Кауфман знает инфляцию

Источник: CREDITBUBBLEBULLETIN.BLOGSPOT.COM

Автор: Даг Ноланд (Doug Noland)

создание денег

«Американскаяинфляциядостигла 39-летнегомаксимума 7%, подготовивпочвудляповышенияставокФРС». «Пауэлл (Powell) утверждает, что ФРС может обуздать инфляцию, не причинив вреда». «ФРС держит инфляцию под контролем, сказал Пауэлл Конгрессу». «Пауэлл заверяет американцев, что ФРС справится с высокой инфляцией». «Китайский рынок жилья обвалился еще сильнее: цены падают четвертый месяц». «Из-за китайских коронавирусных ограничений назревает невиданный прежде шок предложения». «На Украину совершена кибератака на фоне предупреждений США о подготовке России к войне».

На этой неделе громких заголовков я начну со статьи Bloomberg: «Местер говорит, что нужно быстро сократить баланс ФРС, не взбаламутив рынки» (Mester Says Shrink Fed Balance Sheet Fast But Dont Roil Markets). «Не причинив вреда» и «не взбаламутив рынки» – это принятие желаемого за действительное. Существует давно установленный принцип: центральным банкам нужно действовать быстро, чтобы подавить инфляционные импульсы, пока еще не поздно. История показывает, что если позволить инфляции упрочиться, то это гарантирует, что сдержать ее будет всё сложнее. Если дать волю инфляционной динамике – на рынках и/или в реальной экономике, – то возвращение ее под контроль неизбежно нанесет огромный вред и «взбаламутит» рынки, так как без этого не изменить поведение и не успокоить инфляционную психологию.

Но не верьте мне на слово. Нам повезло, что один из великих мыслителей нашего века в области кредитной и макроэкономики в свои 94 года всё еще с нами и делится проницательным анализом. Если кто-то не знаком с уважаемым Генри Кауфманом (Henry Kaufman), то он был экономистом Федеральной резервной системы (ФРС), а затем в 1970-х стал легендой Уолл-стрит в качестве ведущего экономиста и директора по исследованиям рынка облигаций в Salomon Brothers (я во многом обязан д-ру Кауфману своим аналитическим подходом). Кауфман знает, что такое инфляция.

Эрик Шацкер (Erik Schatzker) из Bloomberg на этой неделе взял интервью у Генри Кауфмана для своей статьи: «Не думаю, что нынешняя ФРС и нынешнее руководство осмелятся решительно действовать. Они будут действовать постепенно. Чтобы развернуть рынок к менее инфляционному отношению, нужно его шокировать. Нельзя поднимать ставки по чуть-чуть».

«Чем больше ФРС медлит с решением проблемы высокой инфляции, тем больше инфляционная психология укрепляется в частном секторе – и тем сильнее нужно будет шокировать систему».

«Опасно использовать слово “временный”, – сказал Кауфман. – Если говоришь “временный”, значит, готов терпеть какой-то уровень инфляции». А это, по его словам, дискредитирует роль ФРС в поддержании экономической и финансовой стабильности, чтобы добиться «разумного неинфляционного роста».

Кауфман сказал, что призвал бы председателя ФРС Пауэлла к «драконовским» мерам, начиная с немедленного повышения краткосрочных ставок на 50 базисных пунктов, явно просигнализировав, что это только начало. Кроме того, центральный банк должен взять на себя письменное обязательство делать всё необходимое, чтобы остановить рост цен.

Но ничего «драконовского» у американского центрального банка не предвидится. Предположение Пауэлла, что инфляция может снизиться сама по себе к середине года, а также общий успокаивающий тон (повторяемый Брейнард (Brainard)) слов о том, что ФРС фокусируется на непричинении вреда, ободрили рынки. В глазах сильно уязвимых пузырчатых рынков «не причинить вреда» означает, что ФРС не готова идти на риски, связанные с существенным ужесточением финансовых условий.

В статье «Проблемы 2022 г.» (Issues 2022) на прошлой неделе я попытался представить наступивший год в историческом контексте. Инфляция сейчас самая высокая за 4 десятилетия. Комментируя решительные шаги Волкера (Volcker) по подавлению инфляции, Кауфман сказал: «Чтобы сделать то, что ФРС сделала в 1979 г., требовалось большое мужество». При Волкере ФРС влияла на финансовые условия через банковскую систему, по большей части посредством незначительных корректировок банковских резервов (что отражалось на стоимости краткосрочного банковского финансирования – и на кредитно-финансовых условиях в целом).

При Алане Гринспене (Alan Greenspan) ФРС перешла к рынку ценных бумаг как главному механизму стимулирования системы. Данный инструмент был одновременно соблазнительным и мощным. Гринспен понял, что можно поддерживать спекуляцию, кредитное плечо, высокие рыночные цены и в целом более мягкие финансовые условия, делая лишь короткие заявления. Но такой подход был зловеще «асимметричным»: максимальное стимулирование, чтобы поддерживать бумы, но минимальные усилия, чтобы остановить излишества. И чем больше раздувались пузыри, тем более агрессивное требовалось снижение ставок, чтобы предотвратить их дефляцию. Когда снижать ставки больше было некуда, Бернанке (Bernanke) прибег к массовому созданию «денег». Затем «массовое» превратилось в колоссальное. Баланс ФРС вырос на $5 трлн за 121 неделю, и сейчас он в 10 раз больше, чем в 2007 г.

Десятилетия неумелого управления в 2022 г. выходят боком. Риск сдувания «пузыря всего» исключает агрессивные меры по ужесточению политики. ФРС определенно понимает, что не будет сильно поднимать ставки, но чиновники надеются, что, благодаря их согласованным жестким заявлениям, рынки поймут послание и сами умеренно ужесточат условия.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.