Невозвратные инвестиции: Илья Усов о том, кто оплачивает потерянный инвестиционный доход

пенсии

Автор: Илья Усов

Следственный комитет России оценил число российских граждан, чьи пенсионные накопления были переведены без их ведома из Пенсионного фонда РФ (ПФР) в частные НПФ в 2017–2018 годах, в полмиллиона человек (см. “Ъ” от 13 сентября). Многие из этих граждан потеряли и инвестиционный доход кто за два, а кто за три года. А это немалые средства, которые могли составлять до трети общих накоплений.

Безусловно, многие мирятся с такой потерей, не до конца осознавая значимость этих самых накоплений либо до поры до времени не зная о таком мошенничестве. Однако если вдруг бдительный гражданин узнал, что стал жертвой, то через суд он может вернуться в ПФР, доказав, что в отношении него был совершен подлог. А вот вернуть потерянные деньги может и не получится. Против возвращения гражданину инвестдохода будет возражать сам ПФР, на сторону которого может встать и судья.

Вот свежий пример из судебной практики. 4 декабря клиент одного из крупных пенсионных фондов, лидеров переходной кампании 2017 года, выиграл суд первой инстанции по такому мошенническому переводу. Но радоваться торжеству справедливости, как оказалось, рано. Дело в том, что инвестдоход, который потерял этот клиент фонда, был зачислен (согласно требованиям законодательства) в резерв по обязательному страхованию (РОПС) ПФР.


В частных пенсионных фондах, ссылаясь на Гражданский кодекс, утверждают, что в случае признания подобной сделки ничтожной автоматически они восстанавливают из РОПС потерянный гражданином доход. Однако, как следует из документов суда, с которыми ознакомился “Ъ”, ПФР не следует такой логике. ПФР в обращении к суду попросил отказать возвращению потерянных жертвой мошенников денег. «В случае получения из НПФ извещения о признании судом договора об ОПС» профильными законами «не установлены нормы, предусматривающие возврат из РОПС ПФР удержанного результата инвестирования средств пенсионных накоплений», мотивировали в фонде. При этом суд встал на сторону Пенсионного фонда России.

Таким образом, в случае неправомерного перевода гражданин может вернуться в ПФР через суд (что, кстати, рекомендуют и сам ПФР, и его основная управляющая компания ВЭБ), но потратит несколько месяцев на разбирательства и не получит полностью все средства назад. Понятно поэтому, почему такой путь выбирают единицы самых принципиальных граждан.

Гораздо проще и доходнее остаться в частном фонде, пусть даже и перевели гражданина в него без его ведома. Тем более если к НПФ предъявить претензии, то фонды зачастую покажут чудеса клиентоориентированности — в досудебном порядке могут возместить гражданину наличными и потерянный инвестдоход, и даже моральную компенсацию.

аватар

ГАЗЕТА КОММЕРСАНТ

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.