Как стать международным золотым контрабандистом

Авторы: Майкл Смит (Michael Smith) и Джонатан Франклин (Jonathan Franklin)

Гарольд Вилчес (Harold Vilches), 23-летний чилиец, вывез контрабандой золото на сумму $80 млн. Все начиналось с поиска в Google.

контрабанда золота

Фотограф: Томас Мунита (Tomas Munita) для Bloomberg Businessweek

28 апреля 2015 г часы медленно отсчитывали минуты, пока Гарольд Вилчес стоически наблюдал за сотрудниками таможни в международном аэропорту Сантьяго, тщательно проверяющими его багаж. В сумке находилось 20 кг чистого золота на сумму почти $800,000. Миловидный 21-летний студент колледжа хотел лишь одного: пройти досмотр и успеть на ночной рейс до Майами. Вилчес приехал в аэропорт за шесть часов, опасаясь неприятностей. Он слышал, на днях таможенники изъяли товар у контрабандистов. Но Вилчес или его подельники проходил этот путь уже множество раз. Все документы на экспорт в идеальном состоянии, не отличишь от настоящих. Беды быть не должно. Томясь в ожидании, он уже написал своим людям во Флориде, что таможня пройдена.

По плану золото нужно будет передать двум охранникам в аэропорту Майами. Те в свою очередь доставят груз в бронированном грузовике до NTR Metals Miami LLC, компании, скупающей золото большими и маленькими партиями и продающей его в глобальную сеть поставок. Глядя на потрепанный офис, где секретарь в приемной сидит за толстым акриловым стеклом, нельзя и подумать, какие дела проворачиваются внутри. Следователи Министерства юстиции США полагают, что за последние четыре года компания NTR Metals Miami приобрела в Южной Америке золото на сумму не менее $3 млрд. Большую часть составили поставки с нелегальных золотых приисков.

Вилчесу не нужна была такая головная боль. Всего за два года он превратился в преуспевающего контрабандиста из Латинской Америки. И хотя возраст еще не позволял покупать пиво в Майами, он уже заключил контракт на $101 млн на поставку золота дубайскому дилеру. Тогда все сложилось не самым лучшим образом — дубайская компания требовала вернуть $5.2 млн, которые, по ее мнению, он присвоил, но все же, по словам чилийской прокуратуры, за свою короткую карьеру Вилчесу удалось приобрести и перепродать более 1,800 кг золота. Американские и чилийские следователи подозревают, что практически все было ввезено контрабандой.

В тот вечер в аэропорту Вилчес рассказал свою стандартную историю: он приобрел золотые монеты и переплавил их в слитки. Таможенники не купились. Лаборатория, подтвердившая качество золота, не имела государственной сертификации, и офицеры усомнились в подлинности рассказа о монетах. Вилчес занервничал. Он не мог поверить своим ушам, когда мужчина за стойкой позвонил начальству и озвучил приказ свыше: изъять золото.

Агенты совместно со Следственным комитетом Чили (Policía de Investigaciones), аналог ФБР, уже несколько месяцев следили за Вилчесом, прослушивали телефон и изучали приготовленные им документы на экспорт. Парень был неглуп, но на кого он работал? «Я всегда думал, что за ним кто-то стоит», — сказал чилийский следователь Хосе Луис Перес (José Luis Pérez).

Когда багаж у Вилчеса был изъят, его отпустили. И еще полтора года чилийские власти позволяли ему нелегально ввозить и вывозить золото: они искали пособников и тех, кто стоял над ним. Все телефоны прослушивались, все сообщения прочитывались, была установлена слежка за курьерами. Следовали досконально знали весь путь, который проделывали контрабандисты на юг из Перу, через пустыню и межгорные долины в Андах, или на запад из Аргентины, через заснеженный горный переход в тени горы Аконкагуа, возвышающейся почти на 7,000 м над уровнем моря, потом до Сантьяго и квартиры Вилчеса, похожую больше на «бункер», как назвали ее полицейские. Дома Вилчес проверял, взвешивал и оплачивал золото, затем переплавлял его в слитки и самолетом перевозил в Майами: сам или кто-то из членов семьи.

добыча золота в Перу

Фотограф: Томас Мунита (Tomas Munita)/The New York Times/Redux

Нелегальный прииск в Перу. Основными инструментами золотодобычи являются пожарные гидранты и ртуть

Полиция была в недоразумении: им никак не удавалось напасть на след той крупной организации, которая, по их мнению, поддерживала и защищала Вилчеса. В итоге следствие пришло к выводу, что таковой просто не существует. И в августе 2016 г Вилчеса арестовали. Следователям удалось доподлинно установить, что через открытые Вилчесом в Чили и Майами восемь фирм-однодневок, он провел около $80 млн в золотом эквиваленте, а, скорее всего, даже больше. Вилчеса и его четырех сообщников, включая жену и тестя, обвинили в мошенничестве, контрабандной торговле, таможенных махинациях и отмывании денег. Никто из них до сих пор не привлечен к судебной ответственности, и дело остается открытым. Жена и тесть Вилчеса отказались давать комментарии. Сегодня Вилчес с женой живут в бедном районе Сантьяго. С 10 вечера до 6 утра он находится под домашним арестом.

В обмен на освобождение из тюрьмы Вилчес предоставил множественные доказательства, позволившие чилийской прокуратуре и Министерству юстиции США, попытаться завести крупное международное дело по контрабанде золота. По допросам с чилийскими и американскими следователями, а также по сотням страниц полицейских досье можно понять роль Вилчеса на черном рынке. Ежегодно через его руки международная экономика пополнялась буквально тоннами нелегально добытого и контрабандного золота.

По данным Всемирного совета по золоту (World Gold Council), расположенному в Лондоне, за последние 15 лет мировое потребление золота возросло почти на 1,000 т в год и сегодня составляет 4,300 т. Законная добыча не может покрыть такой спрос, поэтому контролируемые криминальными группировками нелегальные прииски, расположившиеся от Амазонки до центральной Африки, помогают восполнить создавшийся дефицит, как сообщает некоммерческая организация Verité в г. Амхерст, штат Массачусетс, занимающаяся исследованием нелегальной торговли золотом. Исследование Verité за 2016 г показало, что всего за год пять стран Латинской Америки переправили в США 40 т желтого металла с нелегальных приисков, а это почти вдвое превышает объем официального экспорта из этих стран. Нелегальные прииски Южной Америки, большая часть из которых расположена в бассейне реки Амазонка, представляют собой токсичные ямы, где из красной земли с помощью пожарных гидрантов и ртути добываются практически чистые самородки золота. По данным ООН, индустрия процветает за счет детского труда, наносит вред окружающей среде, и способствует проституции в грязных лагерях вокруг приисков. Золото переходит от одного контрабандиста к другому, потом попадает в сеть аффинажеров и торговцев, удовлетворяющих ненасытный мировой спрос.

Вилчес, городской парень, никогда не знал криминальной стороны дела, но рос буквально в золоте. У его отца, Марио, был свой ювелирный магазинчик; дядя Энрике, христианский проповедник, построил ювелирную сеть Joyas Barón из 18 магазинов. Энрике не раз привлекал внимание властей. В 1998 г чилийские правоохранительные органы задержали в аэропорту контрабандистов из Эквадора с 18 золотыми слитками, предназначавшимися, по их словам, Энрике. Однако все обвинения в его адрес были сняты, когда он заявил, что стал жертвой полицейской подставы. В марте 2015 г апелляционный суд Сантьяго приговорил Энрике к 5 годам условно за мошенничество с налогами. В прошлом году налоговые органы выдвинули новые обвинения, заявив, что Энрике организовал немыслимую по своим масштабам финансовую аферу и задолжал государству около $18 млн в виде налогов. Выступая на чилийском телевидении, Энрике Вилчес отрицал любые связи с золотыми делами своего племянника. «У меня нет никаких коммерческих интересов в расследуемом деле», — заявил он. — «Я никогда не принимал в этом участия и поэтому не хочу, чтобы мое имя упоминалось в связи со сложившейся ситуацией».

В 15 лет Гарольд уже работал с отцом. Тот, бывало, набивал рюкзак сына 50 млн песо ($78,000) и отправлял в банк. В 2013 г Вилчес поступил в колледж при Университете Майор (Universidad Mayor) в Сантьяго и начал изучать деловое управление. Он проучился там совсем недолго: у отца случился сердечный приступ, Гарольду пришлось завязать с учебой и заняться семейным делом. Вилчес решил, что не будет тратить время на пустяки. Он хотел заработать много, а для этого надо было стать своим в мире золота.

золотые слитки

Золото, изъятое у курьеров Вилчеса в 2014 г. Они пытались провезти в Сантьяго 48 кг.

Источник: Национальное таможенное управление Чили

Прежде всего надо было убедить Гонсало Фариаса (Gonzalo Farias), экспортера металлов из Сантьяго, взять его в качестве поставщика. В сентябре 2013 г Вилчес впервые привез Фариусу 3 кг легально приобретенного в Чили золота. Потом было еще несколько поставок, но этого Гарольду оказалось мало. Он пошел в обход Фариаса и заключил сделку напрямую с дубайской компанией Fujairah Gold, работавшей с Фариасом. В июне 2014 г Вилчес подписал контракт и должен был в течение года доставить в главный офис Fujairah 2,720 кг золота: 40 кг в первый месяц, в последующие еще больше. Денег на приобретение такого количества металла у него не было, поэтому компания предоставила ему доступ к счету на $5.2 млн. Потенциально контракт стоил больше $100 млн — это был звездный час Вилчеса. Он решительно настроился увеличить прибыль с $2 млн до $6 млн.

Золотых монет и украшений в Чили было недостаточно для того, чтобы выполнить заказ Fujairah, но Вилчес принял вызов. Он решил стать контрабандистом. Все было просто: Google помог найти дилеров в Перу. Он связался с Родольфо Сория Чиприано (Rodolfo Soria Cipriano), одним из богатейших экспортеров страны, по версии перуанской газеты El Comercial. Ответ не заставил себя долго ждать. Следователям Вилчес рассказал, что Сория обещал дать ему все необходимое золото, если он расплатится за него наличными. Вилчес не интересовался происхождением металла. Откуда бы оно ни было, но по словам следователей, Гарольду удалось избежать экспортного контроля и привезти золото в Чили, не заплатив за него ни налогов, ни пошлин.

Сория ввел его в сеть поставщиков, у которых в последствии Вилчес и закупался, общаясь с ними с помощью приложения WhatsApp. Как только золото было готово, он летел в г. Арика, на севере Чили, где стояла его Mazda, предназначенная для поездок в Перу. Вилчес сказал, что, начиная с середины 2014, им с тестем удалось не меньше 10 раз перевезти в перуанский город Такна, расположенный в нескольких километрах от границы Перу, по $2 млн, спрятанных в дверце автомобиля.

Вилчес хвастался, что легко вписался в криминальный мир. Он с удовольствием рассказывал, как покупал золото в конспиративном доме в Такне. Пока тесть ждал в машине, Вилчес в сопровождении вооруженных людей проходил через несколько металлодетекторов и закрытых ворот прежде, чем попадал в комнату, набитую золотом. Он подозревал, что дом использовался также торговцами кокаина. Рассказывая обо всем следователям, Вилчес сохранял полное спокойствие. Он проверял золото на чистоту, затем выходил, прятал товар в дверцу Мазды и ехал обратно в Чили.

добыча золота в Перу

Добыча золота на определенном правительством участке в поселении Сан-Хасинто в департаменте Мадре-де-Дьос, Перу 

Фотограф: Томас Мунита/The New York Times/Redux

Вилчес ездил в Перу по пять раз за месяц. Он нанял курьеров, доставляющих товар прямо в Сантьяго. Золота хватило, чтобы сделать несколько удачных поставок для Fujairah через агентства воздушных перевозок. В августе 2014 г в аэропорту Арика сотрудники таможни задержали двух курьеров с 48 кг золота. Документы и объяснения задержанных о происхождении золота не внесли в дело никакой ясности. Товар изъяли, и Вилчес впервые столкнулся с юридическими проблемами: было заведено дело об уклонении от уплаты налогов.

Вилчес решил бросить Fujairah. Дальнейшее выполнение контракта потребовало бы еще несколько десятков раз съездить в Перу, а доставка до Дубая была очень сложной логистически. Когда компания интересовалась причиной срыва сроков поставки, Вилчес выдумывал все новые и новые оправдания. Но юристы Fujairah были уверены, что он лжет. Они заподозрили его в продаже золота другим компаниям на стороне. Кроме того, Fujairah пришла к выводу, что поставляемое им золото было нелегальным.

Почти два года спустя Вилчесу предъявили первые обвинения в мошенничестве и присвоении $5.2 млн компании Fujairah Gold. Через Марко Магдика (Marko Magdic), своего адвоката, Вилчес отрицал любые обвинения, заявляя, что виновен только в нарушении условий контракта. Fujairah до сих пор пытается вернуть свои деньги через суд.

Испортив отношения с Fujairah, Вилчес приступил к поиску новых покупателей. Он знал, что некоторые из его чилийских клиентов продавали золото, привезенное им из Перу, компании NTR Metals в Майами. По словам Вилчеса, с нужными людьми его познакомил Сория. «Компания проверяла меня недели три, не меньше», — заявил он ФБР. Трей Гам (Trey Gum), главный юрист Elemetal LLC, фирмы-учредителя NTR, говорит, что компания начала сотрудничество с Вилчесом только после того, как их представители посетили его чилийские фирмы. «NTR Miami выяснила, что семье господина Вилчеса принадлежит сеть ювелирных магазинов и, что они тесно связаны с общиной евангелистов в Чили», — заявил Гам в официальном электронном письме. С Сорией связаться не удалось. Офисы его компании в Лиме были закрыты, а телефоны отключены.

Вилчес рассказал следователям, что во Флориде встретился с двумя топ-менеджерами компании NTR: Ренато Родригесом (Renato Rodriguez), исполнительным коммерческим директором по Латинской Америке, и Самером Баррадж (Samer Barrage), контролирующим операции в Майами. Встреча проходила в ресторане в Корал Гейблс. «Они подозревали, что с моим золотом что-то не так. ... Через несколько месяцев я открыто заявил им, что привожу золото контрабандой», — сказал Вилчес. Он также сообщил следователям, что именно Родригес и Баррадж научили его подделывать документы для таможни.

Родригес и Баррадж все отрицают. Стоя в фойе майамского офиса NTR, Родригес сказал, что компания доверяла документам Вилчеса, как доверяли им таможенные службы Чили и США. «Но все оказалось подделкой», — закончил он. Баррадж написал: «Я хочу особенно подчеркнуть тот факт, что никогда не знал, что золото привозится с нелегальных приисков. Мы его ничему не учили и вообще не были вовлечены в процесс экспорта или импорта».

Чтобы максимально повысить легитимность золота, Вилчес переплавлял его в слитки и ставил клеймо с указанием веса и пробы. Поначалу с этим возникли некоторые проблемы. Он видел, как делал это отец, но не имел ни малейшего представления, как организовать дело самому. Когда он включил привезенный им аппарат для переплавки золота, произошло замыкание, и офис наполнился черным дымом. Гарольд забыл купить переходник — в Чили напряжение в сети выше, чем в США. В итоге, они с тестем нашли обучающее видео на YouTube и научились делать слитки самостоятельно.

В декабре 2014 г Вилчес впервые приехал в NTR Metals Miami с полным чемоданом золота. Так завершился первый год его работы. За это время он перевез более 1,400 кг на сумму $57.4 млн — своеобразный рекорд, зарегистрированный правоохранительными органами. Позже чилийские следователи заявили, что 10 поставок Вилчеса компании NTR были полностью нелегальными: таможенные декларации подделаны, налоги и пошлины на первый ввоз золота не уплачены.

Чилийские следователи утверждают, что владеют доказательствами, подтверждающими осведомленность NTR о незаконности и контрабанде золота. Факт подтверждается словами Вилчеса, его телефонными разговорами и перепиской по электронной почте и SMS. Всю информацию правоохранительные органы Чили предоставили американскому следствию. «NTR понимает, что золото нелегальное, ведь оно дешевле, чем законное. Это бизнес», — говорит Туфит Буфадель (Tufit Bufadel), чилийский следователь, ведущий расследование.

По словам Вилчеса, в начале 2015 г Родригес и Баррадж вызвали его в Майами и сделали смелое предложение. «Они попросили меня найти поставщика в Африке», — сказал Вилчес. Руководство NTR предложило заняться организацией контрабанды золота и привозить им по 1,000 кг в месяц.

Вилчес согласился. Если бы дело пошло, то в месяц удавалось бы привозить по $20 млн грязным золотом. Но задача была не из простых. «В силу различных нормативных требований они не могли принимать африканское золото напрямую», — рассказал Вилчес ФБР. — «Поэтому мне было предложено сначала экспортировать товар из Африки в Чили, а затем пересылать его в Майами».

Вилчес полетел в Танзанию, в г. Дар-эс-Салам, где провел почти месяц, наблюдая за золотыми тайниками и встречаясь с южноафриканскими и камерунскими торговцами. ФБР он пояснил, что «постоянно поддерживал связь с Ренато и Самером», согласовывая с ними возможные маршруты доставки. Однажды один из якобы поставщиков обманул его на $300,000. Вся эта ситуация в Танзании лишала Вилчеса сил и решимости. Как-то раз перед ним остановились два автомобиля, битком набитых вооруженными людьми, — возможно, это были правительственные силовые структуры, — его несколько часов держали в грязном помещении, допытываясь о подробностях пребывания в Танзании. Вилчес радовался, что вообще остался жив.

Родригес и Баррадж отрицали все слова Вилчеса относительно Африки. «В 2015 году он интересовался, покупаем ли мы золото в Африке», — написал Родригес. — «Я недвусмысленно дал ему понять, что нет — такова политика NTR». А Баррадж отметил: «Нас совершенно не интересует африканское золото».

контрабанда золота

Бункер, где Вилчес обрабатывал золото и подделывал документы

Фотограф: Томас Мунитадля Bloomberg Businessweek

Несмотря на неудачи в Танзании, 2015 год оказался для Вилчеса неплохим. Он купил дом стоимостью $1 млн, рядом озеро с лилиями и лебедями. Кроме того, вложил $150,000 в строительство укрепленного здания в одном из районов Сантьяго, Реколета, где улицы полны мусора и бродячих собак. Двухэтажный дом с бронированными окнами и металлическими дверями окружено 3.5-метровыми стенами, изрисованными граффити и усиленными колючей проволокой поверху. Дом защищен армированными сталью стенами и 32 камерами. В добавок ко всему, Вилчес установил систему распыления перечного газа. «Даже банки не могут похвастаться такой качественной защитой и высокими мерами безопасности», — говорит Перес, следователь из Чили.

Именно здесь Вилчес, обычно в одиночку, переплавлял золото в стандартные слитки, дабы избежать излишних подозрений на таможне. На каждый слиток он наносил клеймо своей же компании Aurum Metals LLC, которую открыл в Майами, с указанием точного веса и пробы. Там же в бункере Вилчес прятал наличные и подделывал документы на золото.

Гарольд рассказал следователям, что руководство NTR посоветовало снимать на видео процесс очистки, чтобы подтвердить легальность происхождения золота. Он так и делал. На фотографиях в рекламных брошюрах Вилчес, улыбаясь, держит в руках колбу, словно школьник на уроке химии, за тем лишь исключением, что колба наполнена жидким золотом.

NTR Metals Miami — один из 49 офисов компании NTR Metals, известной также как Elemetal Direct и являющейся одним из восьми подразделений фирмы Elemetal LLC, расположенной в Далласе. Elemetal Direct продает золотые слитки чистотой 99.99%. Качество и легитимность подтверждаются сертификатами, выданными промышленными группами. Среди этих групп Лондонская ассоциация участников рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association), или LBMA, самостоятельная организация, в совет которой входят представители крупных банков и торговцев золотом. На одном из разделов сайта Elemetal выложены сертификаты качества и происхождения, включая копию «соответствующего сертификата на золото», выданного LBMA на основании «стороннего аудита и полной документальной проверки цепи поставки компании». Представитель LBMA Элред Коннелли (Aelred Connelly) отказался давать комментарии по этом поводу.

Еще один сертификат получен от Инициативы по бесконфликтным поставкам (Conflict-Free Sourcing Initiative) Гражданской Коалиции электронной промышленности (Electronic Industry Citizenship Coalition, EICC). Сертификат выдан плавильному заводу Elemetal в Джексоне, шт. Огайо. Для ежегодного подтверждения сертификации компания Elemetal нанимает специалистов, проверяющих данные по закупкам и импорту, производящих обход завода и беседующих с сотрудниками на тему происхождения покупаемого золота. Леа Батлер (Leah Butler), директор программы по бесконфликтной добыче в EICC, объясняет цель данных мероприятий тем, что только так можно даказать отсутствие связи компании с нелегальными приисками, порождающими проституцию, нарушение трудовых прав и незаконную финансовую деятельность. Нелегальная золотодобыча, по ее словам, наносит колоссальный ущерб экологии и даже приводит к войнам, особенно в Латинской Америке. «Латиноамериканское золото относится к группе высокого риска», — говорит Батлер. Она отказалась комментировать ситуацию с Elemetal, ссылаясь на правила EICC. Организация «очень серьезно относится к заявлениям о неправомерных действиях плавильных заводов или аффинажеров, участвующих в нашей программе», — заявила она.

Амжад Рихан (Amjad Rihan), бывший аудитор компании Ernst & Young, специализирующийся на исследовании цепочек поставок сырьевых товаров, говорит, что обмануть аудиторов не составляет особого труда. В настоящее время Рихан работает в лондонской консалтинговой фирме Martello Risk, помогающей компаниям выявлять нелегальные минералы в линиях поставки.  «Проблема в том, что все проверки на самом деле не идут дальше подписания бумаг», — говорит он.

Такие штампы одобрения играют решающую роль в отрасли. Согласно американскому и европейскому законодательству, корпорации должны гарантировать, что их поставщики не покупают золото с конфликтных приисков, что золото поступает от сертифицированных компаний с чистыми цепочками поставок. Сертифицированный завод Elemetal очень важен для компании, так как в 2015 году позволил осуществить поставки золота 68 компаниям из Fortune 500. Данные стали известны после анализа корпоративных отчетов по конфликтным минералам, проведенного компанией Verité. Отчеты являются обязательными в силу американского Закона Додда-Франка. Их предоставляют такие организации, как Alphabet, Apple, GE, GM, и HP.

Согласно Гаму, юристу Elemetal, NTR Metals Miami прекратила все дела с Вилчесом 1 июня 2016 г, в день, когда его обвинили в мошенничестве и «передали дело соответствующим государственным органам». Кроме того, компания, «в качестве меры предосторожности» приказала NTR Metals Miami «приостановить все операции в Чили на время изучения действующих рисков и процедур в этой стране», — сказал Гам.

Следователям ФБР Вилчес рассказал, что в ту ночь, когда все начало рушиться, и в аэропорту Сантьяго у него изъяли пять слитков, он незамедлительно позвонил в NTR. Родригес и Баррадж порекомендовали ему забыть об этом золоте, а в следующий раз тщательнее готовить документы. Представители NTR «сказали, что таможенная служба США ни в коем случае не должна догадаться о фальсификации сертификатов происхождения», — сказал Вилчес.

Какое-то время все было хорошо. Чилийская полиция готова была арестовать Гарольда в любую минуту, но следователи приказали детективам подождать и собрать больше доказательств. Им не хотелось расставаться с мыслью поймать кого-нибудь поважнее Вилчеса. Поэтому он продолжал беспрерывно ввозить и вывозить грязное золото.

Клетка начала закрываться в начале 2016, когда банки Чили и Майами стали сообщать о подозрительных крупных операциях с наличностью Вилчеса и закрывать его счета. Затем поступило заявление от компании Fujairah Gold. В конце концов, полиция арестовала Вилчеса и изъяла из бункера $300,000 наличными и небольшое количество золота. Вилчесу грозил длительный тюремный срок за отмывание денег и отклонение от уплаты налогов. Чтобы избежать заключения, он согласился сотрудничать со следствием как в США, так и в Чили. Колледж тоже пришлось бросить. По словам Переса, чилийского следователя, сегодня Вилчес и NTR Metals находятся в центре уголовного расследования, проводимого Министерством юстиции США, Национальной экономической прокуратурой Чили, а также правоохранительными органами Перу и Эквадора. Сара Шелл (Sarah Schall), представитель прокуратуры США в Майами, отказалась давать комментарии, ссылаясь на указание, запрещающее подтверждать или отрицать факт расследования.

В октябре 2016 г, агенты ФБР и сотрудники прокуратуры Майами ездили в Чили, чтобы побеседовать с Вилчесом. Убедившись в достоверности его информации, они пообещали ему иммунитет от судебного преследования в США в обмен на свидетельские показания под присягой. Агенты ФБР и чилийские детективы с нетерпением ожидали результатов многочасового допроса Вилчеса. Не менее 15 сотрудников правоохранительных органов собрались в переговорной Сантьяго 1, огромного тюремного комплекса — Вилчес умеет привлечь внимание к своей персоне. Он смеялся и, казалось, не воспринимал, всерьез всю сложившуюся ситуацию. Как заметил один из присутствующих на допросе следователей, Вилчес устроил целое представление из своих признаний. «Не хватало только попкорна», — смеясь, добавил он. Агент ФБР Лурдес Маклафлин (Lourdes McLoughlin), помощник атташе по правовым вопросам в посольстве США в Сантьяго, отказалась давать комментарии, ссылаясь на указание, запрещающее комментировать текущие расследования.

В декабре Прокуратура США и ФБР привезли Вилчеса в Майами, где он в присутствии федеральной коллегии присяжных рассказал, что в компании NTR Metals Miami его научили, как правильно организовать в США фирму для работы с контрабандным золотом и отмывания преступных доходов. Elemetal и NTR Metals Miami хранят молчание относительно ведущегося расследования.

Вилчесу не долго удалось пожить в роскоши: вскоре пришлось переехать в квартиру на оживленной улице Gran Avenida в опасном районе Сантьяго. Благодаря сотрудничеству со следствием, ему вряд ли добавят срок за контрабанду. Вилчесу все еще предъявлено несколько обвинений, включая уклонение от уплаты налогов.

После случая с Вилчесом правительство Чили внесло поправки в регулирование экспорта. Один из скупщиков золота сказал о процессе вывоза: «…все равно, что стоять лицом к стене с поднятыми руками». Сотрудники таможни Эквадора, Боливии и Перу приезжали в Чили для обмена информацией и сравнения имеющихся данных. Перес подтвердил всю информацию, но иллюзий по этому делу он не питает. Если Вилчес, не имея никаких особенных талантов, помимо смелости, смог так далеко зайти в незаконной торговле золотом, сможет ли кто еще? «Я думаю в Латинской Америке еще сотни таких же Вилчесов», — сказал он. — «На самом деле все проще, чем кажется».

При содействии Бена Бартенштайна (Ben Bartenstein)

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.