«Это словно наркотик»: как россияне живут в кредит

Автор: Людмила Петухова

кредиты в россии

Фото Михаила Воскресенского/ТАСС

Больше месяца не утихает спор Банка России и правительства. Министр экономического развития Максим Орешкин увидел пузырь на рынке потребительского кредитования, а замминистра финансов Алексей Моисеев описал ситуацию как «социальную проблему». «Нам не нужно надувать в экономике этих пузырей», — заявил во время прямой линии 20 июня и президент Владимир Путин.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина упорно уверяет коллег, что пузыря на рынке нет, что рост потребкредитования не угрожает финансовой стабильности, по крайней мере, пока. «Что касается потребительского кредитования, еще раз повторю: там нет пузыря сейчас. Мы этого не видим ни по каким показателям», — уверила она.

Кто бы ни был прав в споре, по итогам 2018 года россияне задолжали банкам рекордную сумму — 14,9 трлн рублей, что на 22,4% больше, чем в 2017 году. За первый квартал 2019 года объем задолженности вырос еще на 4%, до 15,5 трлн рублей. Общий рост по итогам года может составить 15-20%, прогнозируют в ЦБ.

Жизнь взаймы

«Без кредита жилось бы намного легче, конечно, но это как наркотик», — рассказывает 34-летняя Галина из Смоленска. Галина работает супервайзером в службе поддержки торговой компании, на нее оформлен потребительский кредит ВТБ, на который она купила автомобиль, и две кредитных карты — одна в ВТБ, вторая — в Тинькофф Банке. Долг девушки по потребительскому кредиту — 130 000 рублей, по кредитным картам она тратит около 6000 — 9000 рублей в месяц. Всего на оплату по долгам уходит около половины зарплаты, которая составляет 25 000 — 30 000 рублей.

Галина не замужем, детей пока нет. Она уверяет, что долги не мешают ей жить, не то, что ее друзьям — семейной паре с маленьким ребенком. Молодые люди взяли несколько кредитов и теперь с трудом с ними расплачиваются. Супруги ругаются и даже думают на этой почве о разводе.

В семье Анны из Тулы — другой опыт. Супруги оформили потребкредит, завели кредитную карту и карту рассрочки. Карты семья использует для непредвиденных расходов. «Плюс ребенок требует много денег, хочется всегда его радовать», — рассказывает Анна. Кредит же под 16% годовых девушка с мужем взяла на покупку машины, но потратили на ремонт квартиры. Всего семья должна 500 000 рублей. Из семейного бюджета платежи по кредиту и картам уходит 40-60% доходов, рассказывает Анна. Средний доход семьи — около 80 000 рублей. Анна говорит, что пока она официально не трудоустроена, так как ухаживает за отцом, и основной доход приносит муж, работающий интернет-маркетологом. Анна старается ему помочь подработками, в будущем планирует создать свое ИП.

Ольге Хабаровой из Москвы 36 лет, она успешный медиаменджер, замужем, имеет двух детей. У Ольги большой опыт пользования кредитами, и она вспоминает, что самым страшным за все время для нее был скачок курса в 2014 году. «Был момент, когда доллар скакнул, а первая ипотека у нас была в долларах», — с ужасом вспоминает Ольга. Тогда она была в декретном отпуске и до 80% семейного дохода уходило на погашение ипотеки. «Самый адский период в моей жизни», — говорит Ольга.

У семьи была валютная ипотека, оформленная на мужа, затем автокредит — все закрыли аккуратно в срок. Еще было две кредитных карты, но их пришлось закрыть по требованию Альфа-Банка, чтобы получить новую ипотеку. Эта ипотека и новый автокредит оформлены на Ольгу, так как муж — предприниматель и на стабильность его доходов рассчитывать не приходится. «Если у тебя свой малый бизнес и двое детей, банкам ты не нравишься. Но к счастью у меня 15 лет трудового стажа, я работаю в крупной компании и имею идеальную кредитную историю. Поэтому кредиты в основном на мне», — объясняет она.

Общий долг семьи — около 15 млн рублей, большая часть — ипотека. Сумма ежемесячных выплат — 180 000 рублей. Ольге с мужем приходится экономить, например, меньше путешествовать, но в целом кредиты не тяготят семью. «Главное, что качество жизни детей не изменилось, а я всегда жила очень скромно», — объясняет она.

Низкие доходы

Зачастую в финансовой кабале оказываются добросовестные граждане с повышенным уровнем социальной ответственности, рассказывает руководитель департамента сопровождения клиентов федеральной юридической компании «Витакон» Наталья Порохина. Как уточнили Forbes в Райффайзенбанке, «Открытии» и «Русфинанс банке», чаще всего за банковским кредитом обращаются люди в возрасте от 30 до 50 лет, имеющие высшее образование, семью и часто уже оформившие кредиты в других банках.

Почему люди соглашаются жить в долгах? Среди самых распространенных причин – снижение доходов, рассказывает финансовый омбудсмен Павел Медведев. Доходы россиян падают или стагнируют уже пять лет. По данным Росстата, в I квартале этого года реальные располагаемые доходы снизились на 2,3% к аналогичному периоду прошлого года.

«Один полицейский меня научил такому термину как «голый оклад». У полицейских существенную часть дохода раньше составляли надбавки и премии, которые в некоторых случаях достигали половины дохода. Но эта допчасть исчезла и теперь ему платят только «голый оклад», а его не хватает», — приводит пример Медведев.

По его словам, классическая ситуация выглядит так: человек берет ипотеку — самый несложный и «хороший» из кредитов, или берет большой кредит, потому что что-то случилось – понадобилась операция или дорогие лекарства. Затем он начинает зарабатывать меньше: исчезают надбавки и премии, или человек лишается постоянного заработка. Он начинает оплачивать ипотеку за счет новых кредитов, не может их выплатить, берет новые, реструктурирует, рефинансирует. В итоге, не справившись с долгами, приходит в МФО.

В МФО при этом не знают точно, когда люди берут деньги на рефинансирование кредитов. В качестве цели займа клиенты могут указывать что угодно, вплоть до «взятки прокурору». «Но мы видим, что из входящего потока заемщиков, кредиты в банках имеют 60%, займы в МФО — 70%», — рассказывает представитель микрофинансовой компании «МигКредит» Игорь Петров. По его словам, 16-20% заемщиков имеют кредиты только в банке, 40-45% — и в банке, и в МФО, а 25-26% — только в МФО. «Эти показатели остаются стабильными со второго полугодия 2018 года», — уточняет он.

Деньги жмут карманы

Кредитки часто оформляют «заодно», потому что в банке оформлен зарплатный проект или потому, что «позвонили и навязали». Например, Ольга Хабарова свою первую кредитную карту Райффазенбанка получила в 2009 году, так как была там зарплатным клиентом, вторая кредитка уже от Альфа-Банка попала к ней в руки таким же путем.

Основная причина больших трат по кредитным картам – психологическая. Люди не умеют управлять финансами и ограничивать себя в тратах, говорит Медведев. Когда им в руки попадает кредитная карта с большим лимитом, им сложно отказать себе в эмоциональных покупках. «Кредитка — это то, что манит взять и купить прямо сейчас. Мой психолог даже говорит, что этими покупками я пытаюсь какую-то психологическую дыру закрыть», — рассказывает Анна из Тулы. «Деньги прямо жмут карманы», — смеется и Галина из Смоленска.

Неумение работать с личным бюджетом приводит к большим переплатам. По словам опрошенных Forbes должников, они время от времени, а кто-то постоянно выходят за беспроцентный период по кредитным картам. «Я переплачиваю дофига, извините за выражение. Поэтому экстренно пытаюсь закрыть карты», — пожаловалась Анна из Тулы.

Суды и угрозы

«Ваш долг более 300 000 рублей? Спишите его законно!» — гласит реклама юридической компании. Хроническим должникам предлагают «освободиться» от долгов, оформив процедуру банкротства. По статистике, в России на 100 000 человек приходится 64 банкрота, и количество дел о банкротстве неуклонно растет, рассказывает партнер юридической компании «Сотби» Владимир Журавчак.

Угрозы и хождение по судам — неприятный финал плохой истории с кредитами. При этом если к юристам клиенты приходят сами в надежде освободиться от бремени, то в случае с коллекторами – все наоборот. Их появление – ужасный момент в жизни заемщика, говорит Павел Медведев.

«Маргинал! Успей погасить свой займ добровольно! Иначе вся информация, нарытая на тебя, будет использована по делу (номера телефонов родителей и друзей, начальства и соседей получат смс, что ты Мошенник и Крыса! Многие из них от автодозвона поменяют симкарты, а кто и возненавидит тебя Навсегда!» — пишут коллекторы одному из должников. Этот пример — самый приличный. Обычно угрозы полны нецензурной речи и жестоких оскорблений.

Коллекторы звонят близким и коллегам должника, отправляют сообщения на телефон и в социальные сети, делают рассылки в социальных сетях, порочащие имя человека, отправляют письма с угрозами, рассказывает Наталья Порохина. Самые «смелые» могут испортить имущество, например, автомобиль, исписать стены в подъезде, поймать в темном переулке. «В итоге, не понимая, каким образом можно выбраться из этой ситуации, люди оказываются в тяжёлом психологическом состоянии, вплоть до мыслей о суициде», — сетует она.

По словам Павла Медведева, часто коллекторы угрожают здоровью близких и в особенности детей, что особенно ужасает женщин. «Люди и правда пугаются, приходят к нам, просят помощи. Но помочь становится все сложнее и сложнее. Полицейские редко заводят дела и пытаются найти авторов угроз», — поясняет он.

Кому выгодно

На должниках зарабатывают банки, МФО, юристы и коллекторы. Если говорить о банках, то львиная доля прироста необеспеченных потребительских кредитов приходится на системно значимые банки и специализированных игроков, рассказывает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин. Так, розничный кредитный портфель крупнейшего игрока — Сбербанка — в прошлом году вырос на 25%, до 6,8 трлн рублей, портфель ВТБ – на 25%, до 2,9 трлн рублей. Объем розничных кредитов в Газпромбанке за год увеличился на 30,3%, до 506,9 млрд рублей.


МФО в прошлом году также ощутили на себе кредитный бум, выдав гражданам рекордную сумму – около 330 млрд рублей. По данным ЦБ, портфель займов организаций вырос на 45%, до 163,6 млрд рублей, а рост портфеля только физлиц составил 51%. В «Эксперт РА» рост портфеля МФО оценивали примерно в 30%, с 113 до 150 млрд рублей. Среди МФО основными бенефициарами кредитного бума стали компании ГК Eqvanta, «Езаем», «Монеза», MoneyMan, «Займер», Webbankir и «МигКредиТ», которые, по расчетам агентства, выдали в прошлом году самый большой объем микрозаймов.

Кто именно из коллекторских объединений заработал на долгах россиян, сказать трудно, так как официальной статистики рынка нет. Но в 2018 году банки разместили для взысканий коллекторами 505 млрд рублей долгов, что на 29% больше, чем годом ранее, а на рынке цессии (переуступки прав на кредиты) банки разместили еще 470 млрд рублей — на 30% больше, чем в 2017 году, рассказывают в СРО НАПКА.

По оценке генерального директора финансового маркета Юником24 Юрия Кудрякова, среди цессионных игроков лидерами являются ПКБ и ЭОС, чья совокупная доля на рынке цессии составляет не менее 60%. «Среди игроков на рынке агентского взыскания крупнейшими являются М.Б.А. Финансы, АБК, Столичное АВД, КредитЭкспресс Финанс и НСВ», — говорит Кудряков.

Что дальше?

Пока в банках не видят рисков кредитного пузыря. «Нынешняя ситуация существенным образом отличается от той, которая отмечалась перед кризисом в 2014 году», — уверяет аналитик банка Хоум Кредит Станислав Дужинский. По его словам, сейчас в российской банковской системе выросла доля низкорискованных ипотечных кредитов, их доля в конце первого квартала составила около 43% от кредитного портфеля. В то время как в конце 2014 года этот показатель был равен 32,3%.

Кроме того, по мнению главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, сегодняшний рост кредитования идет за счет расширения клиентской базы – люди все больше узнают о кредитных продуктах. И такой рост, по мнению регулятора, не опасен.

Однако, как показывают цифры, для банков все более важным становится рефинансирование кредитов, когда клиенту помогают выплатить долг в другом банке. В компаниях неохотно рассказывают об этих цифрах — Forbes точные данные предоставили только «Росбанк Дом», специализирующийся на ипотечном кредитовании, банк «Открытие» и Райффайзенбанк. В последнем рефинансирование в 2018 году составило порядка 20% выдач по потребительским кредитам, в «Росбанк Дом» тоже около 20%, у «Открытия» — 15-20%.

Если рост потребкредитования все же осуществляется за счет сегментов с повышенным риском, то это опасно, признает руководитель управления кредитных рисков розничного сегмента кредитования Райффайзенбанка Алексей Крамарский. «Этот рост несет в себе опасность перегрева рынка и образования пузыря», — поясняет он. И если пузырь все же появится, то его «сдутие» приведет к массовым неплатежам и проблемам в финансовой системе, а в итоге – к рецессии в экономике, о которой и предупреждал министр экономического развития Максим Орешкин. В этом случае угроз, банкротств и разрушенных семей может стать еще больше.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.