Гипербиткойнизация

Я сегодня часто слышу термин «гипербиткойнизация». Он напоминает мне определенные посылы, давно распространенные в золотом секторе.

Когда я много лет назад получил свою первую работу в финансовой отрасли, мой босс (и по совместительству владелец брокерской фирмы, где я работал) был преданным золотым жуком. Откидываясь на спинку своего потертого кресла, он часто описывал свое видение будущего. Выглядело оно обычно примерно следующим образом…

Центральные банки мира стоят на пороге гонки обесценивания валют. Последует глобальная гиперинфляция. Неизбежно произойдет ажиотажный бум, или то, что экономист Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises) назвал katastrophenhausse («катастрофический бум»). Одним из следствий будет полный крах денежной системы. Бумажные деньги превратятся в обычную макулатуру, и денежную эстафету примет золото.

Моего босса уже давно нет в живых (земля ему пухом). И, хотя он многому научил меня об инвестиционной отрасли, он был бы поражен, увидев, что случилось с миром. Высокой инфляции нет, и кажется, будто центральные банки считают, что инфляция слишком низкая. Доказательство? Они искусственно загоняют цены облигаций настолько высоко, что их доходность опускается на отрицательную территорию!

Упс, вы биткойнизированы

Хотя мой босс, возможно, не узнал бы 2019 г., он определенно увидел бы сходства между своим видением и видением самой новой группы, присоединившейся к лагерю противников бумажных денег: биткойнеров.

Часть сообщества биткойнов проповедует идею гипербиткойнизации. Согласно ей, мир вот-вот отвергнет бумажные деньги и примет биткойны.

«Но это же моя философия!» – запротестовал бы мой босс.

Но гипербиткойнизация – это не просто осовремененная версия ажиотажного бума моего босса, где вместо золота – биткойны. Это более прокачанная версия. Как указал Дэниел Кравиш (Daniel Krawisz), изобретя этот термин в 2014 г., гипербиткойнизацию не обязательно должна спровоцировать денежная гонка правительств ко дну. Гипербиткойнизация произойдет, потому что биткойны уже превосходят бумажные деньги.

И, согласно Кравишу, когда гипербиткойнизация случится, она будет разворачиваться быстрее, чем прошлые гиперинфляции. Тогда как государства могут блокировать использование гражданами конкурентных бумажных денег, «биткойны легко могут пересекать границы и конкурировать с чем угодно».

Пьер Рошар (Pierre Rochard), бывший коллега Кравиша, в том же году дополнил концепцию гипербиткойнизации в своей статье. «Биткойны – это не просто хорошие деньги, а лучшие деньги», – пишет Рошар. Следствием этого должно стать то, что биткойны будут использоваться как инструмент спекулятивных атак на бумажные валюты. Когда люди станут бежать от «плохой» национальной валюты (Рошар приводил пример индийской рупии) к «хорошим» биткойнам, национальная валюта рухнет.

Крах рупии приведет к росту международной цены биткойнов. Люди в других странах, таких как Швейцария, заметят этот скачок и станут покупать биткойны. Спад спроса на швейцарский франк приведет к обвалу его покупательной способности. Следствием станет еще больше покупок биткойнов, дальнейшее ослабление франка и т. д. В итоге произойдет глобальный крах бумажных валют. В сущности, само существование биткойнов должно стать причиной глобального валютного кризиса.

Рошар и Кравиш подчеркивали, что у людей нет никакого выбора в этом вопросе. Все буквально будут биткойнизированы. Однажды вы зайдете в местный супермаркет, а там больше не будут принимать карты Visa. Если хотите купить что-нибудь поесть, то вам следует обзавестись биткойнами. Кравиш проиллюстрировал эту идею следующей картинкой:

биткойны

Столкновение с биткойнами, Дэниел Кравиш [источник]

Кравиш опубликовал свою статью на сайте Института Накамото (Nakamoto Institute), соучредителем которого он является. Институт Накамото – это частный аналитический центр, занимающийся исследованиями биткойнов. В 2017 г. Кравиш ушел оттуда (или был изгнан) в результате одного из множества культурных путчей биткойнов. Предположительно версия биткойнизма Кравиша больше не была достаточно чистой для Рошара и остальных экспертов Института Накамото (или наоборот). Однако идея гипербиткойнизации продолжает жить, регулярно всплывая в Twitter и в других популярных местах обсуждения биткойнов, таких как Reddit.

Увидели ли мы уже гипербиткойнизацию?

Как же зарекомендовала себя гипотеза о гипербиткойнизации? Со времени публикации статьи Кравиша прошло больше 5 лет. И хотя цена биткойна сейчас намного выше, чем в 2014 г., свидетельства переворота биткойнов найти сложно. Я не знаю ни одного человека, кто был бы принудительно биткойнизирован. Люди во всем мире по-прежнему совершают платежи с помощью карт и банкнот.

А как насчет спекулятивных атак Рошара? Как я уже упоминал, большинство развитых стран недовыполняют свой план по инфляции. В их числе США, Япония, Австралия и значительная часть Европы. Но гипербиткойнизация должна вызвать противоположное. Она должна привести к массовому превышению целевого уровня, которое центральные банкиры неспособны остановить.

Если гипербиткойнизация не произошла в развитых странах, то как насчет развивающихся? Два самых примечательных валютных обвала за последние 5 лет произошли в Венесуэле и Зимбабве. Но данные кризисы не были результатом гипербиткойнизации, когда обеспокоенные венесуэльцы и зимбабвийцы массово продавали бы боливары и зимбабвийские доллары и покупали биткойны. Нет, просто правительства этих стран были плохо управляемы и не имели иностранной поддержки. Поэтому выпущенные ими обязательства, включая их валюты, рухнули в стоимости.

Как ни странно, на фоне высокой инфляции зимбабвийцы и венесуэльцы по-прежнему используют местные валюты для значительной части повседневных расходов. Они также используют американские доллары, особенно для дорогостоящих товаров и сбережений. Использование валюты поддерживается очень сильным сетевым эффектом. Когда в том или ином регионе все уже используют какую-то единицу для описания цен и заключения сделок, люди готовы претерпевать большие обвалы стоимости этой единицы, прежде чем перейти на что-то другое.


Отсюда виден основной недостаток гипотезы о гипербиткойнизации. Чтобы преодолеть сетевой эффект, биткойнам недостаточно быть немного лучше местной валюты. Чтобы вытеснить ее, биткойны должны быть в тысячу раз лучше. Но это не так. Биткойны определенно имеют множество хороших качеств. У них открытая и устойчивая к цензуре сеть. Но они волатильны и сложны в пользовании. А бумажные валюты не так плохи, как утверждают их критики. Кроме того, они становятся быстрее и дешевле.

Ранние ростки американского биткойнизма были мотивированы очень медленными переводами ACH. Но эти ростки исчезли благодаря ряду новых американских инициатив по мгновенным платежам: MasterCard Send (2015)/Visa Direct (2016), Zelle (2017), платежи в реальном времени TCH (2017), FedNow (2023).

Совершенствования бумажных валют – это не только американский феномен. Платежные системы по всему миру ускоряются.

Каково же будущее биткойнов?

Тезис о гипербиткойнизации – это лишь одна из многих конкурирующих версий будущего биткойнов. Нуриэль Рубини (Nouriel Roubini) бестактно поставил на падение биткойнов к нулю. Другие верят в теорию оптимистичного сосуществования, где биткойны должны преуспевать наряду с долларом и рядом других криптовалют. Есть также версия о цифровом золоте. Идея заключается в том, что биткойны конкурируют не с бумажной валютой как средством обмена, а с золотом как средством сбережения.

Наконец, я выдвинул аргумент о том, что биткойны – это технология азартных игр. Биткойны всегда были не столько денежным явлением, сколько новой финансовой игрой наподобие покера или лотереи. Но то самое свойство, что делает их такой популярной ставкой, – дикие изменения цены – всегда будет препятствовать их конкуренции с обычными валютами в качестве платежного средства.

Сторонники гипербиткойнизации скажут, что еще слишком рано судить. Биткойны слишком молоды. Им нужно время для роста, прежде чем одно уже их существование приведет к краху бумажных валют. Мой босс, несомненно, сказал бы то же самое о своей гипотезе ажиотажного бума. И, возможно, все они правы. Возможно, мы когда-нибудь увидим гипербиткойнизацию. Но длинная череда «слишком рано» может означать «никогда».

аватар

Конинг, Джон Пол

Koning, John Paul

Финансовый аналитик, дизайнер, эксперт по свободному банкингу, криптовалютам, драгоценным металлам.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Цыган 16.09.2019 в 02:38
Босс этого паренька совершенно прав относительно золота! И в этой статье оч хорошо упомянуты такие страны как Венесуэлеа и зимбабве просто сша немного получше и изворотливее вышеупомянутых и так принципиально ничем не отличаются такая же убогая страна с тупым и жуликоватым правительством как и везде , то что босс не успел увидеть на своём веку крах этой безобразной финсистемы это к счастью и не означает что этого не произойдёт совсем, такшта сарказм этого писателя на счёт золота не уместен ибо пусть молится чтобы на его веку эта жопа случилась и он помер тихо и спокойно а не в выгребной яме.