Многополярный мир будет обеспечен золотом?

золотая панда

Ни для кого не новость, что Китай и Россия закупают золото сотнями тонн. Не новость также, что Россия в прошлом году избавилась от большей части своих резервов облигаций Казначейства США в ответ на санкции Дональда Трампа (Donald Trump) в отношении компании Русал, потрясшие глобальный рынок алюминия.

Россия возглавила волну закупок золота центральными банками, увеличив свои официальные резервы с 400.3 т в 1-м кв. 2007 г. до 2168.3 т состоянием на конец 1-го кв. 2019 г. Прирост золотых резервов составил 442%.

Китай, с другой стороны, только в последние годы присоединился к России, начав ежемесячно сообщать о покупках золота. Ранее Китай просто сбрасывал на рынок бомбу на 500-600 т и смотрел, что удастся из него вытрясти.

Сейчас мало кто из тех, кто следит за ситуацией, верит, что китайское правительство владеет лишь 1916.3 т золота. Оценки варьируются от 4000 т до 6000 т. Как и в случае России, лишь очень малая часть собственной китайской золотодобычи (404 т в 2018 г.) покидает Китай и попадает на глобальный рынок.

Преимущественно золотодобыча поглощается китайским населением посредством покупок на Шанхайской бирже золота. А Народный банк Китая использует китайские банки в качестве марионеток для покупок золота в Великобритании, Сингапуре и Швейцарии.

Золотые закупки России поглощают большую часть собственной российской добычи, а иногда и всю (297 т в 2017 г.). То же касается и Казахстана (68.4 т) и ряда других стран.

Глядя на данные тенденции, легко предположить, что назревает что-то важное, что золото стоит на пороге ремонетизации и грядет встряска мировой финансовой системы.

Многополярный мир уже близко.

Ребята из TheDuran недавно сняли увлекательное (хоть и немного забегающее вперед) видео, где обсуждается ситуация между США и Китаем.

Базовый тезис таков, что США и Китай устремлены к преимущественно дружественному разрыву, или, так сказать, распутыванию, их экономик. И благодаря этому станет возможным возникновение так называемого многополярного мира, являющегося целью российского президента Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина (Xi Jinping).

С этим я согласен. Алекс Меркурис (Alex Mercouris) приводит убедительные доводы в пользу того, что США и Китай признали свои нарастающие разногласия в глобальной экономике, но в полностью враждебных отношениях нет необходимости.

США не обязательно расширять однополярное движение до бесконечности, чтобы «выиграть» эту «войну» с Китаем. Это глобалистское мышление, крайний максимализм.

США и Китай могут стратегически отделиться друг от друга и сформировать разные пути для своего будущего. Как раз в этом суть понятия «многополярный». Если Трамп придерживается такого взгляда, то это лучше, чем упрочившаяся в Европе глобалистская перспектива Давосского форума, не терпящая неподчинения своему диктату.

Хотя это не оптимально и маловероятно, но это задает тон, способный сместить будущие результаты в верном направлении. Для этого нужно, чтобы Трамп был переизбран и добился успеха в противостоянии с болотом в лице Джеффри Эпштейна (Jeffrey Epstein), что, как я считаю, он и пытается сделать.

Тем не менее – и это важно, если вернуться к золоту, – я считаю, что построение Россией и Китаем своей части многополярного мира на базе золотого стандарта, подобного Бреттон-Вудсу, не будет работать.

Есть ряд причин, но главная в том, что и Бреттон-Вудс не работал. США не придерживались дисциплины, ожидаемой от государства – эмитента резервной валюты. Они очень быстро нарушили условия привязки по курсу $35 за унцию золота.

Сначала США распродали величайший из накопленных кем-либо запасов серебра, а потом просто стали печатать деньги при администрациях Джонсона (Johnson) и Никсона (Nixon). Было бы безумием считать, что Россия и/или Китай смогут долго соблюдать бюджетную дисциплину, позволяющую работать валютному режиму в духе Бреттон-Вудса.

Все это простейшая либертарианская критика. Если США не могут не грабить собственную копилку, то это не значит, что это удастся России после Путина. А о китайском теневом банковском пузыре лучше и вовсе не упоминать.

Более того, у США и ЕС по-прежнему есть золотые резервы. Даже если они периодически частично или полностью ссужались для подавления цены. Я не думаю, что это происходило с тех пор, как Китай открыл Шанхайскую биржу золота и Россия начала активно наращивать свои резервы.

В противном случае на цену золота оказывалось бы огромное восходящее давление, поскольку нужно было бы раздобыть тысячи тонн для расчета по этим позициям. Вместо этого США и ЕС, скорее всего, смогли постепенно свернуть все короткие позиции, что позволило добыче в течение нескольких лет течь на восток.

И здесь кроется фундаментальная проблема правительственного золотого стандарта. Он не продлится долго. Правительства предпринимают рыночные вмешательства, оплачивать которые приходится за счет либо печатания денег, либо долга. И то, и другое подрывает дисциплину золотого стандарта.

Между намерением Китая и России построить многополярную глобальную финансовую систему между Востоком и Западом и возвращением обеспеченного золотом валютного режима лежит огромная пропасть.

Давайте разберемся, кто каким золотом владеет.

С одной стороны, мы имеем США, ЕС, Банк международных расчетов (БМР), МВФ и государства Персидского залива.

С другой стороны, имеем центральные банки на орбите России и Китая, копящие сейчас золото или становящиеся независимыми игроками на мировой сцене. Их список стал больше, чем за последние 20 лет, но он все еще небольшой (1).

Исходя из данных Всемирного совета по золоту за 1-й кв. 2019 г., получаем следующие цифры. Чуть больше 7000 т золота у того, что я называю восточным блоком ОПОП – у стран, наращивающих свои золотые резервы и являющихся важными партнерами китайской инициативы «Один пояс и один путь» (ОПОП). Впечатляет, что за последние шесть с небольшим лет они добавили больше 3000 т.

Тем не менее это все еще меньше, чем 8133.5 т у США, не говоря уже о 10,000 т резервов стран ЕС, куда не входят 2814 т, принадлежащих МВФ, 504 т ЕЦБ и 102 т БМР.

Чтобы этот блок бросил вызов резервному статусу американской и европейской системам, у Китая и России должно быть хотя бы еще 6000 т, не указанных в официальных балансах, – лишь тогда подобные аргументы хотя бы начнут выглядеть реалистичными.

Воспользуемся цифрами денежной массы М1, чтобы получить приблизительное представление о том, как может выглядеть золотое обеспечение – просто чтобы изучить положение дел.

При всех разговорах о неизбежном банкротстве США, их золотые резервы при текущей цене ($1415/унция) составляют 9.6% от М1. Официальные золотые резервы Китая составляют всего 1.0% от М1. Даже если поверить в самую оптимистичную оценку реальных золотых резервов Китая, это все равно лишь 3.3% от М1.

Если учесть 16,000 т, по оценкам, находящихся в частной собственности в Китае, и предположить, что они могут быть конвертированы в валюту, то все равно золотом будет обеспечено лишь 12.2% М1 Китая.

Россия ближе всех к обеспеченной золотом валюте. Рубль по этому показателю (М1) на 84.0% обеспечен официальными российскими золотыми резервами.

Такая невероятная цифра говорит нам, что россияне очень благоразумно экономили в течение примерно последних 15 лет. Они накопили то, что австрийские экономисты называют «пулом реальных сбережений», для использования в инвестициях высшего порядка.


Россия теперь готова применить существенную часть своего торгового профицита и даже часть своего пула реальных сбережений, чтобы построить новую и так необходимую стране инфраструктуру. Путин во время своей ежегодной 4-часовой прямой линии упомянул, что он готов начать тратить часть российских доходов с нефти, отойдя от неолиберала и монетариста Алексея Кудрина в сторону националиста/кейнсианца Сергея Глазьева.

Учитывая состояние российских финансов и $10+ млрд ежемесячного торгового профицита, в этом действительно нет ничего сложного. Это аванс за многополярный мир.

И это указывает на специфический сдвиг в отношении, способный помочь Китаю в построении ОПОП, но это никак не позволит вернуться к какому-либо золотому стандарту, пока Китай не приведет в порядок свои финансовые дела.

Бреттон-Вудс убило то же, что убило британский фунт после Первой мировой войны: отказ от правильной оценки золота в виде печатания правительствами денег. Британия могла сохранить золотой стандарт и большую часть своей империи, если бы в 1918 г. произвела переоценку фунта с учетом денежной массы.

Но она этого не сделала, что разрушило британскую послевоенную экономику. То же происходит и сейчас. И США придется либо позволить мировым активам обвалиться на 50-90%, либо позволить цене золота вырасти, чтобы отобразить сумму денег в обращении.

Изложенные выше цифры должны давать представление о том, насколько должно вырасти золото, чтобы мировые балансы уравновесились. И ни одна власть, кроме российской, не готова к такому событию.

До тех пор, пока это не произойдет, нет никакой мотивации, чтобы золото обращалось как деньги или чтобы соблюдалась дисциплина золотого стандарта.

Китай, Россия и другие страны блока ОПОП наращивают золотые резервы, чтобы создать доверие мира на тот случай, когда он перестанет доверять западной системе. Данные страны, наращивающие сегодня свои неприкосновенные запасы, создавая существенное золотое «обеспечение», только без конвертируемости, будут теми местами, куда потечет капитал, чтобы избежать бури.

И именно тогда возникнет многополярный мир.

(1) Блок ОПОП (как я его здесь определяю) включает следующие страны: Россия, Китай, Индия, Иран, Ирак, Турция, Катар, Белоруссия, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Казахстан, Таиланд, Малайзия, Сербия и Бразилия.

аватар

Луонго, Том

Luongo, Tom

Автор блога Gold, Goats n Guns.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.