Как воспользоваться грядущим золотым бумом, часть первая

золотые слитки

Крис Лоу (Chris Lowe), редактор Legacy Inner Circle: И. Б., когда мы общались в августе, ты говорил, что летом золото достигло дна. С тех пор золото выросло почти на 11%. Почему ты тогда решил, что цена золота достигла дна… и будет расти?

И. Б. Такер (E. B. Tucker), редактор Strategic Investor: На время той беседы физическое золото и золотые акции несли потери. Инвестиционные фонды также начали сдаваться.

В июле прошлого года Vanguard Group объявила о закрытии фонда Vanguard Precious Metals and Mining Fund. За предыдущие три месяца золото упало почти на 10%. А акции фонда за прошлый год упали на 24%. Поэтому Vanguard – одна из крупнейших в мире инвестиционных фирм – просто сдалась. Она превратила фонд в нечто совершенно другое, потому что ощущала потребность бежать от попавших в немилость горняков, добывающих драгоценные металлы.

Большие перемены в подобных фондах всегда заслуживают внимания. Они часто сигнализируют о дне рынка.

Крис: Можешь привести пример того, что ты имеешь в виду?

И. Б.: В августе 2017 г. закрылся нефтяной хедж-фонд Astenbeck Master Commodities Fund II. За первую половину года он потерял 30%. Энди Холл (Andy Hall), легендарный нефтяной трейдер, управлявший фондом, сказал, что просто не знает, что делать при падающем рынке. Поэтому он прикрыл лавочку.

Оказалось, что то было дно нефти. До конца августа и в сентябре она сильно поднялась.

Крис: Многие предпочтут бежать подальше от класса активов, несущего такие большие потери, что от него отворачиваются даже профи. Но ты видишь в таких событиях благоприятную возможность для покупки. Почему?

И. Б.: Когда видишь, как профи сдаются, это признак того, что из цен уже выжата большая часть пессимизма. И тогда начинают появляться покупатели.

Именно поэтому мое внимание привлекла новость о фонде Vanguard. Vanguard говорила: «Забудьте о золотом фонде. Мы превратим его в нечто совершенно другое». Результатом стала массовая ликвидация. Золотые акции упали. Физическое золото упало. И, на мой взгляд, то было самое дно.

золотые слитки

Неплохо также иметь хорошее представление об истории рынка. Дело в том, что Vanguard не впервые разочаровалась в золоте, как раз когда оно достигло дна.

В 2001 г. Vanguard убрала слово «золото» из тогдашнего названия фонда Vanguard Gold and Precious Metals Fund. Вскоре после этого началось десятилетнее ралли золота. Цена золота с мая 2001 г. по сентябрь 2011 г. выросла на 567%.

Крис: Есть ли еще какие-нибудь признаки, говорящие тебе о достижении золотом дна?

И. Б.: Еще один важный признак – это всплеск слияний крупных горнодобывающих компаний с рыночной капитализацией от $4 млрд.

С прошлой осени шесть крупных горняков объединились посредством трех отдельных сделок. И то не были агрессивные слияния, какие можно наблюдать на пике золотого бума… когда крупные компании покупают друг друга с наценкой. Ничего подобного. Сейчас они объединяются, чтобы выжить.

Tahoe Resources – крупная компания, добывающая серебро, лишилась доступа к своему ключевому руднику в Гватемале. Tahoe пошла к Pan American Silver, канадской горнодобывающей компании, работающей в ЮАР, и сказала: «Можно ли что-нибудь придумать? Мы не знаем, что нам делать».

Я не хочу сказать, что то было отчаянное слияние. Но у Tahoe Resources было не так уж много вариантов. Никто особо не стучался в дверь Tahoe с предложениями купить компанию.

Далее, Newmont Mining и Goldcorp – одни из крупнейших золотодобывающих компаний в мире. В начале года они объединились в Newmont Goldcorp. Если рассмотреть эту сделку, то Goldcorp явно находилась в положении, где слияние было необходимым для выживания.

И Barrick Gold – крупнейшая золотодобывающая компания мира – купила британского золотодобывающего гиганта Randgold Resources за $6 млрд.

Все эти компании уволили значительную часть персонала. И они распродавали непрофильные активы. Отсюда ясно можно увидеть, что крупнейшим золотодобывающим компаниям мира приходится несладко. Они борются за выживание. А это еще один признак циклического дна.

Я уже не впервые наблюдаю за подобными циклами. На пике цикла золотого рынка эти ребята покупают шелковые ковры с другого конца света и заказывают их транспортировку на бизнес-самолетах Gulfstream, чтобы никто их не касался. На дне цикла они задаются вопросом о слиянии, чтобы можно было держать в офисе меньше ксероксов.

При желании можно еще усложнить. Но на самом базовом уровне золотому инвестору нужно то, что мы наблюдаем сейчас, – люди бегут в испуге и затягивают пояса. Они думают о выживании. Именно на такой стадии сейчас пребывают крупные компании.

Крис: Что же ждет золото впереди? Ралли продолжится?

И. Б.: В декабре я давал интервью каналу Kitco News, фокусирующемуся на инвестировании в драгоценные металлы. И я спрогнозировал, что до конца этого года золото достигнет $1,500 за унцию. Я по-прежнему придерживаюсь этого прогноза.

Я считаю, что в этом цикле золото превзойдет достигнутый в сентябре 2011 г. исторический максимум, $1,895. На это может уйти год или два. Но это вполне вероятно.

аватар

Такер, И. Б.

Tucker, E. B.

Старший аналитик в The Casey Report.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.