Эксклюзивное интервью Zero Hedge с Эриком Спроттом

Заговор оптимистов, в котором участвуют практически все те, кто появляется в СМИ, как печатных, так и электронных, настаивает на том, что США – это лучшее место для инвестиций в 2011 году. Взгляд на хедж-фонды под вашим управлением (по состоянию на конец 2010 года) говорит нам, что вы в такую болтовню не верите. Держите ли вы короткие позиции в ваших хедж фондах в основном на США? Если так, то в каких секторах и почему?

Наши короткие позиции держатся исключительно в американских компаниях с крупной капитализацией, с акцентом на финансовый и потребительский сектор. Мы остаемся медведями на американские акции уже некоторое время, особенно на акции финансового сектора перегруженные долгами в не самой благоприятной среде. Мы управляем нашим длинным/коротким хедж-фондом основываясь на нашей оценке, что мы вошли в долгосрочный медвежий рынок в 2000 году, и нам пришлось по вкусу использование активного короткого портфеля в течение всей этой декады. Он давал отличные возможности для достижения высокой альфы и также подвергал негативному показателю бета во время распродаж, когда защита от понижения была особенно в цене. Я призываю всех своих инвесторов подумать о том, чтобы добавить хедж-фонд, который умеет эффективно занимать короткие позиции. Это, на самом деле, один из лучших инвестиционных инструментов во время секулярного медвежьего рынка акций, в котором, я твердо уверен, мы все еще находимся.

С другой стороны вы занимаете в основном длинные позиции на канадские акции, а также владеете некоторыми иностранными бумагами. Какие у вас есть страны и сектора?

Большинство акций, на которые мы занимаем длинную позицию, торгуются в Торонто. Однако, подлежащие им активы обычно распределены глобально. Если говорить о горнодобывающих компаниях, то мы владеем объектами по всему миру, в Африке, юго-восточной Азии, США, Южной Америке. Наше расположение в Торонто дает нам преимущество в том, что мы имеем доступ к лучшим управленческим командам в индустрии добычи ресурсов. Торонто – это столица финансирования горнодобывающей индустрии и у нас одна из самых шумных приемных на Bay Street, так как нас регулярно посещают команды по управлению ресурсами и предоставляют все новую информацию. Мы уже десять лет инвестируем в эту отрасль и отсюда целая сеть международных контактов в горнодобывающей индустрии. Мы сейчас концентрируемся на акциях индустрии драгоценных металлов и энергетики. Мы индивидуально управляем рисками каждой компании, но доли секторов в портфеле определяются нашими макро взглядами.

Мы наблюдаем огромный рост в себестоимости  ресурсов по всему спектру необработанных материалов. Результат «эффекта богатства» Бернанке. Каковы на ваш взгляд последствия роста цен на ресурсы для фондовых и кредитных рынков?

Все это совершенно невероятно. Пищевая инфляция просто поражает воображение, … когда видишь, как цены на овощи растут на 40% в месяц, зерновые на 20% в год, яйца, сахар, мясо, все это на 20-30% с июля, поневоле задумываешься, как им удается так эффективно массажировать индекс потребительских цен (CPI). Это становится серьезной проблемой. Цена на нефть сорта Brent особенно проблематична, мы все время думаем о том какие последствия от растущих цен на нефть могут быть для этого «выздоровления». Мы уже видели какой ущерб они нанесли в 2008 году, помимо одновременно разворачивавшегося банковского краха. Нет сомнения, что такой рост цен не остается незамеченным по всему миру, посмотрите, например, на Египет. Насколько в этой ситуации виновата пищевая инфляция? Тоже самое с недавними инфляционными показателями в Великобритании. Не долго ждать прежде чем мы увидим, как это повлияет на цены внутри страны.

Какое влияние окажет конец второго раунда количественного смягчения на кредитные и  фондовые рынки?

Я не думаю, что рынок уже готов к самостоятельной жизни. У нас не будет сильного фондового рынка без дополнительного стимула. Интересная была ситуация в январе с изменением настроения по мере того как эксперты начали заявлять о конце КС-2 и о том, что нет нужды в КС-3, но проходит несколько недель и проблемы появляются вновь – на этот раз на Ближнем Востоке. Обаме приходится публично заявлять о дополнительной печати денег, чтобы предотвратить распродажу. Я думаю, что США находится в такой сложной ситуации со своими облигационными аукционами. Мы писали об этом в конце 2009 года, спрашивая, как США может получить такой огромный объем финансирования. Большой вопрос в том, какая часть КС-2 была перенаправлена обходными путями на финансирование текущих проблем. Очевидно, что рынок пока этим вопросом не задается, но это важно понимать в свете дебатов о необходимости КС-3.

Теперь, когда создание «эффекта богатства» кажется основным мандатом Федерального резерва, считаете ли вы, что у Бернанке будет возможность вводить новые версии КС? Если да то при каких обстоятельствах?

Я просто думаю о том, сколько они уже потратили на данный момент, чтобы все это не закончилось. Подумайте обо всех программах, уже ими запущенных – КС-1, КС-2,  TARP, TALF, Фанни и  Фредди. В сумме это уже триллионы, поэтому вполне можно предположить, что они применят еще больше мер, чтобы остановить прорыв плотины.

Видите ли вы какие-то уже существующие или какие-нибудь новые пузыри? Если да, тогдеониичтоони?

Я не вижу никакой жадности на рынке. Никто не покупает казначейские облигации, чтобы разбогатеть. Хотя я и думаю, что рынок американских облигаций это «пузырь» в смысле огромной недооценки американских рисков, но не считаю, что инвесторы покупают облигации в ожидании того, что они смогут их продать с прибылью в будущем. Инвесторы просто пытаются сохранить хоть какой-то уровень реальной доходности. Многие также пытаются переиграть Фед, держаться на шаг впереди них. Комментаторы, называющие пузырем рынок драгоценных металлов просто смешны. Да их просто нет ни у кого. Металлы сосредоточены у очень немногих инвесторов. Вокруг плавает масса бумажного золота, но это уже другая история.

Какое возможное или вероятное событие из разряда «черных лебедей» (в пределах 12-24 месяцев) не дает вам спать по ночам?

Масштабное прекращение поставок нефти сбросит нас с обрыва. Экономика не достаточно сильна, чтобы выдержать высокие цены на энергию в течение долгого времени.

Также интересно, что произойдет, если они не продлят КС- 2 и как неизбежный рост процентных ставок отразится на американской и глобальной экономике. Мы сегодня в очень нестабильной ситуации, так что нам надо быть готовыми к «черному лебедю» в любой момент. Мы управляем нашими фондами с защитной точки зрения уже более десяти лет, поэтому я надеюсь, что мы переживем такие события лучше, чем остальные.

Ваши мнения по поводу рынка драгоценных металлов хорошо известны. Если произойдет крах американского доллара и/или бумажных валют в общем, как будет оцениваться золото?

Их, скорее всего, будут оценивать относительно других товаров, а не в единицах бумажной валюты. Инвесторам будет все равно сколько стоит унция в американских долларах, если доллары нельзя ни на что обменять. Они захотят знать, сколько воды, пищи и других потребительских товаров можно купить на унцию золота.

Я думаю, что большинство традиционных инвесторов все еще пытаются осознать перемены, произошедшие на рынке драгоценных металлов с 2008 года. Золото вновь становится мировой резервной валютой – сегодня это абсолютно очевидно. Тем не менее, остается большая группа людей, продолжающих ставить под сомнение его легитимность как класса активов.


Одна из самых серьезных проблем, с которой сталкиваются инвесторы, особенно в США, - это осознание роли золота как монетарной альтернативы. Есть денежные менеджеры и надзорные органы пенсионных фондов, которые просто отказываются видеть в золоте хранилище ценности. 
Они не воспринимают доводов по поводу ценности. Это очень странная ситуация. Если бы мы жили в иной среде сегодня, то я бы мог понять сомнения по поводу роли золота, но после всего, что мы пережили и признания фискальных реалий западных держав, у меня просто в голове не укладывается, как кто-то может ставить под сомнение преимущества твердых денег. Нам нужна твердая валюта для тех, кто СБЕРЕГАЕТ. Золото – для тех, кто сберегает. Мы все нуждаемся в каком-то инструменте с безрисковой доходностью в правильно функционирующей финансовой системе. У облигаций сегодня негативная реальная доходность, поэтому мы вынуждены повысить уровень нашей толерантности к рискам в акциях или высокодоходных инструментах. Вы не можете сохранять капитал в наличных в такой среде – и все тут. Вам необходимо найти еще один класс активов, который бы выполнял эту функцию, и драгоценные металлы снова возвращаются к своему традиционному монетарному статусу именно для этого.

Если бы у вас была возможность, какие бы три меры вы бы приняли, которые бы, по вашему мнению, заставили бы США пойти по верному пути к реальному росту?

Вот это сложный вопрос. Я стараюсь фокусироваться на том, что мы делаем, а не беспокоиться о том, что надо делать. Я думаю, что я внес достаточную ясность по поводу вызовов, перед лицом которых стоят сегодня западные правительства. В действительности, страна может выдержать жесткую экономию только в небольших количествах, - достаточно посмотреть на то, какое воздействие она уже оказывает на Соединенное королевство. Я просто не верю, что США способны пойти на жертвы, требующиеся для того, чтобы вернуть их на правильный путь в долгосрочной перспективе. Когда вы видите как Бюджетный офис Конгресса прогнозирует бюджетные дефициты до 2021 года, можно предположить, что США планируют брать взаймы вечно. Это возможно только пока у вас есть возможность брать взаймы. Но мы все знаем, что правила игры изменятся, когда США не смогут занимать традиционными способами. Мы уже, возможно, в таком положении.

Что касается рекомендаций, то я бы сконцентрировался на решении проблемы излишней задолженности в банковской системе. Я даже не знаю, какой показатель правильный, - может быть 5 к 1. Но ситуация, в которой 5-процентный сдвиг в цене активов может полностью стереть ваш капитал. Я бы также попробовал бы убрать защитные механизмы для «слишком больших для краха» банков, позволяющие финансовым компаниям добиваться такого безумного размера плеча. Затем, конечно, проблема деривативов, о которой больше никто не говорит, но ее никогда так и не решили. Сегодня это, наверное, еще большая проблема.

Вы работаете в финансовой индустрии более 35 лет. Если бы вам пришлось создать портфель на тридцать лет сегодня, как бы он выглядел. Как вы бы посоветовали управлять им?

Я бы инвестировал активно в драгоценные металлы как в физический металл, так и в акции. Я бы поддерживал позицию в энергетике, а также бы занял короткие позиции. Стратегия купи-и-держи не умерла, если вы владеете правильными вещами, но тридцать лет это, наверное, слишком долгий срок, чтобы закопать капитал и забыть о нем. Я всегда был скорее долгосрочным инвестором, чем трейдером, и хотя мои темы обычно длятся многие годы, я повидал много разных рынков за свою карьеру. Я, несомненно, перепозиционировал свои фонды с течением времени. Я очень надеюсь, что мы снова увидим настоящий бычий рынок акций в какой-то момент – я буду первым его приветствовать, потому что в секулярном бычьем рынке легче находить акции. Но в обозримом будущем, пока мы не решим долговых проблем, наша текущая позиция – это лучший способ для инвестирования. И что бы кто не говорил, но я думаю, что в этом рынке есть много возможностей – по крайней мере, в нашем случае это было так. Все дело в том, чтобы оставаться на верхушке макро тенденций, концентрироваться на оценке и инвестировать по убеждениям.

аватар

Спротт, Эрик

Sprott, Eric

Председатель совета директоров, генеральный и финансовый директор Sprott Asset Management LP и председателем и главой Sprott Money, Ltd. Имея 35-летний опыт в инвестиционной индустрии, г-н Спротт является главным портфельным менеджером в многочисленных фондах, чьи активы насчитывают несколько миллиардов долларов.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.