Подробно об аудитах золота в собственности американского министерства финансов

Недавно конгрессмен Рон Пол (Ron Paul) провел слушание, о котором Goldenfront писал здесь, с целью расследования статуса золотых резервов Минфина и сохранения их в собственности США. Генеральный инспектор Минфина Эрик Торсон (Eric Thorson) и Гэри Энджел (Gary Engel) из Главного бюджетно-контрольного управления были приглашены, чтобы ответить на вопросы подкомитета по финансовым услугам палаты представителей в отношении предложенного доктором Полом законопроекта под названием «Акт о прозрачности золотого резерва» (HR1495)[1]. Короче говоря, Акт о прозрачности золотого резерва призывает к полной проверке и пробирному анализу правительственного золотого запаса США.

Чтобы оценить необходимость продолжения усилий по аудиту и применения новых мер в более широком масштабе, я приведу краткий обзор и историю прошлых проверок и выявлю их очевидные неточности:

История недавних проверок

В 1974году, после закрытия Америкой золотого окна в Конгрессе поддержали идею проверки золотого запаса США. Частичный аудит золота Минфина поручили Монетному двору и Главному бюджетно-контрольному управлению. В трех из 14 ячеек в Форт-Ноксе была проведена опись, взяты пробы и проведены сравнения с показателями, которые ныне хранятся в Монетном дворе. После этого частичного аудита в 1975 году Минфин создал Комитет постоянных проверок правительственного золота Соединенных Штатов, чтобы ежегодно инспектировать точность и адекватность показателей Монетного двора и внутренних процедур. Эти проверки включали ежегодную ревизию примерно 10% золота Монетного двора с намерением циклически пройти весь золотой запас. К 1986 году Генеральному инспектору Минфина удалось приостановить эти проверки под тем предлогом, что большая часть золота Монетного двора, около 92%, уже проверена и опечатана, и до сих пор не возникало никаких серьезных проблем. Стоимость процедуры также оказалась поводом для прекращения постоянных проверок.


С тех пор, начиная с 90-х, в соответствии с §3515 31 статьи Конституции США проверки носили, по большей части, косвенный характер, так как результаты отчетности и Попечительский график ежегодно проверяются бухгалтерами в KPMG. Аудиторские проверки, проводимые до 2008 года, частично направлялись Минфином, так как их в годовые оценки Попечительского графика Монетного двора входили непосредственные проверки статистических выборок с использованием 95-процентного порога уверенности для определения количества золотых слитков в каждой плавке, номера плавки для каждого золотого слитка и проб, отпечатанных на каждом слитке.

Вышеупомянутые проверки, в особенности нынешние, - это не пересмотр прежних методик проверки и не новая проверка ранее проанализированного золота, а, скорее, процесс подтверждения того, что пломбы, размещенные на хранилищах во время первоначальных проверок, не были нарушены. Пломбы, исходя из отсутствия внешнего проникновения, можно вскрыть в присутствии трех человек: представителя хранилища, представителя директора Монетного двора и представителя Управления генерального инспектора Минфина. Сейчас проверяют, то есть проводят инвентаризацию и устанавливают пробу, только на том золоте, которое ранее не было опечатано или по какой-то причине была сорвана пломба.

К 2008 году Управление генерального инспектора Минфина объявило, что все 42 золотые ячейки Монетного двора, или 100% золота Монетного двора, были проверены и опечатаны. В результате все проверки с 2008 года заключались только в том, чтобы удостовериться в сохранности пломб. Ни одна проверка KPMG, бюджетно-контрольного управления или Управления генерального инспектора Минфина не предусматривала инвентаризацию или количественный анализ 5% всего золотого запаса Минфина, который хранится в Федеральном резервном банке Нью-Йорка (FRBNY), или текущего запаса Минфина. Казначейство США пытается контролировать свои запасы в Федеральном резервном банке Нью-Йорка всего лишь путем ежегодного запроса от Федерального резерва подтверждения статуса золотых резервов США, которые хранятся в FRBNY.


Более того, ни одна из проверок, проводимых ранее, не включала оценку соблюдения Минфином действующего законодательства относительно использования золота. Эти предупредительные заявления включены во все ревизии, проводимые Минфином и KPMG:

«Мы ограничили наши испытания на соответствие до этих нормативов и не проверяли соответствие всем законам и регламентам, применяемым к Монетному двору. Мы предупреждаем, что несоответствие возможно и не выявлено в ходе этих проверок, а также что испытаний может быть недостаточно для других целей. Предоставление мнения о соответствии законам и регламентам не было целью нашей проверки и, соответственно, мы не выражаем такого мнения».

Далее эксперты KPMG отмечают, что они просто доверяют предоставляемым данным, а не проводят независимую ревизию количества золота в собственности:

«Мы не проверяем суммы, включенные в финансовые выписки, относящиеся к золотым и серебряным резервам правительства США, которые на 30 сентября 2005 и 2004 года  были заявлены как$10,9 млрд». «Золотые и серебряные резервы правительства США и финансовые показатели Федеральной налоговой службы по состоянию на и в течение нескольких лет до 30 сентября 2005 и 2004 года проверялись другими аудиторами, чьи отчеты были переданы нам, и наше заключение относительно стоимости золотых и серебряных резервов правительства США и финансовых показателей Федеральной налоговой службы основывается только на этих отчетах других аудиторов».

Вот свежая версия того же оперативного отчета единственной независимой стороны-аудитора, KPMG:

«Мы не проверяем суммы, включенные в финансовые выписки, относящиеся к золотым и серебряным резервам правительства США или финансовым показателям Федеральной налоговой службы, входящей в состав Министерства. Золотые и серебряные резервы правительства США и финансовые показатели Федеральной налоговой службы по состоянию проверялись другими аудиторами, чьи отчеты были переданы нам. Наше заключение относительно стоимости золотых и серебряных резервов правительства США и финансовых показателей Федеральной налоговой службы основывается только на этих отчетах других аудиторов»

Очевидные нестыковки в отчетах о золоте

Стоит отметить, по меньшей мере, пару несоответствий между финансовыми показателями Минфина и подтвержденными показателями Федерального резерва. Очевидный обнаруженный пример: в 2004 и 2005 годах золотые сертификаты в собственности Федерального резерва заявлены в большем количестве, чем необходимые соответствующие обязательства Минфина. Минфин выпускает для Феда обязательства на сумму в $10924млн, в то время как Фед отчитывается о наличии золотых сертификатов на сумму $11036 млн за тот же период.

Вот счет золотых сертификатов Феда (слева) относительно консолидированного баланса Минфина (справа) за 2004-2005 годы:

С 2006 года по сегодняшний день выписки совпадают, однако непоследовательность 2004-2005 годов остается загадкой.

Проблемы соответствия Закону о золотом резерве

Часть 14.4(с) Закона о золотом резерве гласит:

«Министр финансов уполномочен выпускать золотые сертификаты в такой форме и в таких номиналах, каких он сочтет необходимым, в счет любого золота, хранящегося у главного казначея Соединенных Штатов, за исключением золотого фонда, который является резервным для любых кредитных билетов Соединенных Штатов и казначейских облигаций 1890 года. Стоимость выпущенных и невыплаченных золотых сертификатов никогда не должно превышать, согласно узаконенному стандарту,  стоимость золота, таким образом, обеспечивающего эти золотые сертификаты».

Показывая несоответствие между финансовыми отчетами Федерального резерва и Казначейства за 2004 и 2005 годы мы, похоже, имеем дело с нарушением вышеупомянутого раздела Закона о золотом резерве. Минфин утверждает наличие $10933 млнв золотых и серебряных резервах как в 2004, так и в 2005 годах, при этом Федеральный резерв одновременно отчитывается о $11039 млн и $11037 в золотых сертификатах в ’04 и ’05 годах соответственно. Так как стоимость невыплаченных золотых сертификатов, если доверять показателям Федерального резерва, превышает стоимость золота, находящегося в собственности Казначейства, то имеет место нарушение Закона о золотом резерве. Последствия такого нарушения неясны и их стоит рассмотреть, так как проблема остается актуальной.

В настоящее время стоимость золота, зарезервированного для золотых сертификатов, не соответствует стоимости золотых сертификатов, выданных Федеральным резервным банкам. На 30 июня 2011 года заявленная Минфином стоимость золота составляет  $10 923 545 206, в то время как Федеральный резерв имеет золотых сертификатов на $1103 млн. Казначейство может сбалансировать золотые резервы и золотые сертификаты Федерального резерва единственным способом –включить в золотой резерв расходуемый запас золота, оцениваемый в $117 513 614.

Проблема с включением текущего запаса в золотой резерв связана с возможностью того, что Казначейству потребуется выполнить больше заявок на золото, чем они смогут, оставаясь в рамках закона. Текущий запас отдельно предназначен для возобновления чеканки Минфином авторизованных Конгрессом монет. Может ли расходуемый запас золота одновременно использоваться как текущий запас и храниться в качестве неиспользуемого резерва для золотых сертификатов в соответствии  с Законом о золотом резерве – неизвестно.

Общий объем золотых резервов Казначейства, включая текущий запас, всего на ~$4млн превышает счет золотых сертификатов Федерального резерва. Если мы допускаем, что Минфин может использовать расходуемый запас под золотые сертификаты, то избыток в размере ~$4млн дает Казначейству небольшое пространство для маневра, и точно неизвестно, нарушается ли Закон о золотом резерве при отчетности.

Более того, несмотря на  тот факт, что, по уверениям Управления генерального инспектора Минфина, 100% золота «глубокого хранения» проверяется и инспектируется, все еще остаются около 5% золота Казначейства, хранящегося в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, и около 1% текущего запаса, которое вообще никак не проверяется. Стоимость золота, которое не подвергается проверкам, достаточна для подтверждения резервов Казначейства относительно невыплаченных золотых сертификатов и обеспечения действия в рамках Закона о золотом резерве.

Обязательства

Неизвестно, до какой степени золотые резервы Минфина обременены обязательствами, потому что для полной оценки риска не было принято никаких мер. Единственным свидетельством, которым мы обладаем в этом вопросе, практически являются слухи, потому что представитель Управления генерального инспектора Минфина на вопрос комиссии Рона Пола (Ron Paul) ответил, что он спросил нужных чиновников и его «заверили, что никакая часть [золота Казначейства] не обременена залогом». Работа по инвентаризации и оценке не связана с возможным обременением, так что для решения этой проблемы, скорее всего, необходима более тщательная проверка записей Минфина и Федерального резерва. Возможные последствия любой нагрузки серьезны, так как при этом не только нарушается закон, но и ставятся под сомнение активы Казначейства.

Почему в Федеральном резерве вообще хранится какое-то золото?

Федеральный резервный банк Нью-Йорка хранит заявленные 13,4 млн тройских унций высокопробного золота, которым владеет Казначейство, но непонятно, почему Монетный двор должен вверять Федеральному резерву эту часть золотого запаса. Загадку усиливает то, что эта часть золота – это единственная часть резервов, которой удалось избежать любых, даже ненавязчивых проверок. Необходимо провести расследование относительно необходимости содержания золота Минфином за пределами хранилищ его собственного Монетного двора и поднять вопрос об отсутствии надзора.

Почему все ещё производятся операции с золотыми сертификатами?

За последние несколько десятилетий состояние счета золотых сертификатов Федерального резерва очень мягко колебалось вверх и вниз в относительном выражении, но непонятно, с какой целью. На это могли повлиять изменения в золотом запасе Минфина, который мог увеличиваться или уменьшаться, но это не вполне очевидно, и причины этих изменений следует определить. В настоящее время Казначейство не предлагает информации о балансовой стоимости золотого запаса чаще, чем раз в год – так было до 31 января 2009 года – и конкретные расшифровки резервов до этой даты также недоступны. Считаем оправданным расследование относительно того, почему эти транзакции с золотыми сертификатами все еще производятся, независимо от того, насколько внешне незначительны задействованные суммы.

Заключение

Похоже, что в уже проведенных проверках оказалось множество пробелов. Возникают вопросы о том, что предыдущие ревизии были недостаточно тщательными или имели недостаточно строгие стандарты, чтобы обеспечить отсутствие возможного искажения сведений. Короче говоря, независимые аудиторы часто не привлекаются напрямую к непосредственным проверкам и заведомо обрабатывают данные, предоставленные потенциально заинтересованной стороной. Более того, не проводилось тщательных и полных проверок в отношении применения золотых запасов Казначейства в соответствии с действующим законодательством, в особенности с Законом о золотом резерве. Помимо этого, несоответствие между финансовыми показателями Федерального резерва и Минфина ставит вопрос о некоторых, вероятно, очевидных и странных ошибках. Кроме того, не проводится проверка золота Минфина, которое хранится в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, или текущего запаса. Наконец, в связи с проблемой обременения сохраняется существенная вероятность злоупотребления золотым запасом Минфина, и этот вопрос будет сложно решить без тщательной инспекции всех финансовых транзакций правительства.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.