Нефть, исчерпание природных ресурсов и золото

ПОВТОР!!!

«Результатом  этого  явилась  скорее  их  беззаботность, чем безопасность»

Цитата из классического произведения Сэра Томаса Мора (Thomas More), «Утопия», где описывается чрезмерная уверенность в своих способностях к навигации людей, впервые в жизни получивших компас.

Владейте физическим золотом сейчас – пока у вас есть такая возможность!

Британец Стенли Джевонс (Stanley Jevons) в своей книге 1866 года, «Угольный вопрос» (The Coal Question) писал о физических ограничениях добычи угля и предсказывал, с известной точностью, неизбежные последствия пика, сокращения и истощения угольных запасов Британии.

Мировые объемы добычи нефти и цена на золото

Нажмите на картинку для увеличения.

Мировые объемы добычи нефти (синим) и цена на золото (красным)

В то время политического экономиста Джевонса подвергли насмешкам, и он обратил свое внимание – по крайней мере, в опубликованных работах – на построение более абстрактных экономических теорий.

Немногое изменилось со времен Джевонса. Экономисты, по крайней мере, неоклассический мейнстрим, по-прежнему не любят факты из жизни в материальном мире.

Наши штурманы – экономисты

Алхимия цены предположительно превращает проблемы реального мира – к примеру, исчерпание запасов легко обнаруживаемых и добываемых ресурсов, таких как нефть, или утилизация отходов и ухудшение состояния окружающей среды (вспомните о Фукусиме) – в возможность. Считается, что, имея достаточное количество денег, кто-нибудь найдет или изобретет альтернативу.

У популярных экономистов не так много времени, чтобы тратить его на инженеров по системам, экологов или биологов, которые также анализируют эти сложные вопросы.

На протяжении последних ста лет экономисты стали компасом, в соответствии с которым мы движемся по отмелям социально-политической жизни, и экономисты же являются и штурманами.

Судя по результатам последних тринадцати лет, в течение которых мы наблюдали крах мировой банковской системы и финансовых рынков, а также пережили многочисленные эпические промышленные катастрофы, самыми последними и ужасными из которых стали взрыв на скважине BP Макондо и тройной взрыв ядерного реактора в Фукусиме, можно прийти к мнению, что этим штурманам стоит поискать себе другое занятие, но они его не ищут и, скорее всего, не станут искать.

Лучший экономический прогноз даже не был прогнозом, и экономисты не имеют к нему никакого отношения

Суть в том, что один из наиболее успешных экономических «прогнозов» в истории был основан на работах Джея Форрестера (Jay Forrester), и в действительности вообще не задумывался как прогноз.

Форрестер был профессором в Массачусетском технологическом институте и занимался  моделированием взаимодействия электрических и промышленных систем. Его работа подвела его к моделированию более сложных социально-экономических систем, что, в конечном счете, привело в 1971 году к изданию книги «Мировая динамика».

Его студент Деннис Медоуз (Dennis Meadows) и трое других при поддержке Римского клуба совместно разработали то, что они назвали Моделью Мира. Это была компьютерная симуляция эволюции мировой системы: изменения в промышленном производстве, сельскохозяйственном производстве, потреблении ресурсов, загрязнении окружающей среды, населения с учетом наборов параметров и допущений. Результатом их совместного труда стала маленькая книжка под названием «Пределы роста», опубликованная в 1972 году.

Эта книга преимущественно является просто симуляцией нескольких сценариев: базовый вариант, где все идет своим чередом бесконечно, и ряд других сценариев с целью тестирования гипотетических выборов политических мер, технологических изменений, доступности ресурсов и так далее. Короче говоря, это было упражнение по созданию сценариев, проверке гипотез и оценке рисков. (1) 

Сценарий обычного развития: базовый вариант катастрофы

В базовом варианте сценария обычного развития Модели Мира промышленное производство увеличивается до начала XXI века, когда оно сворачивается, и начинается длительный и непоправимый спад. Это очень интересно по ряду причин, самой важной из которых является то, что промышленное производство – это хороший механизм потребления энергии от первичных источников.

Мировая добыча традиционной нефти достигла пика в 2005 году. С тех пор мировое потребление энергии от первичных источников поддерживалось (и даже несколько увеличилось) за счет разработки месторождений нефтеносных песков, добычи нефти на очень глубоководных платформах, добычи сырой нефти и газа из битуминозных сланцев, и, в особенности, увеличения добычи угля.

Это существенно, потому что это означает, что все больше капитала выделяется на процесс поиска, добычи и очистки первичных источников энергии, качество которых постоянно снижается. Это, в свою очередь, означает, что где бы ни находилась мировая промышленная база, предел ее роста существует. Экономическая проблема заключается в том, что инвестирование не может угнаться за сокращением запасов базового актива.

Теперь понятно, почему ведущие экономисты, придя в себя после шока от слов «пределы» и «рост» в одном заголовке, поспешили подорвать авторитет книги и ее авторов. Первая критическая статья называлась «Модели катастрофы», что в общих чертах дает представление об авторском тезисе. Когда время прошло, критика книги скатилась, по большому счету, к простому утверждению, что «это было ошибочно».

Как могла быть «ошибочной» попытка разработки сценариев с помощью симуляций?

Что русскому хорошо, то немцу - смерть

Тем не менее, некоторые экономисты не смогли просто забыть об этом. Уже в 2008 году Пол Кругман (Paul Krugman), колумнист New York Times, лауреат Нобелевской премии по экономике и выпускник экономического факультета Массачусетского технологического института, во время выхода книги  раскритиковал сам доклад, и особенно Джея Форрестера, заявив: «… исследование было классическим вариантом «что посеешь, то и пожнешь»: Форрестер ничего не знал об эмпирическом доказательстве экономического роста или истории предыдущих попыток моделирования, и это очевидно». (2)

Очевидно, такая простая и ясная методология, как создание симуляции, а затем запуск альтернативных сценариев, чтобы способствовать процессу принятия решений, слишком прямолинейна для умнейших экономистов. В этом и состоит обвинительное заключение экономистов: они так и не приняли решения действовать, предпочитая вместо этого игнорировать проблему, выполняя расчеты на модели с допущением, что рынки и цены решат ее за них. Что вы теперь скажете по поводу «что посеешь, то и пожнешь»? (3)

Как следствие, мир направляет больше трудового, физического и финансового капитала на поддержку добычи энергии из первичных источников для поддержания видимости ранее существовавшего положения, то есть, иначе говоря, базовый вариант Модели Мира оказался очень близок к тому, что произошло в действительности. Это создало неприятную экономическую среду для экономистов, политиков, инвесторов и специалистов по стратегическому планированию на предприятиях, все из которых, несомненно, предпочли бы, чтобы все оставалось как есть.  

К несчастью, как мы наблюдаем по всему миру, реальность, со своей стороны, не идет им навстречу.

По сути, аналитическая проблема, в общем и целом, вообще никого не смущает; трудности начинаются только в результате глубоко укоренившейся привычке устанавливать буквально на все цену, выраженную в валюте.

Мы стали цивилизацией людей, которые, подобно цинику Оскара Уайльда (Oscar Wilde) знают цену всему, но ничего не ценят.

Нефть в унциях золота за баррель

Нажмите на картинку для увеличения.

Нефть в унциях золота за баррель

Реальный фундамент экономики: энергия

Простое наблюдение демонстрирует, что все в жизни происходит благодаря потокам энергии. Наша промышленная цивилизация основана на производстве и использовании ископаемой солнечной энергии, добытой из земли. Она необходима и для выполнения задач по поиску, добыче и переработке угля, нефти и газа, в которых содержится эта ископаемая солнечная энергия. Вполне естественно, что чем труднее становится это делать, тем больше и больше энергии будет потребляться в процессе.

Глубоководная разведка и бурение обходятся в миллиард долларов за буровую установку, и большая часть пробуренных скважин оказываются пустыми. Это сильно отличается от того, как в Пенсильвании в XIX веке вставляли трубу в землю, а из нее бил нефтяной фонтан.

Энергия (а вместе с ней и экономика) становится все дороже, и этот процесс все ускоряется. Вот почему такое большое значение имеет пик добычи традиционной нефти, произошедший в 2005 году.

Мир потребляет все больше энергии более высокого качества – то есть нефти, газа и угля, добытых ранее из легкодоступных источников – чтобы добыть энергию более низкого качества из менее доступных и более истощенных источников. И именно поэтому, по сути, политика неограниченной монетизации долга, выбранная европейским, американским и японским правительствами, не сможет оживить их реальные экономики и, в конечном счете, вряд ли оживит банки, которые должна спасти эта политика.

Объем мировой добычи золота

Нажмите на картинку для увеличения.

Объем мировой добычи золота (правая шкала) и темпы ее изменения (синим)

Золотой ренессанс?

Неудивительно, что золото вновь возрождается как денежный инструмент и средство сбережений.

За последние сорок два года золото резко реагировало на любое значительное изменение на рынке нефти. Нефтяные шоки 1970-х привели к громадным скачкам цены на нефть, которые не ограничивались до тех пор, пока не возникло значительное новое предложение в виде открытия месторождений в Аляске, прибрежных шельфах Мексиканского залива и Северного моря.

Золото дешевело примерно двадцать лет, до достижения пика добычи на этих трех территориях. Золото достигло дна в 2001 году, а затем подорожало примерно на 65% к 2005 году, когда был достигнут максимум мировой добычи традиционной нефти.

С момента достижения пика добычи нефти в середине 2005 года золото существенно подорожало, его цена выросла более чем на 360% за семь лет (см. график выше).

Учитывая все это, разработка нефти и газа из битуминозных сланцев и нефтеносных песков в Канаде, Венесуэле и прочих местах вызывает широкий интерес.

Если бы эти ресурсы были пригодны к эксплуатации наравне, скажем, с ресурсами Саудовской Аравии, какими они были пятьдесят лет назад, это было бы явным сигналом того, что бычий рынок золота приближался к концу.

Это маловероятно, по той простой причине, что ни один из этих источников топлива не сопоставим по качеству с традиционной легкой сырой нефтью, а влияние их на рынок переоценено.

Объем возобновляемых сланцевых нефти и газа, после десяти лет опыта, вероятно, намного меньше, чем ожидалось, и их запас сокращается быстрыми темпами. Стандартная скважина выдает 75-80% своей предельной добычи всего за два года. В отличие от традиционных нефтяных и газовых скважин, которые бурятся и разрабатываются годами, это означает, что бурение придется ускорить в геометрической прогрессии только для поддержания текущего объема добычи, не говоря уже об ее увеличении. Это процесс, требующий больших капитальных и энергетических вложений, сравнимый с добычей и переработкой битуминозной нефти в топливо.

В действительности оказывается, что первоначальный бум индустрии добычи сланцевых нефти и газа, исчерпал себя. Чтобы добыча сланцевой нефти была финансово оправданной для производителей, нужно, чтобы цена на нефть марки WTI (западно-техасская средняя) составляла около $80 за баррель; сланцевый газ требует цены около $8 за тысячу кубических футов.

Усиление мировой интеграции нефтяной промышленности сохранило цены на достаточно высоком уровне, но обострение мировой рецессии изменит эту ситуацию.

Изоляция североамериканского газового рынка означала, что цена на нем обрушилась с притоком сланцевого газа, и это может вывести из бизнеса многие компании, которые влились в него.

Пик добычи нефти и пиковая энергия означают, что золото – это привлекательный вариант диверсификации для частных лиц, корпораций и центральных банков – и его привлекательности будет только расти.

Это также означает, что резкое падение цены, которое золото испытало в 1980 году, менее вероятно. Цены могут быть нестабильными, и будут резкие коррекции, но в ближайшие годы золото, скорее всего, ожидают высокие цены, нежели их обвал.

Цена на нефть и цена на золото

Нажмите на картинку для увеличения.

Цена на нефть и цена на золото

Но есть еще одна причина, по которой золото остается привлекательным, - оно ведь тоже является исчерпаемым и уникальным ресурсом. Некогда доминирующая роль Южной Африки существенно снизилась с момента достижения пика добычи металла в 1970-х и с тех пор резко падает. Другие производители, такие как Китай, постарались ликвидировать пробел между спросом и предложением – но достоверность некоторых данных, поступающих из Китая, вызывает сомнение. Несмотря на увеличение добычи в Китае, мировая добыча реагирует медленно, в то время как цена золота выросла.

Это настолько же физическая проблема, как и финансовая. Рост цен на энергию из первичных энергоресурсов влечет за собой более высокие расходы на нее для добывающих компаний.

Они вынуждены добывать и отделять все более труднодоступные и бедные фракции руды. Это поднимает серьезный вопрос о прогнозе их долгосрочной прибыльности. Все чаще золото принимает характер побочного продукта при добыче других минералов из все более бедных фракций золотоносной руды.

Однако, похоже, ни одна из этих проблем не волнует наших штурманов, упрямо направляющих нас все дальше от безопасности к беззаботности по курсу через океан долга, следуя за большим белым китом статус кво. Мы живем в по-настоящему интересные времена, а исторически они всегда были лучшими временами, чтобы обзавестись реальным, осязаемым, физическим золотом.

Конечно, где-то в таком месте, где штурманы не смогут до него добраться.

Автор является долгосрочным инвестором и владельцем физического золота.

1. История их работ, реакции на нее и ее последствия описаны Уго Барди (Ugo Bardi) в его книге The Limits to Growth Revisited, Springer, 2011.

2. См. статью Кругмана. Интересно, что он признает - ход работ по поиску альтернатив традиционной нефти систематически не оправдывает ожиданий.

3. Когда Форрестер приступил к своей деятельности по моделированию в середине 60-х, ему пришлось изобрести собственный компьютер, чтобы выполнить работу. Барди, в цитируемой работе, стр. 86.

Сандерс, Крис

Sanders, Chris

Управляющий директор консалтинговой компании Sanders Research Associates Limited.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 3

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Геннадий 02.01.2016 в 07:11
Мне кажется проводить полную аналогию между углем, углеводородами и металлами проводить нельзя. Роль ископаемых источников энергии снижается и будет снижаться в генерации тепла и электроэнергии. Британцы закрыли последнюю угольную шахту в 2015г., а суммарная мощность ВЭС превысила суммарную мощность АЭС. Но ВЭС нельзя маневрировать, как например ТЭЦ. Возникает проблема аккумуляции энергии. Один из способов - получение водорода путем гидролиза воды. Toyota Mirai с водородными топливными ячейками уже коммерческий продукт, есть Hyundai, немецкая тройка тоже работает в данном направлении. Полагаю, что в катализаторах обязательно должна присутствовать платина ил палладий. Если подобных автомобилей будет существенно больше, должна возрасти потребность в данных металлах. Может кто интересовался тем какой металл и каком колличестве используется в топливных ячейках T Mirai? Может есть мысли по данному поводу. Кстати, платиноиды всегда идут как включение в другие руды, в отличие от золота. Например, медно-никелевые и содержание их в разрабатываемых ныне месторождениях действительно падает. В частности в НН. Может сделать ставку на платиноиды с горизонтом лет пять? Платина дешевле 1000$
GP 03.01.2016 в 09:31
Очень интересно мнения про платину,мало дискутируется.
Геннадий 04.01.2016 в 07:01
Вот кстати показатели добычи платины и палладия Норникелем http://www.nornik.ru/investoram/osnovnyie-pokazateli видно, что с 2007 объем упал и не возвращается к прежнему уровню.