Одна ночь в сумасшедшем доме

Во время путешествий я стараюсь избегать гостиничных сетей. Они стерильны и скучны. То же самое, как правило, касается и постояльцев. Обычно достаточно потратить несколько минут, чтобы найти местный бутик-отель за такую же цену, а то и дешевле, чем в национальных сетях.

«Бутик» не всегда означает элитный. Мне не нужны спа-процедуры. Я ищу отреставрированные здания, имеющие какую-то историю.

Для США конец XIX – начало XX вв. – это период несравненного благосостояния. Некоторые здания, построенные в эту эпоху, обладают уникальной конструкцией. Алюминиевые каркасы стен и китайский гипсокартон, используемые при строительстве большинства современных зданий, не идут с ними ни в какое сравнение.

Я нашел одну такую историческую жемчужину во время короткой поездки в город Баффало, штат Нью-Йорк, в прошлом месяце. Я объясню позже, зачем я ездил в Баффало… но сначала об отеле.

Как можно видеть на фотографии ниже, сегодня такой отель построить невозможно. Секция позади меня площадью 180,000 квадратных футов и высотой 180 футов – это меньше половины оригинального комплекса.

Отель открылся лишь два года назад, после реставрации, обошедшейся больше чем в $100 млн. До этого здание 40 лет пустовало. А прежде на протяжении 90 лет здесь располагался сумасшедший дом.

исторические здания в США

И. Б. перед Hotel Henry в Баффало, штат Нью-Йорк

В 1870 г. штат Нью-Йорк распорядился построить в Баффало психиатрическую лечебницу. На строительство ушло 8 лет.

Архитектором был Генри Ричардсон (Henry Richardson). Ричардсон также построил Церковь Троицы в Бостоне, Капитолий штата Нью-Йорк и старое здание оптового магазина MarshallField в деловом центре Чикаго. Ричардсон – первоклассный архитектор.

Он объединил усилия с одним ведущим психиатром и Фредериком Олмстедом (Frederick Olmsted), спроектировавшим Центральный парк в Нью-Йорке. Вместе они создали комплекс зданий, охватывавший почти 500,000 квадратных футов. Комплекс был таким большим, что для реализации планов Ричардсона потребовалось построить миниатюрную железную дорогу, соединяющую все подвалы. Так персонал доставлял из одного здания в другое еду, белье для стирки и различные запасы.

Точно неизвестно, сколько миллионов фунтов мединского песчаника понадобилось, чтобы построить все сооружения. Данный уникальный долговечный песчаник добывают недалеко отсюда, в городе Медина, штат Нью-Йорк.

Ресурсы, отведенные на строительство лечебницы для душевнобольных, – от черепичной кровли до вычурных лестниц и гигантских медных шпилей – поражают. Сегодня душевнобольные живут в городских парках или скитаются с места на место.

Ричардсон с коллегами спроектировали палаты с учетом определенных деталей. Потолки в них высотой 20 футов. Как можно видеть на фотографии экстерьера выше, через большие окна в помещения поступало естественное освещение. Из них пациентам также хорошо была видна территория комплекса площадью 200 акров.

Ширина коридоров составляла 18 футов, чтобы пациенты могли чувствовать себя уютно.

исторические здания в США

Коридоры длиной 200 футов

Сегодня в отеле 88 номеров. На верхних этажах здания также есть несколько больших банкетных залов. Цены вполне вменяемые – порядка $155 за ночь.

Персонал отеля украсил его стены красивыми картинами. Кстати, это одна из причин моей поездки в Баффало.

исторические здания в США

Стены бывшей лечебницы, а ныне – Hotel Henry, украшены красивыми картинами

Зачем я ездил в Баффало, штат Нью-Йорк

Я ездил в Баффало, чтобы встретиться с Джеффом Гандлаком (Jeff Gundlach). Он миллиардер и основатель DoubleLine Capital, видного фонда фиксированного дохода.

Гандлак вырос в Баффало. Недавно он пожертвовал $42 млн городскому художественному музею Олбрайта (Albright)Нокса (Knox). Скоро это будет музей Олбрайта – Нокса – Гандлака. Гандлак посещал этот музей еще в детстве.

Мы приехали в музей одновременно. Куратор музея предложил мне экскурсию, и Гандлак к нам присоединился. Минут через десять он уже сам вел экскурсию. Ему гениально удается задавать тон. К тому же он знаток искусства.

Владея коллекцией неисчислимой стоимости, Гандлак рассуждает о художниках так, как я – о графиках акций. У каждого художника есть периоды популярности и застоя. Картина Ротко (Rothko) середины 1950-х совершенно отлична от нарисованных 10 годами позже. Гандлак может рассказать почему… что он и сделал.

Мы быстро осмотрели музей, который скоро будет носить его имя. После этого мы присоединились к группе примерно из 100 человек, собравшихся ради презентации и сессии вопросов и ответов.

Джим Грант

Джим Грант (Jim Grant) берет интервью у Джеффа Гандлака в Баффало, штат Нью-Йорк

Ежегодно в начале января Гандлак делает свои прогнозы на предстоящий год. Мы в Strategic Investor делаем то же самое в декабре.

Послушав его речь и вопросы, я отвел его в сторону. Я сказал ему, что если бы я попал на его выступление с помощью машины времени из другого периода, то я бы заключил, что золото стоит на пороге разбега. Почти всего его прогнозы, если они сбудутся, положительны для золота и проблемны для популярных активов.

Гандлак сказал мне, что в готовившейся к выходу на той неделе публикации издания Barrons Roundtable он рекомендует индексный фонд Van Eck Vectors Gold Miners (GDX). Я ответил, что предпочитаю золотые рентные компании, но нет причин спорить по пустякам.


Прежде чем попрощаться, я обратил внимание Гандлака на то, что ни в одном из заданных в тот день аудиторией вопросов не упоминалось золото. Мейнстримных инвесторов часто мало интересуют активы с большой вероятностью роста в ближайшее время.

Две ключевые позиции в моем портфеле Strategic Investor – это компании, добывающие драгоценные металлы. Данные высококачественные компании остаются совершенно незамеченными большинством инвесторов. Если 2019 г. пройдет так, как мы ожидаем, их акции до конца года могут сильно вырасти.

аватар

Такер, И. Б.

Tucker, E. B.

Старший аналитик в The Casey Report.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.