Карты розданы? В Узбекистане запущен процесс полного перевода бюджетников на «пластик»

Авторы: Азиз Якубов, Герман Назаров

Выступая на одном из последних заседаний Международного пресс-клуба, председатель Центробанка Узбекистана Мамаризо Нурмуратов рассказал о планах по переводу зарплаты бюджетников полностью на карту. По его словам, с запуском новой платежной системы Humo этот вопрос должен быть решен. «Сейчас в Ташкенте запускается платежная система Humo. Наша основная цель – перевод зарплаты полностью на карту. Сейчас начата поставка более 2000 банкоматов, устанавливается программное обеспечение. Мы создадим условия для получения наличных средств через банкоматы. То есть с полным запуском системы Humo этот вопрос уже будет решен», – заявил глава ЦБ. Ранее Нурмуратов сообщил о планах прекратить выдачу пенсий наличными в ближайшие год-два. Таким образом, в будущем банковская карта станет привычным атрибутом практически всех бюджетников.

В этой связи «Фергана» устроила на своей странице в Facebook опрос, по результатам которого лишь 32% участников поддержали инициативы ЦБ, а остальные 68% были против. Мы попытались разобраться, почему же большинство наших читателей негативно отнеслись к намерениям ЦБ.

Мертвые карты, живые наличные

Возможность обналичить деньги с пластиковых карт в банкоматах и кассах банков стала одним из главных достижений банковской системы Узбекистана, пользу от которого люди реально ощутили последние полтора-два года. Поэтапный переход на выплату зарплат в безналичной форме начался еще в эпоху Ислама Каримова. Но тогда банкоматов в стране было мало и наличных в них почти никогда не оказывалось. Картами можно было только расплачиваться за товары и услуги, но сфера применения «пластика» оставалось ограниченной. Несмотря на то что власти обязали все заведения общепита, сферы услуг и торговые точки установить терминалы, продовольственные и вещевые рынки, а также наземный транспорт функционировали в основном за наличные. И такая ситуация наблюдается по сей день.

Вполне естественная потребность населения в наличных деньгах и невозможность снять их с банковских карт породила черный рынок обналичивания. Парадоксально, но в Узбекистане деньги превратились в товар со своей ценой, в которую входили и условия поставки. Раньше нал можно было купить под 10% или 20%, в зависимости от объема и сроков. Помнится, лет пять назад вместо банков держатели карт ходили на… бензозаправки. Система учета расхода топлива контролировались только владельцами АЗС, что позволяло легко выписывать «левые» чеки. Например, есть на карте у человека миллион сумов, он якобы на эти деньги заливает бензин, а на самом деле оплачивает услугу, получая «сдачу» 900 тысяч налом (10% – комиссия заправщика, его же чистый доход). Казалось бы, зачем терять часть своих кровно заработанных? Но те же помидоры в супермаркете, где покупку можно было оплатить картой, были гораздо дороже, чем на рынке за наличные. Так что «обнал» окупался вдвойне, а для тех, кто грамотно торгуется (а этим «искусством» владеют многие узбекистанцы), то и втройне. На таких заправках «кормились» представители правоохранительных органов, которые закрывали глаза на сделки «карта – нал». Вообще, этот вид бизнеса был развит, о чем говорит тот факт, что крышевал обнальщиков не кто-нибудь, а генерал СНБ (ныне СГБ) Хаёт Шарифходжаев.

С разгулом теневого рынка и коррупции что-то надо было делать. Логичный ход – сразу выдавать людям наличные, так как карты, по сути, лежали мертвым грузом. Процесс перехода к наличности начался с февраля 2017 года. Президент Шавкат Мирзиёев подписал постановление, согласно которому выплата всех видов пенсий, не менее 50% стипендий, а также заработной платы работникам бюджетных организаций, социальных выплат и платежей в горных и отдаленных районах осуществлялась в наличной форме в полном объеме. Следующим шагом стало наполнение наличностью существующих банкоматов и увеличение их количества. Первые банкоматы с наличкой были установлены на территории семи крупных рынков Ташкента в августе 2017 года. Лимит снятия денег с одной карты установили в размере 100 000 сумов ($12,3) в сутки.

банковская система Узбекистана

Развитие инфраструктуры системы банковских карт в Узбекистане с 2016 по 2019 год. Инфографика "Ферганы"

По данным ЦБ, на начало 2016 года в республике были установлены 2345 банкоматов и инфокиосков, а к началу 2017 года их было уже 4954. Но регулятор не уточняет, сколько из этого количества именно банкоматов. Полагаем, что большую часть составляли инфокиоски – устройства, позволяющие получить информацию по карте, ее баланс, даже оплатить услуги, но только не получить наличные (их там просто нет).

Однако постепенно в стране увеличивалось количество банкоматов, подняли лимит на снятие наличности. На сегодняшний день в большинстве банков этот порог составляет 2 млн сумов ($236) в день. При среднем размере номинально начисленной зарплаты в Узбекистане 2,05 млн сумов лимит можно считать более чем достаточным. Комиссия банков за снятие наличности в банкоматах составляет 1% от суммы. Как важная часть платежной инфраструктуры с каждым годом растет число установленных терминалов для приема оплаты с банковских карт. Сейчас их почти 269 тысяч по всей республике.

«Банкоматизация» всей страны

В настоящее время сеть банкоматов развита, пожалуй, лишь в столице республики. Они установлены во всех отделениях банков, круглосуточных зонах самообслуживания и почти на всех крупных рынках Ташкента. Самое главное – банкоматы всегда наполнены наличностью. Для загрузки устройств достаточной суммой денег с начала 2017 года ЦБ постепенно ввел в обращение банкноты с крупными номиналами – 10 000, 50 000 и 100 000 сумов.

 «Сейчас с наличностью вообще проблем нет. Банкоматов немало по всему городу, снять деньги можно в любое время суток. Лимиты на снятие, кажется, 2 млн сумов в день. Этого вполне хватает для большинства людей. Были бы деньги на карте, снять их – нет проблем», – сказал Шерзод (34 года, житель Ташкента) в беседе с корреспондентом «Ферганы».

В областных центрах с инфраструктурой дела обстоят хуже, но все же и в регионах в последнее время стало намного «свободнее с наличкой». «Проблемы с наличкой уходят в прошлое. Обналичить деньги с пластика уже не проблема. Банкоматов становится все больше по городу. 1% комиссии за снятие – с тем, что было, просто не сравнить. Раньше приходилось искать возможности обналичить и платить за это 10-15%. Нам приходится часть зарплаты снимать с «пластика», поскольку продукты, одежду и бытовую химию мы покупаем на рынках. Помимо этого, стройматериалы намного дешевле, если покупаешь за нал на оптовом рынке. И еще общественный транспорт и такси тоже за наличку. На карточке оставляем деньги для повседневных расходов – рядом с домом все магазины принимают карты, там цены одинаковы – за наличку или «пластик». Еще за коммуналку, телефон и интернет тоже можно оплачивать с карточки», – рассказывает жительница города Карши, преподаватель колледжа Озода (54 года).

банковская система Узбекистана

Динамика объема наличных денег в обращении. Инфографика "Ферганы"

Об особенностях использования пластиковых карт в Узбекистане высказывались в комментариях и участники нашего опроса в Facebook. «Расплачиваться с карты можно далеко не везде, на рынке вообще с картой делать нечего, в попутном такси тоже только наличка, в официальных такси цены гораздо выше. Если задумаешь ремонт, то с рабочими только наличкой, стройматериалы за наличку тоже дешевле. В маршрутках тоже только наличные. Короче, без налички проезд возможен только в общественном транспорте и то при наличии жетонов, которые продаются далеко не везде, и киоски с жетонами не каждый день работают. И таки да, 1% отвалить банку за обналичивание – это дорого. Да и вообще, на каком основании мы должны платить банку, чтобы получить свои же деньги?» – написала ташкентка Оксана Клименко.

А вот точка зрения жительницы Ангрена Таисии Филипповой: «У нас на весь город 2 банкомата – вы представляете, какая очередь в начале месяца, когда з/п на карту? И есть еще предприниматели, которые видят пластик и нагло завышают цену». И кстати, это Ангрен – городок в Ташкентской области, не так далеко от столицы. Наверняка где-нибудь в отдаленных районах банкомат – это мифический «персонаж», а вот пенсионеры и бюджетники там реальные.

Ставка на безнал

Обеспокоенность регулятора ростом наличной денежной массы в экономике вполне можно понять. Хотя бы потому, что контролировать безнал в плане борьбы с уклонением от уплаты налогов, коррупцией и незаконным бизнесом куда проще, чем оборот наличных денег. Не вдаваясь в детали академических споров о плюсах и минусах увеличения доли безналичных расчетов в экономике, ограничимся констатацией: стремление к уменьшению оборота наличных денег в пользу безнала – распространенная практика во многих странах, как в развитых, так и в развивающихся. Одинаково выигрывают и люди, и банковская система, если этот процесс продвигается как альтернативный и наиболее удобный способ расчетов. Иначе говоря, когда население предпочитает безналичные онлайн-платежи, а не снимать деньги с карты. В противном случае, как это происходило в Узбекистане до 2017 года, при принудительном переходе на «пластик» мы получим новый виток развития черного рынка обналичивания.

В этом, пожалуй, кроется самая большая проблема Узбекистана при переводе населения на карты – отсутствие альтернативы. Снова власти выбирают принуждение, вместо того что создать условия для добровольного перехода на «пластик». А ведь это вполне реально.


Во-первых, инфраструктура. Очевидно, что карты невыгодны, и банкоматы в этой ситуации востребованы как первая необходимость. По данным ЦБ, в настоящий момент в Узбекистане свыше 7500 банкоматов и инфокиосков, прибавим 2000 уже закупленных регулятором, о чем говорил председатель Центробанка Нурмуратов в Международном пресс-клубе. С оптимизмом накинем еще 2000 за счет стараний платежных систем и коммерческих банков. Получается примерно 12 000. Для Узбекистана с его 33-миллионным населением это капля в море. В стране только пенсионеров насчитывается 3,5 млн человек. Кстати, о пожилых людях. По словам главы ЦБ, для их удобства планируется установить банкомат в каждой махалле (квартале), чтобы они в любое время могли получить наличные. «Это, возможно, займет один-два года», – оптимистично заметил чиновник.

Главное, что во всех подобных высказываниях красной нитью проходит мысль, что карты нужны узбекистанцам только для обналичивания. Отсюда вытекает вторая дилемма – почему бы не простимулировать использование карт по прямому назначению, скажем, за счет дополнительных услуг. Например, внедрить популярную во всем мире систему кэшбек, когда определенный процент от суммы, потраченной на покупки, возвращается банком на «пластик». В рекламной кампании доступно пояснить, что при оплате налом деньги просто исчезнут из кошелька, а при оплате картой – часть (от 1% до 10%) вернется обратно. Люди будут сами отказываться от наличных оплат ради дополнительного, пусть и небольшого, дохода из ничего.

банковская система Узбекистана

Динамика объема наличных денег в обращении. Инфографика "Ферганы"

И третье. Анализ комментариев к нашему опросу в Facebook показал, что подавляющее большинство пользователей недовольны тем, что банки снимают 1% при обналичивании. Получается, что условный учитель или врач (бюджетник), который в целях экономии, разумеется, отоваривается на базаре, еще не получив и без того небольшой оклад, лишается «куска зарплаты». Поэтому процент за операцию нужно отменить законодательно. Банкам наверняка хватит и поступлений, взимаемых при выдаче карт и платных услуг типа СМС-банкинга, ведь армия бюджетников и пенсионеров, принудительно став клиентами, значительно повысит прибыль кредитных организаций.

Это минимальный набор действий, без которого политика насильственного внедрения пластиковых карт обречена на провал. Но… Пока мы готовили этот материал, в Telegram появилась информация, что на некоторых предприятиях республики принудительно заставляют переходить на карты Humo, в том числе затягивая сроки по выдаче UzCard. Но главное здесь — даже не конкурентная борьба двух систем, а «принудительно заставляют».

Прислушаются ли власти Узбекистана к общественному мнению? Хотелось бы улизнуть от прямого ответа на данный вопрос тривиальными «время покажет» или «поживем – увидим». Но, судя по тому, что в Ташкенте стартовал проект строительства завода по производству банковских карт стоимостью в несколько миллионов евро, вопрос о переводе страны на «пластик» выглядит решенным. Так что, дорогие узбекистанцы, можете заранее на досуге придумывать своей карте оригинальный пин-код.

аватар

АГЕНТСТВО ФЕРГАНА

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.