пол волкер

Автор: Джозеф Т Салерно (Joseph T. Salerno)

Поток некрологов по поводу кончины Пола Волкера (Paul Volcker) (1927-2019) на прошлой неделе почти исключительно восхвалял его достижения на посту председателя Федеральной резервной системы (ФРС), когда он усмирил двузначную инфляцию, разорявшую американскую экономику в 1970-х.

Волкера называли «бывшим председателем ФРС, поборовшим инфляцию» (здесь), «укротителем инфляции» и «признанным борцом с инфляцией» (здесь) и «председателем ФРС, воевавшим с инфляцией» и возглавившим «агрессивную кампанию ФРС по подавлению инфляции» (здесь). Г-н Волкер, определенно, заслуживает уважения за победу над Великой инфляцией 1970-х. Однако ему также принадлежит львиная доля вины за погружение американской и мировой экономики в Великую инфляцию. Ведь именно Волкер разработал объявленную президентом Никсоном (Nixon) 15 августа 1971 г. программу, в одностороннем порядке приостанавливавшую конвертируемость в золото долларов США, удерживаемых иностранными правительствами и центральными банками, навязывавшую американской экономике фашистскую заморозку зарплат и цен и вводившую дополнительную пошлину на иностранный импорт в размере 10% [1].

К большому сожалению, разорвав последнюю связь между долларом и золотом, программа Волкера разрушила последний шанс на восстановление подлинного золотого стандарта.

Более чем за два года до закрытия Никсоном «золотого окна» Волкер, недавно назначенный заместителем министра финансов по валютным вопросам, выступил перед Никсоном и его ближайшими советниками с устной презентацией о проблемах внешнеторгового баланса США. Презентация основывалась на меморандуме, пять месяцев готовившимся секретной «группой Волкера», инициированной Генри Киссинджером (Henry Kissinger).

Среди прочего, Волкер рекомендовал продолжить контроль над движением капитала для поддержания завышенного обменного курса доллара и существенной «переоценки» валют менее инфляционных стран, таких как ФРГ, взвалив на эти страны груз адаптации к необузданной американской инфляции. Затем Волкер заложил бомбу замедленного действия, в итоге взорвавшуюся и решившую судьбу золотого стандарта.

Он посоветовал Никсону, что, если эти меры не помогут в поддержании псевдозолотого стандарта Бреттон-Вудской системы, то истощения американских золотых резервов можно избежать, только в одностороннем порядке отказавшись от выполнения послевоенного обещания конвертировать иностранные официальные долларовые резервы в золото. К сожалению, группа Волкера в своем отчете пренебрегла альтернативой в виде повышения – возможно удвоения – долларовой цены золота, т. е. «девальвации доллара», что увеличило бы стоимость американских золотых резервов и способствовало бы восстановлению подлинного золотого стандарта.

Только настоящий золотой стандарт мог остановить и обратить вспять медленный крах международной денежно-кредитной системы, начавшийся в середине 1960-х из-за большого и устойчивого платежного дефицита США, движимого безрассудным созданием долларов [2].

Однако Волкер ненавидел золотой стандарт и хотел упразднить его остатки и заменить его системой фиксированного курса с доминированием американского бумажного доллара, чтобы укрепить международную мощь и престиж США. Согласно Волкеру, «стабильность и сила нашей валюты были важны для поддержания широкой роли США в мире». Намного позже Волкер признался: «Я не мог избавиться от чувства, что сильная валюта – это, в целом, хорошо и, как правило, свидетельствует об энергичности, силе и конкурентоспособности» [3]. Один из его биографов намекнул на то, что в корне упрямого желания Волкера сохранить «верховенство американского доллара как главной мировой валюты» лежало давнишнее сожаление о том, что его не взяли на воинскую службу во время Второй мировой из-за его (огромного) роста [4].

Волкер действительно внушительно сражался с инфляцией, чтобы доллар казался сильным, тогда как безудержное печатание денег на финансирование программ «Великого общества» и Вьетнамской войны неотвратимо его ослабляло. Но Волкер ожесточенно противостоял росту цены золота, потому что боялся, что открытая девальвация переоцененного доллара не только ухудшит статус и репутацию США, но также вознаградит презираемых им людей и страны, в частности спекулянтов на золоте и золотодобывающие государства, такие как СССР и ЮАР. Он особенно ненавидел и хотел наказать французов и их президента Шарля де Голля (Charles de Gaulle) за компрометацию и дискредитацию США посредством выхода из НАТО и разоблачение слабости доллара посредством настаивания на конвертировании их долларов в золото вопреки угрозам США лишить их военной защиты от СССР. (Чтобы еще больше задеть американское самолюбие, де Голль отправил за французским золотом военные корабли).


Когда в начале 1971 г. полномасштабный набег на американские золотые резервы казался неизбежным, Волкер подготовил меморандум для нового министра финансов, бывшего губернатора Техаса и искусного политика Джона Конналли (John Connally). Меморандум содержал три главных предложения. Во-первых, на страны с менее инфляционной денежно-кредитной политикой и, следовательно, торговым профицитом, такие как ФРГ и Япония, следовало оказать давление, чтобы они существенно увеличили стоимость своих валют, что способствовало бы американскому экспорту и подавило импорт, в то же время избавив США от неприятностей, связанных с открытой девальвацией доллара. Во-вторых, Волкер рекомендовал превентивный удар по золоту в виде «хладнокровной приостановки» конвертируемости доллара в золото. Последним предложением Волкера была временная заморозка зарплат и цен.

Вот как охарактеризовал мотивы Волкера один из его биографов: «Он хотел, чтобы Америка действовала на опережение, чтобы избежать видимости поражения от валютных спекулянтов» [5].

Министр Конналли поверил в программу Волкера. Когда спустя несколько месяцев разразился серьезный долларовый кризис, он использовал все свои немалые политические уловки, чтобы убедить Никсона в преимуществах плана Волкера. Тогдашний председатель ФРС и советник Никсона Артур Бернс (Arthur Burns), несмотря на все его ошибочные денежно-кредитные идеи и провальные действия, был убежден, что золото должно играть – по крайней мере, номинально – центральную роль в международной денежно-кредитной системе. В сущности, «когда Никсон вступил в должность, Бернс предлагал решить проблему торгового баланса, подняв официальную цену золота», что «фактически девальвировало бы доллар» [6].

По мнению Бернса, это сохранило бы за золотом роль якоря системы фиксированного курса, тогда как Волкеру такой исход был противен. Не удивительно, что Бернс был «обеспокоен» Волкером, давшим Никсону, на его взгляд, «глупый ответ» о повышении цены золота [7]. Бернс также признавал влияние Волкера на Конналли и сетовал на него: «Жалкому и несчастному Волкеру, не уверенному в своей позиции ни по одному вопросу, каким-то образом удалось внушить иррациональный страх перед золотом своему властному начальнику, которому он постоянно старался угодить, подогревая его ненависть к иностранцам (в частности французам)» [8].

К сожалению, Бернс сильно недооценивал Волкера и принимал его тактичность и стратегические компромиссы за колебание и нерешительность. Как отметил его биограф, Волкер:

«…восхищался коммуникативными навыками Джона Конналли и многому научился у этого искусного политика… Он предпочитал уклончивость и угодливость, рискуя обрести репутацию плохого коммуникатора, вместо того чтобы симулировать уверенность» [9].

В конечном счете, хитрая ось Конналли и Волкера взяла верх над политически наивным Бернсом. Биограф Бернса явно признал политическую хитрость Волкера в убеждении Никсона:

«Президент принял решение не в пользу Бернса. Пол Волкер убедил его, что приостановка [конвертируемости в золото] неизбежна и что задержка лишь создаст финансовый хаос. Но, пожалуй, главное, что Никсон осознал, что, если он объявит этот шаг в рамках нового экономического пакета, то это будет выглядеть, будто он решительно действует, чтобы взять кризис под контроль, превратив, как выразился Волкер, “девальвацию доллара в политический триумф, что было непростой задачей”» [10].

Таким образом, меморандум Волкера стал основой для новой экономической политики, утвержденной Никсоном и его советниками, включая Волкера, в Кэмп-Дэвиде и анонсированной в судьбоносном воскресном обращении Никсона к стране.

Автор одного некролога следующим образом перечислил «великие общественные достижения» Волкера:

«Он был ключевой фигурой в Казначействе США в 1971 г., управлявшей отвязкой доллара от золота; он усмирил двузначную инфляцию, охватившую США в конце 1970-х; он помог в управлении реакцией страны на финансовый кризис 2008 г.».

К сожалению, этот перечень сильно переоценивает общественные достижения Волкера, так как не раскрывает причинно-следственную связь между одолением им последних остатков золотого стандарта и последующей инфляцией бумажного доллара, чье предложение зависело исключительно от решений бюрократов, жаждущих угодить своим политическим хозяевам.

[1] Подзаголовок настоящей статьи взят из подписи к фотографии Пола Волкера и Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) в William L. Silber, Volcker: The Triumph of Persistence (New York: Bloomsbury Press, 2012), с. 326.

История участия Волкера в закрытии золотого окна хорошо рассказана там же, с. 83-85. Волкер рассказывает историю собственными словами в Paul Volcker and Toyoo Gyohten, Changing Fortunes: The World’s Money and the Threat to American Leadership (New York: Times Books, 1992), с. 59-90.

[2] Данная позиция отстаивалась в 1960 г., наиболее значительно и убедительно – Жаком Рюэфом (Jacques Rueff), экономическим советником Шарля де Голля и последователем Людвига фон Мизеса (Ludwigvon Mises) в денежной экономике. См. See Jacques Rueff, The Monetary Sin of the West, trans. Roger Glémet (New York: The Macmillan Company, 1972).

[3] Volcker and Gyohten, Changing Fortunes, с. xv.

[4] Silber, Volcker, с. 17, 87.

[5] Там же, с. 78-79.

[6] Wyatt C. Wells, Economist in an Uncertain World: Arthur F. Burns and the Federal Reserve, 1970–1978 (New York: Columbia University Press, 1994), с. 37.

[7] Robert H. Ferrell, ed., Inside the Nixon Administration: The Secret Diary of Arthur Burns, 1969–74 (Lawrence, KS: University Press of Kansas, 2010), с. 13.

[8] Там же, с. 65.

[9] Silber, Volcker, с. 81.

[10] Wells, Economist in an Uncertain World, с. 76.

аватар

ИНСТИТУТ МИЗЕСА

Крупнейший либертарианский исследовательский институт в США.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.