехать в маленькую деревню - это непосредственное включение в российское общество. И когда вы там оказываетесь, то вы понимаете, что мы так похожи. Буры и россияне – наше сходство просто шокирует. Чувство юмора у нас очень похоже – я вам рассказал пару шуток. У нас одинаковые приметы и поверья - это действительно странно, и очень интересно. А ведь суеверия – вещь очень культурно специфическая. А вот у буров и русских приметы почти одинаковые, ведь так?

Дмитрий Балковский: У меня по этому поводу свою теория: 2000 лет назад вы кочевали в Рим, в сторону Голландии и Германии и проходили по этим местам, некоторые из вас остались здесь, а некоторые пошли дальше.

Андре Руссо: Кто знает, но я могу сказать, что Россия - источник всей цивилизации. И у этого тезиса есть множество подтверждений. 

Дмитрий Балковский: Вы слишком добры к нам.

Андре Руссо: Дело не в моей доброте. Почитайте Геродота.Вы ведь меня в предыдущем разговоре обвинили в том, что я бываю слишком яростным русофилом. Думаю, что в этом есть правда – я немного русофил, честно говоря. Но не потому, что яобратился в веру.Я много путешествую. Я видел много стран и жил во многих странах. Я жил в местах, которые традиционно считаются раем, таких как Маврикий. Я искал идеальное место для своей семьи. Так что когда я говорю, что я люблю идею России, то это серьезно обдуманное мнение, а не просто какой-то идеализм. Это решение объясняется моим богатым опытом.

Дмитрий Балковский: То есть ваше решение – плод многих размышлений, путешествий и опыта.

Андре Руссо: Совершенно верно. И также ощущение того, что нас ждет хаос. Есть сильнейшее ощущение того, что грядет гигантский переворот ... Я не знаю, что именно произойдет, я не могу этого знать, но я не думаю, что человечество когда-либо сталкивалось с таким количеством потенциальных бедствий одновременно ...

Дмитрий Балковский: Да, это так.

Андре Руссо: Но даже 7 лет назад я был готов просто к выживанию, жизни вне пределов электросети, просто чтобы уйти от этого безумия. Но если вы сейчас оглянетесь вокруг, это лучше, чем просто уйти от всего безумия, это поможет другим людям уйти от безумия и создаст настоящий стабильный мир.

Дмитрий Балковский: Значит, вы бы хотели, чтобы к вам пришло больше людей из…

Андре Руссо: ... откуда угодно, откуда угодно ...

Дмитрий Балковский:… из Европы, Америки…

Андре Руссо: ... Откуда угодно. Очевидно для меня, с точки зрения бура ... я верю ... точнее я не верю, это очевидный факт, что геноцид в разгаре, и люди должны быть спасены. Я думаю, что лучше спасать людей, не делая из них беженцев ...

Дмитрий Балковский: Конечно.

Андре Руссо:… на самом деле предлагать людям возможность быть мгновенно продуктивными членами общества.

Дмитрий Балковский: Андре, теперь у меня к вам очень необычная просьба. Пожалуйста, скажите что-нибудь плохое о России. Потому что в нашем разговоре было слишком много меда, сахара, сливок, персиков и всяких сладостей ...

Андре Руссо: Что-то плохое о России. Это сложно. Скорее всего, это то, что есть у всех - это ваша бюрократия. Бюрократия – штука сложная. Самой большой проблемой, конечно, является 3-месячная виза. Три месяца просто недостаточно для тех, кто искренне желает поселиться в стране, чтобы действительно чего-то достичь. Если честно, то вы даже ни с кем не познакомитесь за 3 месяца. Чтобы достичь чего-то, требуется гораздо больше времени. Мне и моей семье уже дважды приходилось возвращаться в Грузию из России из-за визовых проблем. И мы очень целеустремленные люди, мы часто переезжали в другие страны. Люди без опыта многочисленных переездов столкнутся с реальными проблемами. Кроме того, в России есть обязательная регистрация. Хозяева дома, в котором вы живете как иностранец обязаны вас зарегистрировать, что может обернуться серьезными проблемами, потому что многие этого не делают. И если они оштрафуют вас, хозяин дома должен заплатить штраф.

Так что есть административные проблемы, но в то же время ситуация все же намного лучше, чем в Европе. Рассматривая европейскую бюрократию, я использовал метафору двух марок автомобилей. У вас может быть старый Volkswagen Beetle и блестящий, новый Mercedes Benz. Европейская бюрократия похожа на новый Mercedes Benz - она очень быстрая, очень эффективная и отлично делает свою работу. Но если что-то пойдет не так, у вас все остановится. Там вообще нет человеческого элемента. Книга закрыта. Русская бюрократия немного медленнее, издает странные звуки по краям, иногда немного разваливается, но она человечная. Мы все знаем, как починить старый Volkswagen – скрепить что-то жвачкой, а где-то еще примотать клейкой лентой.  

Мы можем сдвинуть ситуацию с места здесь, и мы сталкивались с удивительными бюрократами в период нашего пребывания в России. Здесь есть человеческий фактор - в духе «давайте решим эту проблему». Мы знаем, что вы не заполнили нужный документ, но мы можем решить проблему. Здесь есть человеческий фактор, имеющий решающее значение для хорошей бюрократии. Бюрократия должна служить людям, и когда она слишком эффективна, ею злоупотребляют люди, которые не должны ее использовать, и она полностью теряется для людей, которые должны иметь к ней доступ. Именно так обстоят дела в Европе.
Бюрократия там контролирует все до такой степени, что в ней не осталось ничего человеческого. Извините, я должен сказать что-то критическое о России, но мне даже ваша бюрократия нравится.

Дмитрий Балковский: Я так ничего плохого от вас не услышал, я пытался, дамы и господа, я действительно пытался. Здесь нет никакого сговора.

Андре Руссо: Что-то плохое… Вот что - у вас нет посадочной рампы для круизных лайнеров, швартующихся в Санкт-Петербург, что очень необычно. На круизном лайнере в Стокгольме вас прямо телепортируют в кабину. Но в Санкт-Петербурге вам приходится прыгать последние два метра. Очень интересное знакомство с Россией.
И мы слышим все эти разговоры о том, что Россия такая примитивная, но это просто ложь. А потом вы попадаете в Москву, в Ставрополь и обнаруживаете, что это замечательные, очень развитые города. Так что я не знаю, что за проблема есть в Санкт-Петербурге, но я думаю, что это все не просто так. Здесь на многое надеяться не стоит, чувак. Но вот визовые проблемы действительно нуждаются в решении. Так что я мог бы привезти людей и сказать, что у вас есть год, вот вам приглашение, это почти приглашение приехать, провести год и посмотреть, сможете ли вы что-то сделать, выучить язык за это время, без давления. Но в течение трех месяцев это действительно невозможно, и многие южноафриканцы страдают от этого, потому что им приходится покидать страну через три месяца, и это сложно. Поэтому я надеюсь, что мы сможем найти решение.

Дмитрий Балковский: Мы возьмем это на заметку. Как вы, наверное, знаете, этот канал посвящен золоту и серебру, поэтому я хотел бы спросить вас о том, что вы думаете о твердых деньгах, золоте и серебре, и их роли.

Андре Руссо: Ну, конечно, Китай, Индия и Россия, кажется, считают, что драгоценные металлы сейчас очень важны. Нет сомнений в том, что эти страны скупают золото в огромных количествах. И это не случайно.

Суть в том, что концепция фиатной валюты – это безумие. Совершенно несуразно то, что валюта сильна, потому что все в нее верят. И все. И вера - очень сильная вещь, но она также чрезвычайно хрупкая, как мы знаем. Вся мировая экономика не может опираться лишь на веру. И нефтедоллар на самом деле тоже полная бессмыслица. Крупные игроки определенно копят металл в данный момент.

У меня довольно много серебра, я не люблю золото, я думаю, что золото в настоящий момент переоценено. Я не знаю, как вы к этому относитесь, но опять же золото действительно не сильно изменилось в цене за последние 12 лет.

Я люблю серебро. У меня отличное ощущение, когда я держу серебро в руке. Серебро – отличный бартерный товар. Я могу пойти в бар и сказать - я дам монетку за пиво, и никто со мной не поспорит. Но на что вы будете менять золотую монету, когда на улице реальный конец света. Когда деньги больше ничего не значат и т. д. Если на дворе время прямого обмена, то золото настолько ценно, что вам мало кто что-либо продаст за золото. Если хорошенько подумать, то серебро - это товар, который можно обменять, это настоящая валюта.

Дмитрий Балковский: Значит, вы серебряный жук, и в этом нет ничего плохого.

Андре Руссо: Да, я серебряный жук. Но я не думаю, что буду соревноваться с большими парнями, когда речь заходит о золоте. Но все говорит о том, что самые стабильные экономики в мире сегодня, и вы знаете, что мы говорим о России, и вы знаете, насколько я люблю Россию. Просто посмотрите, как Россия пережила глобальный экономический коллапс - это был не американский и не европейский коллапс, это был полный всемирный крах. В 2008 году не было ни одной страны на Земле, которая не была бы им затронута, но была одна - Россия, которая не была полностью разрушена ...

Дмитрий Балковский: России тоже серьезно досталось…

Андре Руссо: … ей серьезно досталось, но не так серьезно, как остальному миру. Потому что там были очень неглупые ребята, серьезные мыслители, делавшие чудеса с бюджетом. И никто не будет спорить, что Китай проводит разумную долгосрочную бюджетную политику. И все они покупают золото, так что здесь очевидный урок.

Дмитрий Балковский: Андре, это было очень интересный разговор, было очень приятно поговорить с вами, спасибо. И я очень рад, что вы здесь, и я с нетерпением жду, чтобы ваша семья и ваши единомышленники также оказались здесь. Что бы вы хотели сказать нашим зрителям?

Андре Руссо: Если вы русский, любите свою страну намного больше, чем сейчас, потому что вы не знаете, какой ценностью обладаете. А если вы иностранец, приезжайте и посмотрите, что есть у русских - это очень круто. И я надеюсь быть частью происходящего, и мы надеемся, что мы сможем создать какую-то административную схему, которая позволила бы многим моим соотечественникам приехать и жить в России.

Дмитрий Балковский: Отлично, спасибо.

Комментарии 2

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

ssay82 30.05.2019 в 06:30
При всём уважении к ныне угнетаемым бурам, мне, таки, кажется, что аборигены просто платят им сейчас их же монетой. Получается такой обратный апартеид и уклоном к террору. Что характерно, прогрессивное человечество во главе с ООН не борется с нынешней ситуацией никак. Не модно...
golden 31.05.2019 в 06:04
ssay, при всем уважении, Ваше представление об апартеиде оооочень далеко от реальности.