Хозяин органической фермы в Эстонии: мошенничество с клубникой хуже проституции!

Автор: Александра Саарнийт

органическое фермерство в эстонии

Янно Лыхмус

ФОТО: Sander Ilvest

Специализирующийся на органической продукции хутор Лыхмусе, расположенный в поселке Лаупа волости Тюри, страдает от гниения клубники. Заниматься экологически чистыми товарами очень сложно - не облегчают жизнь и мошенники, которые продают иностранные ягоды под видом эстонских, пишет Postimees.

Владелец экофермы Лыхмусе Янно Лыхмус уже пять лет занимается органическим земледелием. По его словам, он работает полгода, чтобы продавать ягоды в течение месяца, а затем работа начинается по новой.

«Я являюсь крупнейшим органическим производителем в Эстонии, при этом по сравнению с другими я сам еще маленький производитель», - объясняет Лыхмус. Когда он находится не в поле, он работает в Финляндии, чтобы спонсировать свое органическое хобби. Осенью прошлого года Лыхмус продал там дом. Однажды он хотел бы остаться в Эстонии, но обязательным условием для этого являются успешные продажи органической продукции.

"Не хотелось бы по возвращении идти работать продавцом за минималку", - говорит он. 

Когда мы идем на поле, первое, что бросается в глаза - это безумное количество насекомых, кружащих вокруг нас и ягод. «Добро пожаловать на органическое поле», - говорит Лыхмус. Зрелище унылое. Хотя запах сладкой клубники витает в воздухе повсюду, можно увидеть не только гнилые и заплесневелые, но и засохшие до размеров земляники ягоды. Клубничные поля на хуторе Лыхмусе занимают пять с половиной гектаров. Одна треть урожая утрачена.

Лыхмус подчеркивает, что хотя легко винить правительство, особенно EKRE, кризис в сельском хозяйстве вызван совпадением нескольких факторов: не хватало рабочей силы, а из-за чрезмерной жары созрели все сорта клубники одновременно, что еще больше затруднило ее сбор. 

«Все зависит от природы», - сказал Лыхмус. По его словам, государство могло бы больше поддерживать производителей клубники из-за погоды, так же как поддерживает производителей зерна.

Масс-медиа вызвали хаос на полях

Поскольку проблемы с рабочей силой были у всех фермеров, многие хутора в разных группах предлагали возможность прийти и самим собрать клубнику в подходящее время, заплатив более низкую цену за килограмм. «Ни один безработный идти в поле не захотел. Подумайте сами, вы получаете пособие от Кассы по безработице - почему кто-то должен рваться на работу в шесть утра», - сказал Лыхмус. Однако люди приходили на помощь, иногда даже слишком охотно.

Некоторые люди писали Лыхмусу, что завтра придут собирать клубнику, но приходили только через три дня, а иногда и не приходили вообще. Однако все известные ему лица были зарегистрированы в Налогово-таможенном департаменте. Другие просто приходили без предупреждения, потому что слышали, что у фермеров проблемы. «Но если бы сейчас пришла налоговая инспекция, возник бы вопрос: а это еще кто?», - с удивлением сказал Лыхмус.

В этом году на органической ферме не было ни одного украинца. Лыхмус сказал, что у многих крупных фермеров рабочие-мигранты были в распоряжении еще ранней весной, или когда прошел слух, что границы закрываются. "От них был бы толк. Эстонец не хочет находиться в поле более пяти или шести часов, а украинец делает десять часов в любую погоду», - сказал он, отметив, что пять украинцев компенсируют 15 эстонцев.

Украинцы хотели тайно въехать в Эстонию

Лыхмус сказал, что до кризиса он обращался за разрешением на работу для пяти украинцев. «Я получил разрешения от Налогово-таможенного департамента, но украинцы не прибыли», - сказал он. Однако пятеро иностранцев любезно предложили Лыхмусу, что сами тайно въедут в Эстонию на грузовиках. Поездка стоила 250 евро на человека, и мужчины хотели узнать, не мог ли бы фермер съездить за ними в Литву. Нелегальные пересечения границы происходили бы с Украины в Польшу и оттуда в Литву. Хотя с разрешениями все было в порядке, Лыхмус отказался от предложения украинцев. "Я считаю свою органическую ферму своим именем и лицом. Я сказал им, шутите что ли?" - говорит он.

Хотя ожидается, что к середине августа иностранцы снова смогут работать в Эстонии, этот поезд, по словам Лыхмуса, уже ушел. «Ягоды больше не спасти. В этом году моя игра сыграна».

Фермер говорит, что отечественная ягода становится все более популярной в Эстонии, но государство не в состоянии контролировать каждого продавца и продукт, который он предлагает. Лыхмус утверждает, что при продаже ягод очень важно, чтобы на упаковке были все виды наклеек и этикеток; следует проверять вес ягод, различать сорта, добавлять номера регистра здоровья растений; должно быть указано все: что это за компания и что она производит.


В интернете же продается клубника, о которой указано только то, что это греческая клубника. "У этой ягоды даже нет названия! Может быть, это действительно эстонский сорт, или, может быть, греки выращивали эстонский сорт: греческая клубника", - смеется Лыхмус. Он добавил, что и здесь нельзя бросать камень только лишь в огород чиновников - виноваты и люди, которым все равно, откуда берутся их ягоды. Это весьма упрощает жизнь мошенникам.

По словам Лыхмуса, еще одна большая проблема заключается в том, что нет законов, которые отпугивали бы ягодных посредников. "Из года в год нагло продают неизвестную ягоду под видом эстонской и зарабатывают сотни тысяч. У посредника вообще нет затрат, - пояснил он. - Они попадаются, но что тогда происходит? Им грозят пальцем, и они получают штраф в размере 300 евро. Но какая это для них сумма? Пустяки!"

Лыхмус добавил, что, поскольку никто из продавцов не собирается судиться из-за клубники, возникает совершенно абсурдная ситуация. "Это хуже, чем проституция!"

Органическим производителям - особенно мелким - в Эстонии нелегко. Лыхмус вынужден продавать органическую клубнику по той же цене, что и другие, потому что человек еще не готов платить. Он отметил, что движение в нужном направлении все же происходит: например, бабушки более тщательно выбирают, чем кормить своих внуков. Лыхмус сказал, что сегодня фермер должен выполнять несколько профессий одновременно, чтобы соответствовать критериям. Сам он пытается быть в курсе всех законов и требований Ветеринарно-пищевого департамента, но говорит, что невозможно знать все на сто процентов.

Два года убытков кряду

Хотя этим летом Лыхмус, по собственным оценкам, потерял на продажах около 15 000 евро, прошлое лето тоже не было щедрым. «Если год плохой, их обычно бывает несколько подряд», - вздохнул Лыхмус. В этом году урожай Лыхмуса был очень хорошим, но не хватало людей, чтобы собрать его. В прошлом году ночные заморозки свели на нет всю проделанную работу, после чего последовал град. Помимо клубники, Лыхмус также продает горох и картофель, первый из них погиб на площади в целый гектар. Никто не успел собрать его.

Пособия не выплачивались

Глава Эстонского союза производителей клубники (EMKL) Маргус Копп отметил, что на сегодняшний день, по его словам, ни одного пособия производителям клубники выплачено не было. «Время покажет, что будет с пособиями», - сказал он.

По данным Департамента статистики, к 2020 году в Эстонии насчитывалось 764 гектара клубничных ферм; 26 хуторов, занимающихся выращиванием клубники, являются членами EMKL. Копп предположил, что, возможно, они состоят в нескольких союзах, потому что те предлагают этикетку «Выращено в Эстонии». По его словам, EMKL будет и дальше заниматься только клубникой.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.