Конец золотого фонда GLD близок

SPDR Gold Trust, больше известный по своему биржевому символу «GLD», представляет собой триумф «махинаций финансовых олигархов» на рынке золота. Хотя он и создавался как удобный способ владения «золотом» для мелких инвесторов, в настоящее время он является чрезвычайно удобным инструментом, помогающим банкирам-бандитам размывать доллары инвесторов, поступающие на рынок металла, и таким образом, сдерживать рост цены золота.

Его можно считать «близнецом» iShares Silver Trust (или «SLV»). Так как рынок золота обладает гораздо более сложной природой, чем рынок серебра, не так просто достучаться до истинных целей этого торгового инструмента на рынке золота, анализируя только торги, происходящие на рынке. Однако, несомненно, у него много общего с его серебряным близнецом.

Как и в случае с SLV, «ответственным хранителем» всего золота, которым якобы владеет этот фонд, является крупнейший в мире «медведь», британский банковский гигант HSBC. Таким образом, как и в случае с SLV, даже на первый взгляд понятно, что GLD – это гигантский конфликт интересов. Любые прибыли для держателей паев GLD превращаются в громадные убытки для хранителя, то есть HSBC значительно заинтересован в максимальном ограничении прибылей держателей паев.

Еще одно свидетельство того, что GLD был создан ради прибыли банкиров (и, в частности, HSBC), а не акционеров, можно получить после тщательного рассмотрения проспекта. Еще в июле 2010 года я провел подобный анализ, назвав его «Семь грехов GLD». Постоянные читатели вспомнят, что в процессе этого анализа я сделал несколько шокирующих открытий.

Во-первых, не существует никакого абсолютного требования, чтобы фонд вкладывал средства собранные от продажи паев в покупку золота. Официальная «инвестиционная цель» фонда состоит в том, чтобы просто «отражать поведение цены золота» [курсив мой]. Иными словами, вместо того, чтобы быть настоящим «золотым фондом», это, по сути, самоописываемый индексный фонд – от которого требуется лишь отслеживать цену золота, а не вкладывать в него все средства.

На самом деле, в своем самом решительном заявлении относительно «гарантии» для владельцев паев спонсор фонда «полагал, что для многих инвесторов акции являются выгодным вложением в золото». Однако проспект четко определяет гарантию как «заявление о перспективах развития компании». Затем позднее добавляется, что любое прогностическое заявление – «Это только предсказания. А реальные события или результаты могут существенно отличаться».

То есть речь идет о том, что спонсор не предлагает владельцам паев ничего, кроме своего «предположения», что фонд сохранит свои активы в золоте, одновременно предупреждая инвесторов, что они не могут полагаться на это предположение. Вопиющее отсутствие каких-либо четких гарантий для держателей паев обретает все большее значение, когда мы обращаемся к другим пунктам проспекта. К чести спонсора и хранителя, они предупреждают инвесторов о фактическом отсутствии гарантий или защиты своих инвестиций в разделе «факторы риска».

Тут спонсор дает одну четкую гарантию: что со временем фонд будет становиться все более и более размытым. В частности, в то время как первоначальное «намерение» фонда заключалось в том, чтобы каждая пай составлял одну десятую унции золота, спонсор гарантирует, что разница между первоначальной одной десятой унции золота и тем, чем в действительности будут владеть акционеры, со временем будет расти.

Мы сразу же видим колоссальное различие между паями GLD и реальным металлом: золото не «испаряется» с течением времени. Конечно, эта разница довольно незначительна по сравнению другим вопиющим отличием: «риском невыполнения обязательств», которому подвергают себя владельцы паев GLD.

Держите унцию золота в банковской ячейке, домашнем сейфе или закопанной в каком-то секретном «тайнике», и неважно, что наши быдло-лидеры сделают с мировой экономикой, эта унция золота останется унцией золота. В этом смысле держатели акций GLD сталкиваются с максимальным риском невыполнения обязательств.

В частности, спонсор и хранитель не только гарантируют себе полнейший иммунитет от любых убытков, вызванных «форс-мажором», «войной» или «терроризмом», но они также стремятся обезопасить себя от халатности, мошенничества и умышленного неисполнения своих обязанностей. Проще говоря, ни при каких обстоятельствах держатели паев не могут потребовать от хранителя поставки золота, которому он якобы обеспечивает «доверительное» хранение. Даже если бы хранилища HSBC были переполнены золотом, он попросту может решить не поставлять золото держателям паев, и все, что инвесторы смогут получить – это только их бумаги.

Далее проспект предупреждает, что золото,  хранимое в фонде (в надежном хранилище HSBC) может быть «утеряно, украдено или повреждено». Помимо этого, в проспекте говорится, что спонсор может прекратить «возмещения» (неопределенно) в любое время, которое он определит как «чрезвычайную ситуацию». Совершенно очевидно, что золото, которое содержится у хранителя, в любом смысле «принадлежит» спонсору и хранителю – а не держателям паев.


В действительности, эту структуру вообще нельзя назвать «трастом». Держатели паев могут быть уверены в одном: в том, что степень размывания фонда ограничивается фиксированным максимумом, срок которого вот-вот истекает. Для GLD, наконец, наступает «День «Р» (День Размывания). Чтобы инвесторам не казалось, что это просто некая административная формальность, создатели фонда намеренно решили проявить чрезвычайный мелодраматизм в этом отношении.

В 11-й день 11-го месяца 11-го года (11 ноября 2011 года) истекает срок действия добровольного ограничения на степень размывания этого фонда. С этого момента фонд будет размываться в соответствии с любыми/всеми «расходами», понесенными при управлении им. Это становится особенно важным в данный момент времени, учитывая один из конкретных рисков, о  котором предупреждает проспект:

«Фонд может прекратить свое существование и ликвидироваться в любое время, что неблагоприятно для акционеров».

В этом отношении в проспекте говорится, что, так как фонд управляется «неактивно», он распродаст свое золото, чтобы покрыть «необходимые» расходы, и без малейшей оглядки на нынешнюю цену золота. Если осмыслить все это в целом, проспект предупреждает, что со временем размывание будет увеличиваться, что ограничения на расходы вскоре будут сняты и что когда фонду придется покрыть свои расходы, он может продать свое золото в самый худший момент.

Кто навязывает большую часть этих затрат? HSBC. Кому будет спонсор продавать свое золото, чтобы возместить затраты? Учитывая, что золото содержится в хранилище HSBC, очевидно, что оно будет «продано» тому же HSBC, так как в ином случае это будет сопряжено со значительными расходами на транзакции и поставку.

Если HSBC всегда будет (по какому-то счастливому «совпадению») перекладывать свои «затраты» на спонсора в моменты «неожиданных обвалов» цены золота, он может зарабатывать на арбитраже за счет акционеров GLD. Учитывая внутренний конфликт интересов, который лежит в основании этого фонда, этот значительный риск не может позволить себе упустить ни один здравомыслящий инвестор. Если затраты HSBC (то есть то, что он платит сам) на хранение этого золота в его сейфах «неожиданно» возрастут, и если спонсор фонда будет всегда продавать золото в самые «неудачные» моменты «неожиданных» спадов, то после 11 ноября степень размывания фонда становится теоретически неограниченной.

Хуже того, как я предупреждал читателей еще в середине сентября, оказывается, что волатильность – это новое оружие финансовых олигархов, пытающихся запугать как можно больше инвесторов в секторе драгметаллов. Это еще больше усугубляет потенциальные убытки держателей паев GLD, если спонсор будет постоянно «неудачно» продавать свое золото (HSBC) в худшие времена.

Если отбросить витиеватые «предположения» спонсора фонда, то GLD никогда не провозглашал себя чем-то больше индексного фонда: механизма продажи бумажного золота. Он предлагает инвесторам минимальную надежность, в то же время, подвергая их многочисленным рискам невыполнения обязательств.

Скоро держатели паев смогут пополнить свой список опасений новым риском: возможностью практически неограниченного размывания золота, хранимого для этих акционеров. Если добавить тот факт, что чем больше теряют акционеры, тем больше приобретает HSBC, тогда сочетание вопиющего конфликта интересов и возможности неограниченного «размывания» (в пользу HSBC) представляет собой неприемлемый уровень риска для любого умного инвестора.

Популярные СМИ любят препятствовать владению «физическим» металлом, указывая, что хранение золота (и серебра)  «стоит денег». Однако единоразовая покупка домашнего сейфа или месячная комиссия за индивидуальную банковскую ячейку – это незначительная плата за ликвидацию как колоссального риска, так и возможного размывания, которому подвергаются все владельцы акций GLD. После 11 ноября это окажется тяжелым уроком, который эти держатели паев постигнут на собственном горьком опыте.

аватар

Нильсон, Джеф

Nielson, Jeff

Автор и издатель инвест письма Bullion Bulls Canada.

Все статьи автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.