Goldman Sachs пролетает мимо могилы Европейского союза?

Проблемы Еврозоны преувеличены – как утверждает Джим О’Нил (Jim O'Neill), она не будет центром следующего глобального кризиса, … Со времен коллапса Lehman Brothers миновало почти 27 месяцев; ну, судя по тому, что я ежедневно слышу, британская общественность по-прежнему пребывает в состоянии высокой тревожности – но сейчас такое настроение сохраняться не должно. Становится все меньше стран с продолжительным кредитным похмельем. В 2010 году мировая экономика выросла почти на 5%. В этом году мы, возможно, увидим тоже самое. Есть причины для надежды. В центре посткризисной мировой истории находится Китай и потребители его товаров. Наиболее мрачные комментаторы часто ссылаются на тот факт, что на потребление приходится чуть более 35% общего объема ВВП страны… Фактически, к другим частям китайской экономики, испытывающей бум более десяти лет. Сложно контролировать бум такого масштаба. – UK Telegraph

Главный социальный посыл: Если честно, все не так грустно, как кажется. Просто сделайте глубокий вдох.

Анализ с точки зрения свободного рынка: Джим О’Нил – председатель совета директоров Goldman Sachs Asset Management, и он полагает, что Еврозона достаточно здорова, чтобы продолжать в том же духе (см. отрывок из статьи ниже). Мы думаем, что здесь может присутствовать некий главный социальный посыл. Англо-американская элита, которая способствовала созданию ЕС и единогласно поддерживала этот проект, совершенно не хочет позволить ему погибнуть, постоянно предпринимая усиленные попытки «живописать» его перспективы. Поэтому О‘Нейл, определенно типичный носитель интересов элиты, должен из кожи вон лезть. В этой статье мы подробно изучим его точку зрения.

Начнем с его оптимизма по поводу Китая – который для нас сам по себе является пропагандистской конструкцией элиты. Мы тут, на Bell, думаем, что официальные опасения Китая по поводу Европы на самом деле являются частью более масштабного заговора с западными элитами с целью положить начало более тесному мировому сотрудничеству. Отчасти это сотрудничество подразумевает гарантию того, что Европа не рухнет и не расколется на части, поэтому Китай и предложил скупить долги проблемных – обанкротившихся – европейских стран.

В сущности, Китай вполне способен быть союзником Запада. Его правители не выглядят связанными конкретной конституцией (или, по крайней мере, действующие законы – довольно гибкие) и, в общем-то, могут делать почти все, что им захочется – не выходя за какие-то гипотетические рамки. Общественно-политическое управление осуществляется не с помощью какого-либо письменного договора с населением, а, скорее, с помощью общего понимания абстрактных границ, которые оно нарушило в прошлом и не хочет пересекать снова. Соответственно, китайское правительство «смягчилось» - позволив среднестатистическому китайцу зарабатывать на жизнь и даже разбогатеть настолько, чтобы это не угрожало власти правительства.

Но правительственная власть сохраняет устойчивость. Китайцы не владеют недвижимостью, а арендуют ее у правительства. А правительственные цензоры, когда им заблагорассудится, с помощью гигантской  армии сотрудников отслеживают антиправительственные настроения в Интернете. Нам кажется, что китайское правительство контролирует большинство, если не все, крупные финансовые и промышленные организации страны, часто тайно.

Реальный свободный рынок можно обнаружить в розничном сегменте, где китайские предприниматели конкурируют между собой. Таким образом, китайские коммунисты сохраняют контроль над средствами производства, включая Китайский Центробанк. Конкурентной китайская экономика может быть только при тщательно контролируемых показателях.

Это актуально во многих смыслах и для растущей европейской супердержавы, и для Америки; и О’Нил приводит цифры в подтверждение своих доводов. «[С тех пор как] я изобрел аббревиатуру БРИК девять лет назад – обозначающую экономики Бразилии, России, Индии и Китая – общий объем китайской экономики возрос примерно на $4,5 трлн. Учитывая, что в 2001 году объем экономики Великобритании составлял $1,5 трлн, это означает, что китайская увеличилась на три британских.  За этот же период объем потребления в Китае вырос на $1,6 трлн, то есть приблизительно на один британский».

Китай не один такой, добавляет он. Объем внутреннего потребления в других странах БРИК составляет еще $2 трлн. Общий объем превышает $4 трлн и растет 20-процентными скачками. Каково долларовое выражение этого? Около $800 млрд мирового объема потребления, поясняет он. К 2020 году совокупный объем потребления в странах БРИК достигнет уровня США.

Но все-таки… несмотря на этот оптимистичный анализ, существуют очевидные проблемы. Как Индия, так и Бразилия уже страдают от значительной ценовой инфляции, как мы и предупреждали. Однако именно в Китае ситуация оказалась наиболее сложной. Недавно «Telegraph» сообщила еще об одном тревожном признаке – формировании китайских подземных городов. Очевидно, что это – прямое последствие перегрева рынка наземной недвижимости в Китае. В Пекине, пишет «Telegraph», где средний размер месячной зарплаты составляет 4000 юаней, для покупки средней квартиры обычному гражданину пришлось бы работать 50 лет, откладывая при этом каждый цент. Китайцы-работяги дешевеют, а не дорожают. Вот еще одна выдержка:

Там, в громадной сети неиспользуемых городских бомбоубежищ, в маленьких комнатушках без окон, живет около миллиона людей, которые арендуют их за £30- £50 в месяц – именно столько может позволить себе платить городская армия рабочих-мигрантов. В пекинском пригороде, под одной из тысяч безликих многоэтажек, выросших на городской периферии в период десятилетнего строительного ажиотажа хозяева одной из «гостиниц-бомбоубежищ», как их прозвали в народе, согласились показать нам, как она устроена.

Г-н Джао (Zhao) проводит нас под зеленой табличкой с надписью «Бомбоубежище», и мы, спустившись по двум лестничным пролетам, попадаем в лабиринт коридоров и комнат, которые должны были служить убежищем в случае войны или катастрофы. «У нас есть комнаты двух размеров, - рассказывает он, проходя мимо груды барахла, принадлежащего жителям, большая часть которых работает на ближайшем оптовом вещевом рынке. – Маленькие (6х9 футов) стоят 300 юаней (£30), большие (15х6 футов) – 500 юаней». Предполагается, что в Пекине существует 30 квадратных миль тоннелей и подвалов, часть из которых была построена после китайско-советского раскола 1969 года, когда маоистский Китай опасался советского ракетного удара, а остальные появились для защиты от современных катастроф. 

Так что миллионы жителей Пекина обитают под землей, потому что они не могут позволить себе купить миллионы пустых квартир над землей из-за вспененной спекуляции, которую неспособны контролировать китайские вожди, как бы они не старались. По сути, несмотря на усиление контроля над ценообразованием и другие драконовские меры, продолжает расти не только стоимость недвижимости, но и цены на продукты питания. Инфляция – это денежный феномен; но вместо того, чтобы попытаться вытянуть юань из системы, китайцы устанавливают ограничения на покупателя недвижимости. Это просто переносит инфляционное давление, не уменьшая его.


И вот еще Ирландия – на наш взгляд, барометр Евросоюза и евро. Как раз в тот момент, когда «Telegraph» рассказывал об оптимистичном взгляде О’Нила, в другой статье в этой же газете появилась новость о том, как руководство центрального банка Ирландии решило, что по сравнению с предыдущим прогнозом рост уменьшится вдвое. Сообщения появились, несмотря на правительственные «драконовские» усилия, включающие значительные сокращения бюджета и предсказуемые повышения налогов. В сущности, в этом году правительство планирует поднять налоги на 6 млрд евро.

Стоит отметить, что Исландия отказалась от помощи МВФ и позволила своим несостоятельным банкам обанкротиться. В результате оказывается, что Исландия вроде бы оправилась от ужасной, но, к счастью, короткой «рецессии». С другой стороны, Ирландия, бывшая в ЕС на хорошем счету,  флегматично приняла панацею МВФ, которая неизбежно легла на плечи работающего населения из-за банков, которые восстанавливают ликвидность за счет ирландской «аскезы».

В этом году валовой внутренний продукт Ирландии, вероятно, вырастет на 1%, а не на 2,4%, как прогнозировалось в октябре, сообщает «Telegraph». «За последние месяцы перспективы ирландской экономики на этот год ухудшились… Внутренний спрос будет гораздо сильнее отягощать рост экономики в этом году и следующем, чем считалось ранее». Вот еще кое-что: 

Октябрьский прогноз Центробанка основывался на бюджете размеров в 3 млрд евро. Министр финансов Брайан Ленихан (Brian Lenihan) обнародовал более жесткие меры в рамках программы спасения Европейского союза и МВФ в объеме 85 млрд евро. Правительство намерено сократить бюджетный дефицит до уровня ниже требуемых ЕС 3% от ВВП в 2014 году с прошлогодних 12%. С учетом стоимости банковских выкупов дефицит в 2010 году достиг 32% от ВВП.

Интернет стал окном во внутренний механизм элиты в мировом масштабе. В Европе уже начались бунты противников сокращений, и весной стоит ожидать их возобновления. Рекламно-пропагандистские концепции, подобные продвигаемой О’Нилом, необходимо подкреплять соответствующими действиями. Тогда усилия будут выглядеть более напряженными. 

Заключение: По разнообразным причинам англо-американской силовой элите становится все труднее влиять на события. Возможно, ее усилия были направлены на дестабилизацию западного общества для форсирования мирового регулирования. Но в эпоху Интернета подобные дестабилизации становятся все опаснее, а их результаты – непредсказуемыми. О’Нил рассказывает свои истории и приводит красивые цифры, но они не способны ничего доказать.

аватар

THE DAILY BELL

Швейцарский либертарианский портал.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.