Евросоюз – первый шаг на пути к мировому правительству

Автор: Алан Скед (Alan Sked)

Избирателям на британском референдуме необходимо понимать, что Европейский Союз был изначально ориентирован на построение федерального сверхгосударства.

Гарольд Макмиллан и Эдвард Хит

Гарольд Макмиллан (Harold Macmillan) с Эдвардом Хитом (Edward Heath) в 1963 году. Фото: PA

В связи с напряженными дебатами по поводу приближающегося референдума о выходе Великобритании из ЕС, возможно, было бы нелишним вспомнить, как Британия вообще оказалась в рядах его членов, в первую очередь. Мне кажется, большинство людей имеют слабое представление, почему один из победителей Второй мировой войны должен был отчаянно стремиться к вступлению в этот «клуб». Очень жаль, потому что ответ на этот вопрос является ключом к понимаю причин, почему ЕС пошел по неверному пути.

Похоже, большинство студентов думают, что Британия испытывала сильные финансовые затруднения, и Европейское Экономическое Сообщество – как оно тогда называлось – обеспечивало двигатель экономического роста, который мог оживить нашу экономику. Другие считают, что после Второй мировой войны Британии нужно было преобразовать свое геополитическое положение, уйдя от империи к чему-то более реалистичному в сердце Европы. Однако ни один из этих доводов не имеет никакого смысла.

В 1960-е и 1970-е годы ЕЭС не было в состоянии восстанавливать чью-либо экономику. Оно потратило большую часть своих скудных ресурсов на сельское хозяйство и рыбную промышленность, и не имело средств или стратегий для создания экономического роста.

Когда рост произошел, это случилось не благодаря ЕС. От реформ Людвига Эрхарда (Ludwig Erhard) в Западной Германии в 1948 году до приватизации национальной промышленности при Тэтчер (Thatcher) в 1980-х стимулом роста европейской экономики были реформы, введенные отдельными странами и скопированные в других странах. Политика ЕС всегда была либо неуместной, либо абсолютно вредительской (как в случае с евро).

Рост британской экономики никогда не отставал от европейского. Иногда он резко увеличивался. В 1950-х темп роста Западной Европы составлял 3.5%; в 1960-х – 4.5%. Но в 1959 году, когда Гарольд Макмиллан стал премьер-министром, реальный годовой прирост британского ВВП, по данным Бюро национальной статистики, достиг почти 6%. Во второй раз 6% были зафиксированы, когда де Голль (de Gaulle) наложил вето на нашу первую заявку на вступление в ЕЭС в 1963 году.

В 1973 году, когда мы вступили в ЕЭС, наш годовой темп прироста ВВП в реальном выражении достигал рекордных 7.4%. Нынешний министр финансов ради таких показателей пошел бы на все. Так что аргумент о слаборазвитой экономике не работает.

Что насчет геополитики? Какой аргумент в холодном свете ретроспективы мог бы быть настолько убедительным, чтобы заставить нас плюнуть в лицо нашим союзникам по Содружеству во Второй мировой войне и присоединиться к Бельгии, Нидерландам, Люксембургу, Франции, Германии и Италии?

Четыре из этих стран вообще не имели никакого международного веса. Германия была оккупирована и разделена на части. Франция к тому времени проиграла одну колониальную войну во Вьетнаме, а другую – в Алжире. Де Голлю пришлось прийти к власти, чтобы спасти страну от гражданской войны. Большинство реалистов, несомненно, относились к этим странам как к горстке неудачников. Де Голль, сам будучи величайшим реалистом, отмечал, что у Британии были демократические политические организации, мировые торговые связи, дешевые продукты из Содружества, а также мировое влияние. С чего бы ей желать вступления в ЕЭС?

Ответ в том, что Гарольд Макмиллан и его ближайшие советники были частью интеллектуальной традиции, которая видела спасение мира в некой форме мирового правительства, основанного на региональных федерациях. Он был также близко знаком с Жаном Монне (Jean Monnet), имевшим схожие взгляды. Получается, что именно Макмиллан был представителем европейского федералистского движения в британском кабинете министров.

В своей речи в Палате общин он даже выступал в поддержку Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) еще до того, как объявили о его создании. Позднее он содействовал подписанию Договора о сотрудничестве между Великобританией и ЕОУС, и именно он позаботился о том, чтобы британского представителя отправили на переговоры в Брюссель после Мессинской конференции, давшей начало ЕЭС.

В конце 1950-х он продвигал переговоры по поводу Европейской ассоциации свободной торговли по направлению к членству в ЕЭС. Потом, когда генерал де Голль начал превращать ЕЭС в менее федералистскую организацию, он рискнул подать заявление на полноценное членство Британии в надежде свести на нет амбиции де Голля.

Его целью, в союзе с США и европейскими сторонниками федералистского мирового порядка, было расстроить возникающий франко-германский альянс, считавшийся союзом французского и немецкого национализма.

Жан Монне

Французский государственный деятель Жан Монне (1888 - 1979), в 1956 году назначенный президентом Комитета действий Соединенных Штатов Европы

Монне неоднократно тайно встречался с Хитом и Макмилланом, чтобы способствовать британскому вступлению. В действительности, он еще до Британского парламента был в курсе условий, в рамках которых будет оформлено британское сближение с Европой.

Несмотря на заключение Лорда-канцлера, лорда Килмуира (Kilmuir), что членство будет означать конец британского парламентского суверенитета, Макмиллан намеренно ввел Палату Общин в заблуждение – и практически всех остальных, от политических деятелей Содружества до коллег по кабинету министров и общества – что речь идет о простых незначительных коммерческих переговорах. Он даже пытался обманом убедить де Голля, что является противником федерализма и близким другом, и постарается договорится, чтобы американцы поставляли ракеты «Поларис» и во Францию, наравне с Британией. Де Голль видел его насквозь и наложил вето на британские попытки вступления в союз.


Макмиллан предоставил продвигать этот вопрос Эдварду Хиту, и Хит, вместе с Дугласом Хердом (Douglas Hurd), устроил – согласно документам Монне - так, чтобы Партия консерваторов стала (тайным) членом Комитета действий Соединенных Штатов Европы.

По словам главного помощника и биографа Монне, Франсуа Дюшена (Francois Duchene), позднее и Лейбористская, и Либеральная партии сделали то же самое. Тем временем, граф Госфорд, один из министров иностранных дел Макмиллана в Палате лордов, по сути, довел до сведения членов Палаты, что целью внешней политики правительства является мировое правительство.

Комитет действий Монне также получал финансовую поддержку от ЦРУ и Государственного департамента США. Англо-американский истеблишмент отныне взял на себя обязательство по созданию федеральных Соединенных Штатов Европы.

Все это продолжается и по сей день. Влиятельные международные лобби уже заняты попытками доказать, что возвращение Британии к демократическому самоуправлению станет для нее концом света. Американские чиновники уже полны энтузиазма объявить, что такую Британию исключат из всех соглашений о свободной торговле с США, а также что миру нужен торговый договор о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, основывающийся на продолжении существования ЕС.

К счастью, республиканские кандидаты в США становятся евроскептиками, и журналы вроде «Национального интереса» публикуют доводы в пользу Брихода (выхода Британии из Евросоюза – Brexit). На этот раз международная коалиция, поддерживающая идеи Макмиллана и Хита, столкнется с гораздо более трудной ситуацией – в особенности, учитывая очевидные сложности Еврозоны, провал миграционной политики ЕС и отсутствие какой-либо внятной политики безопасности в ЕС.

А самое главное, что, будучи обманутым однажды, британский народ вряд ли даст одурачить себя повторно.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.