Швеция побила коронавирус на трех фронтах: никакого карантина, мало смертей и минимальный экономический ущерб

Пожалуй, ярчайший пример свойственной западным СМИ предвзятости – это освещение ими шведского подхода к COVID-19. Многие СМИ осуждали «огромную» смертность в стране в сравнении с предпочитающими карантин соседями, не предоставляя контекст, позволяющий увидеть, что разница лишь в нескольких тысячах смертей и что смертность на душу населения в Швеции ниже, чем в Британии и других странах, выбравших карантин.

Когда Андерс Тегнелл (Anders Tegnell), разработчик шведской стратегии, сказал в интервью, что если бы у него был второй шанс, то он сделал бы всё по-другому, западная пресса, включая NYT, поспешила преподнести это как признание вины в том, что не был введен карантин по примеру других европейских стран. Позже Тегнелл объяснил, что имел в виду вовсе не это.

Более того, смертность в Швеции снизилась почти до нуля. И поскольку экономика страны всё время продолжала работать, риск роста смертности после отмены тех минимальных ограничений, что всё еще существуют, очень мал.

Ежедневные смерти до 7 августа

Смертей в день

Данные на 0:00 GMT+8

Ежедневные смерти от нового коронавируса

Ежедневные смерти

7-дневное скользящее среднее

В опубликованной в четверг в The Telegraph статье Алистер Хит (Allister Heath) утверждает, что успех Швеции в борьбе с вирусом при минимизации экономического ущерба обнажает некомпетентность британских медиков, чьим рекомендациям тщательно следовал премьер-министр Джонсон (Johnson).

Ниже приводится отрывок из этой статьи из The Telegraph:

«Итак, теперь мы знаем, что Швеция по большей части была права, а британский истеблишмент катастрофически ошибся. Андерс Тегнелл, главный стокгольмский эпидемиолог, трижды добился успеха: меньше смертей на душу населения, чем в Британии, сохранение основных свобод и возможностей, включая образование, и – что больше всего впечатляет – в два раза меньшая рецессия, чем у нас.

Нашим высокомерным невыборным чиновникам и государственным «экспертам» следует позорно опустить головы: их реакция на коронавирус была одним из величайших провалов государственной политики в современной истории, превосходящим даже Ирак, Афганистан, финансовый кризис, Суэцкий кризис и фиаско Европейского механизма валютных курсов. Миллионы лишатся работы, когда окончится их неоплачиваемый отпуск; десятки тысяч малых бизнесов на грани банкротства; в образовании царит хаос; многие умрут из-за несвоевременного лечения или выявления болезней; и мы впервые за многие годы увидели массовый отток иностранцев, как следует из исследований трудового рынка.

Пандемии всегда влекут большие экономические и социальные издержки из-за альтруизма, но также из-за своекорыстия. Единственный способ задержать распространение смертельной заразной болезни в отсутствие лекарства или вакцины – социальная дистанция. Неизбежно наступают страх и паника, так как люди отчаянно пытаются избежать заражения. «Добровольная» рецессия практически гарантирована.

Но если спад ВВП неизбежен, то власти могут повлиять на его масштабы. Политики могут отреагировать на пандемию тремя способами. Они могут ничего не делать и позволить болезни свирепствовать, пока не выработается коллективный иммунитет. Вполне справедливо, что ни одно правительство не выбрало такую политику из страха массовых смертей и полного социально-экономического краха.


Второй подход – ввести соразмерные ограничения, чтобы способствовать социальной дистанции, запретить определенные типы собраний, а также подбадривать и информировать общественность. Такого рода центристскую стратегию выбрали шведы: было немного принуждения, но в то же время фокусировались на сохранении нормальной жизни и не закрывали учебные заведения. Вирус воспринимали очень серьезно, но формального карантина не было. Тегнелл – один из немногих настоящих героев этого кризиса: он нашел правильный срединный путь.

Третий вариант – полномасштабный государственнический подход с введением обязательного карантина и парализацией общества. Такой грубый подход может быть оправдан в определенных условиях, например, если гарантировано скоро появится вакцина или если вирус поражает детей и имеет намного более высокую смертность, но из последней экономической статистики и данных о смертности следует, что в случае COVID-19 дело обстоит иначе.

Почти все экономисты думали, что шведская экономика сильно пострадает от такой своеобразной стратегии. Но они ошибались. ВВП Швеции в первой половине года упал лишь на 8.6%, причем всё падение приходится на второй квартал, а избыточная смертность подскочила на 24%. В значительной степени рецессия вызвана падением спроса на шведский экспорт со стороны закрытых на карантин соседей. Можно предположить, что если бы все страны последовали шведской стратегии, ВВП упал бы лишь на 3-4%. Такими можно считать базовые издержки вируса при разумной политической реакции.

Британская же экономика в первой половине года упала на 22.2%, почти в три раза больше, чем шведская, а избыточная смертность подскочила на 45%. ВВП Испании упал еще больше (22.7%); Франции (18.9%) и Италии (17.1%) – немного меньше, но во всех трех странах также больше избыточная смертность на душу населения, чем в Швеции. Шведы допустили распространение вируса в домах престарелых, так что если бы эту серьезную ошибку удалось исправить, уровень смертности мог быть еще ниже».

аватар

ZEROHEDGE.COM

Финансовый блог номер один.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.