Голод, кражи и самоубийства: до чего довел мигрантов коронавирус

Источник: MOSLENTA.RU

Автор: Борис Войцеховский

20 апреля Агентство стратегических инициатив предложило приравнять к гражданам России трудоустроенных мигрантов, чтобы они смогли получать пособия. Однако пока этого не произошло. А потому большинство легальных и нелегальных мигрантов оказались без средств к существованию. Им негде жить, им не на что купить продукты, им нечем кормить своих детей. МОСЛЕНТА поговорила с некоторыми из них, чтобы узнать, как им удается выживать. Оказалось, что выживают, увы, не все...

«Не знаю, что делать дальше»

Гуля хочет есть. Гуля рассказывает о себе, пытаясь сдержать рыдания, но у нее это не особо получается – голос Гули то срывается, то дрожит, то вовсе пропадает. Гуля вспоминает: «Мужа у меня нет. Я работала сиделкой, по 12 часов за одной бабушкой ухаживала, а вечером возвращалась домой, чтобы побыть со своими дочками — им 3 и 2 годика». Гуля подвывает: «А потом начался вирус. Самоизоляция. И меня уволили. На что мне теперь жить?!» Положение Гули и правда жуткое: все, что она зарабатывала, уходило у нее на няню, продукты, транспорт и оплату квартиры. А потому сейчас у Гули нет ни копейки. «Я не знаю, что мне делать дальше, — практически кричит в трубку она. — Мне не на что даже купить еду для своих детей! Это страшно, очень страшно, я не представляла, что такое может случиться!»

Положение Гули, впрочем, куда лучше, чем у многих других московских мигрантов: мало того, что у нее есть столичная регистрация, так еще и неподалеку живут родственники. «Вчера, — говорит Гуля, чуть успокоившись, — ко мне приезжала сестра. Привезла четыре килограмма муки и полтора килограмма макарон. Это и будем есть, пока запас не закончится. А потом… Не понимаю! И плачу поэтому постоянно».

«Ждать особо нечего»

Ситуация, в которую попали сегодня столичные мигранты, сложно охарактеризовать печатным словом.

«К нам за помощью на данный момент обратилось свыше 10 тысяч человек, — рассказывает МОСЛЕНТЕ руководитель благотворительного фонда «Развитие миграции» Гульзина Маматахунова. — Это узбеки, киргизы, таджики и даже русские. Им очень, очень тяжело. Мигранты сейчас вынуждены жить в квартирах по 20-30 человек, им нечего есть, они боятся выходить на улицу, потому что там – полиция, обирающая их до последней копейки».

мигранты

Рабочие из Таджикистана несколько дней ожидают вылета в аэропорту Внуково

Александр Земляниченко / AP

Гульзина в панике. Большинство ее земляков, приехавших в Москву в поисках лучшей жизни, устроились тут разнорабочими. «Легализовано из них примерно процентов семьдесят, а остальные… У них нет ни документов, ни регистрации, они не состоят ни на каком учете!»

Теперь - от безвыходности, страха и голода — все эти люди, много лет находившиеся в тени, начали из тени выходить.

«Те, у кого еще осталось терпение — ждут. Но ждать им особо нечего: продукты, которые наш фонд получает на 100 человек, мы делим на 300, только чтобы всем хватило хоть по чуть-чуть. Мы бросаем людям на карты по 50-100 рублей – хотя бы на хлеб. Но этого не хватает! У нас есть люди, которые ничего не ели уже неделю».

«Многих выкинули на улицу»

Проблемы наваливаются на мигрантов одна за другой. За прошедшие пару недель многих из них выкинули на улицу хозяева снимаемых ими квартир.

«Я лично знаю две семьи, которых сегодня выгоняют из съемных квартир, - подтверждает Гульзина. — Одна из них – молодая девушка с младенцем на руках. Она родила его только позавчера, а хозяева ей сказали: «Не можешь платить — уходи!»».

И таких случаев, по словам Гульзины, в Москве скоро будет сотни тысяч: кому-то до дня оплаты квартир осталось прожить неделю, кому-то дней десять. «И что им делать дальше?! Я умоляю всех своих друзей взять мигрантов к себе хотя бы на короткое время, составляю со всеми договоры. У меня самой дома живет уже 15 человек и сейчас, видимо, я заберу к себе вот эту девушку с новорожденным ребенком… Слава богу, что у меня адекватные соседи – одна бабушка, живущая одна, сказала, что тоже готова принять у себя дома пару человек».

«У женщин от голода пропадает молоко»

Некоторые, впрочем, находятся в полном отчаянии.

«Только вчера, в Москве, 18-летняя девушка-кыргызка покончила жизнь самоубийством, — говорит Гульзина. — Не выдержала после того, как несколько дней провела без еды. Знаю я и об еще одном случае суицида в столице».

Гульзина рассказывает о множестве критических ситуаций. О том, как вчера она отправила немного денег только что родившей девушке, у которой от голода пропало молоко. Как сегодня постарается помочь хотя бы парой тысяч еще одной землячке, которой тоже совершенно нечего есть.

Количество суицидов среди московских мигрантов будет только расти, если город не окажет им помощь, уверена Гульзина. Мало того, резко вырастет и уровень преступности.

«Вы, наверное, слушали о том, как пять мигрантов жестоко избили и ограбили в Москве двух человек — отца и сына? И забрали у них две тысячи. А сколько еще таких ситуаций, кто знает? Но что еще делать человеку, если он не кушает по три-четыре дня, когда не может накормить своих детей! Конечно, он пойдет грабить!»

Гульзина говорит, что переживает даже за собственную безопасность: «Я живу в Люблино, а здесь проживает более миллиона мигрантов! Если их не кормить, они будут нападать на всех подряд. А ко мне придут в первую очередь, потому что знают, чем я занимаюсь. Мне даже мама твердит: «Переезжай, тут опасно!» И ведь реально опасно, потому что, скажем, резерв продуктов, который есть у нашего фонда, стремительно заканчивается…»

«Домой хотят все»

«Отчего бы всем этим людям не уехать к себе домой?» — может спросить кто-то находчивый. Однако все, увы, не так просто, как кажется на первый взгляд.

«Никто не может уехать, хоть и очень этого хочет! — объясняет Гульзина. — Дело даже не в деньгах на билеты. Мы, если что, найдем деньги! Но ведь отменены все самолеты и поезда, потому что из-за эпидемии коронавируса Россия закрыла свои границы. Хотя, скажем, самолеты из Узбекистана готовы вылететь в Москву, чтобы забрать своих земляков».

Хотя, есть и еще один момент. По словам Гульзины, в отличие от узбеков, кыргызы ехать домой боятся. «В Киргизии сейчас просто массовый мор, причина которого — ужасная медицина и больницы, переоборудование которых в последний раз происходило во времена СССР. В Москве же они хотя бы могут рассчитывать на квалифицированную помощь в случае своей болезни». Впрочем, коронавирус вселяет в них и еще один страх — страх того, что они могут умереть и быть похороненными вдали от родины, ведь по мусульманским обычаям человек должен быть предан земле в течение суток после смерти. «А сейчас как срочно отправить тело домой? Никак…» — вздыхает Гульзина…

«Обчистила всех своих друзей»

Пока ситуация с московскими мигрантами не имеет разрешения. Вся их надежда – на праздник Рамадан, который начнется 24 апреля и продлится месяц.

«Во время Рамадана мы можем рассчитывать на куда большее количество пожертвований, - надеется Гульзина. – Потому что у мусульман так положено. Значит, я буду ходить по всем мечетям и клянчить, клянчить, клянчить продукты на моих мигрантов. Хотя, им помогают все, даже мои друзья евреи, обещавшие тоже передать моему фонду большой объем еды»…

Причем, в одинаковой помощи нуждаются все – независимо от того, есть ли у человека регистрация и разрешение на работу, или нет.

«Пятьдесят процентов живущих в Москве кыргызов – граждане Российский Федерации, но помощь они все равно просят у нас, а не обращаются в службу соцзащиты. Почему? Потому что все равно считают себя мигрантами. И переломить это очень сложно. Пока что я просто пытаюсь их научить тому, как взаимодействовать с государственными организациями и получать то, что им по закону положено. Потому что меня на всех не хватает: я и так «обчистила» всех своих друзей. Да, что там, я втихаря от мамы таскаю продукты и из собственного холодильника, потому что… А как иначе, если мне постоянно приходят сообщения с криками о помощи от людей, не кушавших по несколько дней? Если в каждой голодающей семье по три-четыре ребенка?»


«Понимаете, - говорит Гульзина, - мигранты совершенно не умеют копить, поэтому у них нет никакого бюджета на черный день. Что они делали? Получали свою тысячу-две в день и шли гулять, пить пиво на фудкортах, танцевать на дискотеках. И вот, пожалуйста… Более-менее нормально сейчас чувствуют себя только те, кто сидит на зарплатах, работая в магазинах, на заправках или в ЖКХ. Но таких счастливчиков всего лишь процентов тридцать».

Фонд «Развитие миграции» помогает, в первую очередь, детям, женщинам и старикам. Однако же очевидно, что помощь нужна и мужчинам. «Чтобы не выходили, не воровали, не портили лицо мигрантов, - соглашается Гульзина. – Потому что если это случится, москвичи перестанут мне доверять и делать пожертвования, а, значит, я больше не смогу никому помочь. Хотя… я и так не понимаю, как смогу помогать дальше, потому что на наших карточках сейчас минусовой баланс. Так что мне даже пришлось идти в банк и брать на себя кредит».

«В нашей трёшке вирусом болеют почти все»

На сегодняшний день, по словам Гульзины Маматахуновой, в Москве проживает уже несколько десятков кыргызов с подтвержденным коронавирусом. Сколько их среди представителей других национальностей, сказать невозможно.

«Почти никого из них в больницы не забирают – только самых тяжелых. Но они молодцы – не выходят из дома. Сидят по своим квартирам и ждут помощи. Сейчас, например, я повезу продукты одной заболевшей девочке»…

Ждет помощи и Фируза, вот уже 10 лет занимающаяся в Москве уборкой квартир. «В нашей трёшке вирусом болеют уже процентов восемьдесят человек, - признается она, - а всего здесь 24 жильца». Фируза рассказывает, что так получилось потому, что многих пришлось приютить – оставшимся без работы людям было просто некуда идти. Но тут случилось страшное. «Пару недель назад, вернувшись с работы, я и еще пара человек вышли за едой в магазин – тогда как раз только-только объявили карантин, и мы решили набрать всего побольше. И вот в этом магазине какой-то мужчина ходил и чихал постоянно. А вскоре чихать и мы все начали – буквально через несколько минут. Испугались так! Дома я сразу руки вымыла, а мой сосед – нет. И сел пить чай. Ну, и через три дня заболели мы все. Страшно было так, что словами не передать!»

Фируза жалуется на соседей: многие из них были против вызова скорой – верили, что у них, нелегалов, начнутся серьезные проблемы. Но вскоре сдались. Скорая забрала того, кто заболел первым. Следом – всех остальных.

«Слава богу, все живы! – радуется Фируза. – Хотя в больнице было, как на войне: на моих глазах несколько человек от вируса умерло. А нас через неделю выписали, сказав долечиваться дома. Сейчас наше самочувствие намного лучше, но - мы сидим в жестком карантине, не можем выйти никуда, даже в ближайший магазин, поэтому продукты заканчиваются стремительно. Нам бы муки, чтоб хлеб дома печь…»

«Мы пойдем воровать!»

Но сидение большинства мигрантов по домам будет, скорее всего, не долгим.

«Думаю, что пройдет еще максимум дней десять и в Москве могут начаться беспорядки, - предсказывает Гульзина. - Мне приходят сообщения и такого содержания: мол, если вы не будете нам помогать, если не пришлете хотя бы гречку, яйца и масло, любые другие дешевые продукты, если нам не поможет государство, мы пойдем воровать, потому что иначе не выжить»…

Гульзина очень боится возможных беспорядков. Вчера на 10 тысяч рублей она вместе с сотрудниками фонда купила гречку, соль, сахар и муку на 57 семей. Но количество просьб о помощи растет с каждым днем. Как и количество отчаивающихся…

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

LPG-Creator 05.05.2020 в 12:38
А где деньги хваленого фонда благосостояния? Уже давно пора было распечатывать.