Обмен фьючерсов COMEX на физический металл

рынок бумажного золота

Мало кто понимает непрозрачный процесс COMEX-->LBMA, известный как «обмен фьючерсов на физические активы» (Exchange Futures For Physical (EFP)), – или хотя бы знает о нем. Даже сам термин вводит в заблуждение, так как здесь явно нет ничего «физического».

В первую очередь вам следует понять, что это НЕ новое явление. EFP использовался в деривативной схеме ценообразования многие годы. Одна из лучших статей с объяснением этого процесса была написана еще в 2009 г. Прочитать ее можно здесь: http://www.24hgold.com/english/contributor.aspx?ar...

Ниже – ключевой отрывок:

рынок бумажного золота

Тем не менее преимущества транзакций EFP могут быть таковыми, что исторически многие сделки не были честными, то есть у транзакций не было никакой физической подоплеки. Нет сомнений, что определенный процент транзакций EFP на всех рынках, включая золотой рынок COMEX, – это просто фальшивки, использующие внебиржевые переводы позиций между сторонами, невозможные без EFP.

На прошлой неделе голландский фондовый менеджер Гейсберт Груневеген (Gijsbert Groenewegen) добавил дополнительную предысторию и обновления по текущей ситуации. Его работу можно прочитать здесь: https://www.tfmetalsreport.com/blog/8942/guest-pos...

Хотя Гейсберт сосредоточил внимание на текущем использовании EFP на серебряном рынке COMEX, мы считаем необходимым указать на текущий всплеск использования EFP и на золотом рынке COMEX.

Опять же, использование EFP на золотом рынке COMEX – не новость. В среднем COMEX посредством этого процесса ежегодно переводит обязательства на более чем 5,000 т «золота». Необычен лишь рост объема EFP начиная с 2017 г.

По настоянию Эрика Спротта (EricSprott), мы 24 ноября 2017 г. начали фиксировать ежедневный объем золотых EFP COMEX. С той даты сайт CME сообщил об 1,058,907 золотых контрактах COMEX в рамках процесса EFP. При 100 унциях на контракт это равно расчетам по целым 3,294 МЕТРИЧЕСКИМ ТОННАМ «золота». Таким образом, прогнозируемый годовой объем с 24 ноября прошлого года составляет примерно 7,500 т, физически «обменянных» посредством этого процесса.

Хотя часть этого «обмена» может происходить через операции COMEX, это, судя по всему, лишь малая доля расчетов. Большинство этих «расчетов», скорее всего, проходит через Лондон. Но вот в чем дело: в хранилищах Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (LBMA) находится лишь часть золота, необходимого для совершения этих сделок.

Используя данные, предоставленные самой LBMA, Ронан Мэнли (Ronan Manly) из BullionStar в прошлом году написал замечательный анализ. Полный отчет можно прочитать по следующей ссылке, но важнейшая часть для нашей дискуссии показана ниже: https://www.bullionstar.com/blogs/ronan-manly/lbma...

рынок бумажного золота

На 31 марта 2017 г. LBMA сообщает о 7449 т золота, находящегося в 8 группах хранилищ. На ту же дату Банк Англии сообщает о 5081 т золота в его хранилищах. Таким образом, на 31 марта 2017 г. 2368 т золота находилось «не в хранилищах Банка Англии» (или, по крайней мере, 2368 т золота не учтено в данных Банка Англии).

Примерно 1510 т золота, находящегося в Лондоне, но не в хранилищах Банка Англии, принадлежит индексным фондам с золотым обеспечением и в основном находится на попечении HSBC и JP Morgan. В числе этих индексных фондов SPDR Gold Trust и различные фонды ETF Securities, Source, iShares, DeutscheBank и т. д. Данная цифра 1510 т взята из оценки, рассчитанной на конец апреля 2017 г. на основе данных сайта GoldChartsRUs. Подробнее об этих расчетах по индексным фондам см. в статье BullionStar «Лето 2017: LBMA подтверждает грядущую публикацию статистики о золотых хранилищах» (Summerof 17: LBMAConfirmsUpcomingPublicationofLondonGoldVaultHoldings) от 9 мая 2017 г.

Если вычесть эти 1510 т золота индексных фондов из золота, находящегося не в хранилищах Банка Англии, получается, что на 31 марта 2017 г. в хранилищах LBMA, но не в хранилищах Банка Англии, было лишь 858 т золота, не принадлежащего золотым индексным фондам.

Проще говоря, если исключить возможную «поставку» золота, принадлежащего Банку Англии и различным индексным фондам, абсолютный максимум не обремененного обязательствами золота в хранилищах LBMA составляет всего 858 т.

И, опять же, всего лишь с 24 ноября прошлого года COMEX/LBMA обработали посредством непрозрачного процесса EFP 3,294 т.

Заметили ли вы здесь какие-нибудь проблемы?


Гейсберт Груневеген утверждает, что, по крайней мере в случае серебра, процесс EFP сейчас используется как механизм ценообразования, где две стороны могут договориться о переводе контрактов и физических обязательств. Возможно, он прав. Однако как минимум растущее злоупотребление этим процессом подчеркивает фальшивость и мошенничество цифровой деривативной схемы ценообразования. В частности, каким образом обмен деривативными контрактами, где явно не задействован физический металл, может справедливо определять истинную цену и стоимость базового физического актива?

Кроме того, что говорит растущий объем EFP о состоянии физического рынка и о доступности физического золота в размерах, соответствующих спросу? Если  COMEX и LBMA просто увеличивают сумму кредитного плеча в системе (обратите внимание на недавние исторические максимумы открытых серебряных позиций COMEX: https://www.sprottmoney.com/Blog/discussing-COMEX-silver-craig-hemke-06-042018.html), следует задаться вопросом о том, насколько натянутой и перегруженной стала схема ценообразования.

В конечном итоге лучшей стратегией остается постепенное накопление физического золота и серебра. Когда текущая цифровая деривативная система ценообразования наконец рухнет, настоящий физический металл будет сложно найти, так как держатели цифровых/нераспределенных позиций будут сгребать любые оставшиеся крохи.

Мудро используйте время и готовьтесь надлежащим образом.

аватар

Хемке, Крейг

Hemke, Craig

Издатель и редактор TF Metals Report.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.