Эта экономическая советница Трампа желает возвращения Америки к золотому стандарту

инфляция

Нажмите на картинку для увеличения

Инфляция в США (1790-2015), средние темпы за 1774-1912: -0.2%, за 1913-2015: 3.3%. В течение 138 лет до момента создания ФРС цены немного падали, затем они стали резко расти (за исключением периода Великой Депрессии и Второй мировой войны

Интервью провел Крис Мэттьюс (Chris Matthews)

18.08.2016

Джуди Шелтон

Интервью с Джуди Шелтон (Judy Shelton), единственной женщиной-экономистом, консультирующей кампанию Трампа.

Дональд Трамп (Donald Trump) - не «эксперт-аналитик».

Он назвал себя лучшим человеком для президентского поста на основании своих успехов в бизнесе и своей способности окружать себя «лучшими» людьми, а не своего умения писать доклады. Конечно, это означает, что для избирателей важно понимать, кем он себя окружает, и какие идеи у этих людей.

Поэтому редакция Fortune обратилась к д-ру Джуди Шелтон, одной из двух экономистов, недавно назначенных в экономическую консультативную группу Дональда Трампа и единственной женщине, занимающей эту должность. Шелтон - старший научный сотрудник и содиректор проекта металлических денег Атлас, миссия которого заключается в продвижении принципов металлических денег и повышения осведомлённости о проблемах имеющейся денежной системы. Впервые д-р Шелтон стала известной, когда они предсказала экономический крах Советского Союза в 1989 году, за два года до того, как это произошло.

Fortune обсудил с д-р Шелтон, какие именно консультации она проводит с кандидатом на президентский пост от республиканской партии и что она думает об основных экономических вопросах дня. Интервью отредактировано для краткости и ясности.

Каким образом вы стали участницей кампании Трампа?

Д-р Шелтон: Я много лет консультировала ряд кандидатов от республиканской партии, от Джека Кемпа (Jack Kemp) и позже  Марко Рубио (Marco Rubio), Теда Круза (Ted Cruz) и Бена Карсона (Ben Carson). Я долгое время работала со Стивеном Муром (Stephen Moore) и Ларри Кадлоу (Larry Kudlow), и Ларри спросил меня, есть ли у меня идеи для кампании Трампа по вопросам, которые я наиболее часто обсуждаю, а именно, международные денежные отношения, валюта и вопросы торговли. Я периодически отправляла Ларри свои заметки по этим вопросам.

Говорили ли вы непосредственно с г-ном Трампом?

В начале девяностых годов я встречала его на некоторых мероприятиях, как общественных, так и связанных с бизнесом. Но я не говорила непосредственно с ним, когда он стал кандидатом. Я общалась с ним через председателя по финансам Стива Мнучина (Steve Mnuchin) и экономического советника Ларри Кадлоу.

Ваша первая книга была об экономическом крахе Советского Союза: как этот опыт влияет на ваш взгляд на мир?

Четыре года назад я написала статью для Уолл-стрит джорнал «Советская банковская система - и наша». Меня беспокоит, что центральные банки всего мира, ЕЦБ и Банк Японии сейчас покупают корпоративные активы. Мне интересно, насколько далеко мы от представления Феда, что он должен разветвляться, покупая активы корпораций. Будут ли это корпоративные активы политически связанных фирм?

В своей работе о Советском Союзе я анализировала банковскую систему, и как советская банковская система стала средством направления кредита в государственные учреждения и государственные предприятия. И я боюсь, что банки стали партнёрами государства и управляли экономикой. Мне не нравится то, как сейчас банки становятся замешанными через их обязательное членство в Федеральном резерве.

Если бы вы были председателем Феда в 2008 году, как бы вы изменили денежную политику?

Главная обязанность Феда - действовать как кредитор последней инстанции. Они делали то, что должны были делать, в плане кредитования проблемных организаций, но говоря коротко, я бы намного быстрее перешла к нормализации процентных ставок.

В более широком смысле, я думаю, нам требуется пересмотр глобального денежного устройства. Я рада, что председатель бюджетного комитета палаты представителей Кевин Брейди (KevinBrady) предложил денежную комиссию, чтобы рассмотреть отношения между показателями экономики и режимом валютного курса, и нужна ли нам денежная политика на основе правил, и какой должна быть роль центральных банков.

Вы писали раньше о возвращении к денежной системе, основанной на золоте. Могут ли США сделать это в одностороннем порядке, или нам нужно созвать другие страны и привлечь их к этому?

Я не против новой Бреттон-Вудской конференции, и если она состоится в Мар-а-Лаго, прекрасно. Но что бы ни делали США, поскольку мы печатаем международную резервную валюту, односторонние действия будут сразу приняты другими странами.

Что касается использования золота, некоторые могут подумать, что это пережиток, но я вижу в этом продуманный, перспективный подход, потому что золото нейтрально и универсально. Это общепринятый заменитель денег, пересекающий границы во времени и пространстве. Если вы посмотрите на валютные резервы крупнейших стран, в них находится в основном золото. Я не придаю этому слишком много значения, но это доказывает, что золото не является каким-то пережитком.

Станет ли первым шагом выпуск облигаций, конвертируемых в золото?

Я не связываю эту идею с кампанией Трампа, так как я предлагаю это уже много лет. Впервые облигация, обеспеченная золотом, была предложена в 1981 году Аланом Гринспеном (AlanGreenspan). Я думаю, США должны выпускать их в некоей пилотной программе, вроде облигаций TIPS (казначейские облигации, защищённые от инфляции), чтобы снабжать ими людей, обеспокоенных будущей стоимостью доллара. Тем, кого волнует крупный финансовый кризис, такие облигации предоставят определённую страховку, так как золото обычно растёт в цене в периоды финансовых потрясений.

Китайцы будут рады такому порядку, потому что это, вероятно, будет стабилизирующей силой для курса доллара и защитит их активы в долларах. Я также думаю, что наиболее вероятно, что именно эта страна представит параллельный инструмент. Если Китай предложит такой инструмент, при котором через пять лет вы сможете получить некоторую сумму в юанях или унцию золота, через пять лет инструменты, выпускаемые США и инструменты, выпускаемые Китаем, будут стоить одинаково, унцию золота. Таким образом, сейчас появляются перспективные оценки стабильного обменного курса, определяемого рыночными силами. Если эта практика начнёт распространяться на другие страны, появится подобие будущей системы стабильного обменного курса, когда курс обмена определяются мнением рыночных сил о будущей стоимости этих валют.

Что бы вы посоветовали говорить о торговле в кампании Трампа ?

Мне нравится, когда Трамп говорит «Я верю в свободную торговлю». А он говорит это постоянно. Ему не нравится, когда страны предпринимают действия, подрывающие принципы свободной торговли. Невозможно установить одинаковую стоимость труда или трудовые стандарты, или стандарты охраны окружающей среды. Но можно решить проблемы нашей международной денежной системы.

В прежней экономической доктрине считалось, что стабильные курсы обмена обеспечивали оптимальные финансовые потоки и инвестиции, а также оптимальные решения о том, где производить товары и где покупать и продавать товары и услуги. И я продолжаю думать, что правильным монетарным основанием для подлинно свободной торговли будут стабильные курсы обмена. В этом случае невозможно манипулировать валютой, чтобы получить преимущество. Манипуляции валютой, это как в забеге на 100-метровую дистанцию в последнюю минуту для одного их бегунов переопределить метр как сантиметр, и затем объявить его победителем.

Несправедливо называть тех, кто критикует валютные манипуляции, протекционистами. Я очень надеюсь, что Дональд Трамп уделит должное внимание этому вопросу.

Дональд Трамп также высказывался о предстоящем экономическом кризисе. Думаете ли вы, что есть повод для беспокойства?

Я отдаю ему должное за его готовность говорить об этом, и это очевидно, но никто не обращает на это внимания. Я думаю, это вполне законный вопрос - является ли существующая денежная система работоспособной, и разрешили ли мы те дисбалансы, которые привели к последнему кризису.

Кампания Трампа выступает за расходы на крупную или новую инфраструктуру, вместе с тем призывает наращивать военную мощь и сокращать налоги. Однако, нельзя сказать, что он много предлагал по поводу снижения расходов. Думаете ли вы, что нас должен беспокоить дефицит бюджета и долг?

Меня всегда беспокоили дефицит и долг, и в идеале нужен сбалансированный бюджет. Но сейчас действительно трудные времена, и я думаю, что надо следовать модели Рональда Рейгана (Ronald Reagan), когда проводилась политика стимулирования экономического роста, и сейчас это было бы разумным. В отношении корпоративных налогов, я думаю, ставка 15% окажет огромное влияние на мелкий и крупный бизнес. Это налоговое стимулирование, и мне это нравится намного больше, чем просто увеличение правительственных расходов.

Тот факт, что Трамп - строитель и бизнесмен, убеждает меня в том, что в федеральном правительстве он сможет применять свой успешный опыт завершения проектов в срок и в рамках бюджета. В конечном счёте проблему представляют расточительные траты правительства.