На грани краха уверенности

Люди думают, что быть супергением здорово, но они не представляют, как трудно уживаться со всеми идиотами в этом мире.

― Билл Ватерсон (Bill Watterson), Кельвин и Хоббс

Вот фундаментальная идея теории игр, концепция, которую необходимо понять, чтобы быть успешным игроком. Готовы?

Вы не супергении, а мы не идиоты. Люди, с которыми вы играете, настолько же умны, как вы. Не умнее вас. Просто настолько же умные. Если вы считаете, что глубже, чем мы, понимаете циклы стратегического взаимодействия (игру), вы ошибаетесь. И в конечном счёте это вам дорого обойдётся. Но если есть точка взаимно приемлемого решения - с которой мы оба можем согласиться, в знании, что вы знаете, что мы знаем, что вы знаете, что происходит - это равновесное состояние. И это решение, или результат, или политика, которым уготована долгая жизнь.

Это электронное послание от «злого Бена» - честное предупреждение, вызванное «информационной тактикой» правительства США по поводу вируса Эбола. Это зеркальное отражение «информационной тактики» правительства США в отношении рынков и денежной политики, зеркально отражающей «информационную тактику» правительства США по ИГИЛ и внешней политике. Нам рассказали, что надо думать о вирусе Эбола, КС и ИГИЛ. Не в каком-то тяжеловесном стиле Северной Кореи или советского министерства, но более мягким и ласковым современным языком. Мудрый учёный даёт разъяснения, используя слова, тщательно подобранные для формирования социальных ожиданий и поведения.

Это не лживые слова. Но не лживые только потому, что если ложь будет раскрыта, это будет контрпродуктивно для целей социальной политики, а не из-за принципиального неприятия лжи. Слова выбираются по их правдоподобности, как говорил Стивен Колберт (Stephen Colbert), а не по их правдивости. Слова выбираются так, чтобы влиять на нас как на манипулируемых объектов, а не для того, чтобы информировать нас как самостоятельных субъектов.

Это всегда делается с самыми лучшими намерениями. Это делается для предотвращения паники или поддержания социальной стабильности. Для хороших и благородных целей. Но это неустойчивое равновесие. Не продолжительный мир, законодательный и нормативный. Такая политика всегда оканчивается крахом в стиле «нового платья короля», потому что «мы, народ» или «мы, рынок» не участвовали в принятии выгодного для нас и осознанного решения. Поэтому власти предержащие, будь то Фед, или Центр контроля заболеваний, или Белый дом, вступили на путь быстрой и лёгкой продажи нам стратегии, точно так же, как если бы они продавали нам кусок мыла.

Вот что делают очень умные люди, когда они, как сказали бы англичане, сильно умничают. Вот почему очень умные люди часто бывают плохими игроками. Вот почему так мало академиков среди профессиональных игроков в покер. Вот почему в Овальном кабинете так мало профессоров права. И тут не играет роли противопоставление демократов и республиканцев, США и Европы. Речь о массах и технологии. Речь о классах. Это определяющая характеристика золотого века центрального банкира.

Есть ли у меня беспокойство по поводу вспышки Эбола в США? В конечном счёте - нет, никаких. Но не называйте меня идиотом, если у меня есть вопросы по поводу адекватности социальной политики, проводимой для предотвращения этой вспышки. И конечно, именно это я услышал от директоров Центра контроля заболеваний, д-ра Гупта (Gupta) и в Белом доме, и от всей остальной супергениальной, высокомерной, невозмутимой компании.

Я спокоен. Я понимаю, что у больного должны быть симптомы, чтобы быть заразным. Но я понимаю также, что симптомы одного человека - это «я чувствую себя прекрасно» у другого, и опросы зарегистрированных иммигрантов и карантинный режим не сделают из меня несведущего изоляциониста.

Я спокоен. Я понимаю, что вирус не переносится по воздуху, но передаётся через «телесные выделения». Но я понимаю правило №1 для журналистов в Западной Африке: ни к кому не прикасаться, и сомнение в разумности сидящих рядом с больным иностранцем на рейсе, скажем, из Брюсселя, не делает меня одержимым вроде Говарда Хьюза (Howard Hughes).

Я спокоен. Я понимаю, что здравоохранение и неотложная медицинская помощь в США на несколько световых лет впереди по сравнению с обслуживанием, доступным в Либерии и Нигерии. Я понимаю, что Пресвитерианская больница в Далласе не только одно из лучших медицинских учреждений в Техасе, но и одна из лучших больниц в мире. Но я также понимаю, что все мы созданы по стандартной технологии, и то, что является обычным в эпицентре болезни, будет сложно постичь в центре скорой помощи в Бирмингеме, штат Алабама, где 30 лет работал мой отец.

Ошибка наших современных лидеров - в каждой государственной сфере - в том, что они считают, что действуют на более глубоком, умном, дальновидном уровне, чем мы. Я приводил длинный пример уровней принятия решений в заметке «Игра чувств», так что не буду повторять всё это здесь. Основная идея в том, что, декларируя достижение консенсуса на основе пресловутого авторитета науки, наши лидеры верят, что тасуют колоду для каждого из нас, чтобы мы считали, что это общепринятое мнение и есть наше личное решение первого уровня. Это может быть вполне эффективным в рекламе зубной пасты, где невозможно доказать ошибочность заявленных свойств продукта, и гораздо в меньше, если вы рекламируете социальную политику - когда одна заболевшая медсестра сводит на нет все лингвистические усилия, явно постановочные и рассчитанные на эффект... Тот факт, что мы участвуем в игре - действуя так, как если бы мы верили в объявленное общепринятое мнение - не означает, что мы приняли линию партии в глубине души. Это НЕ означает, что мы близорукие игроки и неукоснительно следуем по тому или иному пути руководствуясь умными словами Миссионеров. Но так это воспринимается, и с ужасными последствиями.  

Я спокоен. Но также я зол. Так не должно быть... этот стиль политического руководства через насильственное достижение консенсуса, когда мы всегда находимся лишь в одном шаге - больной медсестре или больной экономике - от краха уверенности в рынке или государстве. Я зол потому, что нас постоянно неверно оценивают и недооценивают, считая нас детьми, которых надо «учить», а не гражданами, которым надо доверять. Меня злит то, что наши самые важные политические организации пожертвовали своё самое важное достояние - не авторитет, но свою подлинность - на алтарь политической целесообразности, из-за ложного представления о руководстве.

И вот где мы оказались. На обрыве, на грани краха уверенности. Поднимается холодный ветер перемен... чувствуете его?

аватар

Хант, Бен

Hunt, Ben

Директор по управлению рисками инвестиционной компании Salient Partners, штат Техас.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 7

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Игорь 21.10.2014 в 08:05
Ветер бросает в лицо покинувший сакуру цвет...Сжалось очко...Цунами удар неизбежен.
Петр 21.10.2014 в 08:15
Согласен.
Оскар 777 21.10.2014 в 10:28
Запоздалая исповедь масона. Похоже общественное мнение начинают готовить уже не "к холодному ветру перемен", а горячему дуновению глобальных катаклизмов и гражданского противостояния в начале 2015 года или даже раньше,возможно.
хрясЪ 22.10.2014 в 12:17
Верхи не могут, низы не хотят. Текущее положение это кризис существующего миропорядка. Это кризис не только экономики,но и этики сосуществования людей на планете Земля. Хотим мы или нет, но мы должны придти к коммунизму, в основе которого будет научно технический прогресс и духовность человека.
Олег 22.10.2014 в 03:36
То что через социализм к коммунизму это неизбежно и факт... Хоть и очень не в тренде подобное озвучивать сегодня
Artem 22.10.2014 в 06:51
Какой к лешему коммунизм? Опять?
Бурмалин 22.10.2014 в 12:47
Коммунизм может быть в раю, и только для тех, кого туда пропустит страж у ворот - для святых, которым на грешной земле нет места. Потому что "от каждого по труду, каждому по потребностям" - идеализм и сказка для романтиков, слабых и убогих. При строительстве рая на земле всегда получается ад! Примеров тому много, обратного примера нет ни одного.