Президент Федерального резервного банка Далласа Ричард Фишер атакует Рона Пола

Законодателям, выступающим в защиту предложения «Покончить с Федом», лучше направить свои многочисленные таланты на борьбу с финансовой катастрофой, слишком долго бушующей в их собственном доме. Фед не создает правительственную задолженность; это делают органы власти. ~ Ричард Фишер (Richard Fisher) (12 января 2011 года)

Когда президент любого регионального Федерального резервного банка рассказывает выпускникам Гарвардского Университета, что в экономическом хаосе на самом деле виновата не ФРС, становится ясно, что это значит. Началось.

Понятно, в чей огород этот камень – Рона Пола (Ron Paul). Я не единственный, кто это заметил. В статье на сайте Fortune тоже говорится об этом. Причем это написал обычный неизвестный журналист, ненавидящий золото и работающий на Fortune.

Кажется, что его единственное упоминание Техаса связано с критикой в адрес Феда со стороны одного из Конгрессменов от штата «Одинокой звезды», которому, по мнению Фишера, стоило бы направить свою энергию на реальные действия, нежели рассуждать о грандиозности золотого стандарта.  

Статья заканчивалась так: «Короче, проверьте это, Рон».

Да, этот журналист – явный подлипала. Тем не менее, я «проверю это» за д-ра Пола. Ему это не очень-то нужно, но я не могу упустить случая повеселиться за счет президента ФРБ. А кому нужен этот подлипала?

В речи Фишера меня беспокоит его попытка прикрыть свой очевидно личный выпад заведомо ложной риторикой. Нет никаких «законодателей», выступающих за ликвидацию Феда. Последние 35 лет в Конгрессе есть и всегда был только один. Когда Фишер ссылается на «их многочисленные таланты», это звучит оскорбительно.

Что ж, я могу отплатить той же монетой, только у меня это получается лучше, чем у Фишера.

Позвольте, я покажу, как это делается.

ФИШЕР О ФИШЕРЕ  

Ричард Фишер – президент далласского Феда. Ученик основателя монетаристской доктрины Ирвинга Фишера (Irving Fisher). В напыщенной статье об Ирвинге Фишере, написанной для ФРБ Далласа штатным экономистом и опубликованной неизвестно когда (редактор внутриведомственного журнала не интересуется такой мелочью), Том 10, Глава 1, автор начинает с этой ободряющей цитаты из Ричарда Фишера:

«На протяжении первой четверти 20-го века Ирвинг Фишер был одним из известнейших экономистов Америки. Но, к сожалению, большинство сегодняшних американцев о нем и не слыхивало. Даже притом, что с годами его публичная репутация поблекла, экономический авторитет постоянно рос. Фишер (не имеющий родственных отношений с вашим покорным слугой, хотя хотел бы я похвастаться такими генами) был пионером во многих теоретических и технических аспектах экономики, на которых сегодня базируется политика центрального банка. Одним из таких достижений было создание индексов для измерения среднего уровня цен, фундамента всей сегодняшней кредитно-денежной политики. Его карьера была легендарной и успешной, даже притом, что к моменту его смерти от репутации экономического прогнозиста и финансов ничего не осталось. Мы надеемся, что когда наши читатели больше узнают об этом первопроходце экономики финансов, история его жизни покажется им интересной».

Ирвинг Фишер был самым большим дураком в истории американской академической экономики. Это не означает, что он был худшим американским экономистом. Но он был наиболее влиятельным экономистом, который когда-либо самоликвидировался у всех на виду. Он самоликвидировался, потому что его экономическая теория  была ошибочной. Опираясь на нее, он составлял прогнозы – худшие прогнозы, когда-либо сделанные выдающимся американским экономистом-теоретиком. Они разрушили его как в финансовом, так и в профессиональном смысле.


В своей книге 1912 года под названием «Теория денег и кредита» Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises) уделил большое внимание теории денег Фишера, которая была статистической и оценочной. Фишер предлагал ввести ту самую традиционную химеру – создать деньги на основе товарного стандарта. Ну, вы знаете: знаменитая непостижимая валютная корзина. Ее так и не попытались внедрить. Ни один политик такого не любит. Ни один экономист так и не показал, как она работает: проведение в жизнь, выбор товаров и так далее. Она стала бы правительственным стандартом. Мизес показал, почему она не сработала бы на практике и почему она не выдерживает критики в теории (стр. 399-406). Короче говоря, она была теоретической моделью, не имевшей отношения к политической или банковской реальности. И это еще не все.

Мизес указывал, как Фишер предложил математический способ измерения стоимости. С таким же успехом он мог бы предложить математический способ изменения любви… или неуважения. Мизес обстоятельно опровергает его теории (стр.42-45)

Фишер был первым главным сторонником количественной теории денег. Мизес обезвредил и ее (стр. 142-45 и далее).

Все это было бы предметом для экономического обсуждения, кроме одного: экономисты выбрали теорию Фишера. Он – основатель ценового индекса. Его идеи перенял Мильтон Фридман (Milton Friedman), через которого они проникли в Чикагскую школу монетаризма.

Во время Великой депрессии он получил свою награду. Осенью 1929 года он публично объявил о том, что уничтожило его репутацию. Статья в Википедии описывает это событие.

«Цены на акции стали похожи на неизменно высокое плато». 12 октября Ирвинг Фишер утверждал, что рынок «просто сбрасывал фанатиков», и пускался в объяснения, почему ему кажется, что цены еще не достигли реального уровня и должны вырасти гораздо сильнее. В  среду, 23 октября, на собрании банкиров он объявил, что стоимость ценных бумаг в большинстве случаев не была завышена. В течение нескольких месяцев после обвала он продолжал уверять инвесторов, что вот-вот начнется восстановление».

Он изобрел Rolodex (устройство для хранения контактной информации). Во время депрессии он разорился. Он вложил все состояние своей невестки. Она все потеряла. Ко времени выхода на пенсию в 1935 году он вовсе обнищал. Руководство Йельского университета позволило ему бесплатно жить в предоставленном факультетом жилье.

Задним числом он нашел объяснение ценового обвала: дефлирование долга. В депрессии он обвинял долговые выплаты. Он не винил систему фракционных резервов, не винил обесценение денег из-за банковских банкротств. Эта теория была такой же ложной, как и его денежная теория.

Сегодня доминирует как раз эта самая теория долговой дефляции. На ее базе строится политика Бернанке и остальных мировых центральных банков. Вот почему они все стремятся нарастить инфляцию.

В современном некоммунистическом мире существуют два течения экономической научной школы: монетаризм Фишера и фискалистская теория Кейнса. Представители этих школ критикуют друг на друга, но они – сиамские близнецы. Правительства накапливают дефициты, а центральные банки финансируют их. Однако экономисты соглашаются в одном: Мизес ошибался, золотомонетный стандарт провалился, а правильной мерой в кредитно-денежной политике является правительственное вмешательство. Тут они идут рука об руку: ни одно общество не должно доверять денежной системе свободного рынка, основанной на договорном праве.

Ричард Фишер  на стороне монетаристов. Это и есть ключ к пониманию его речи в Гарвардском клубе.

ЗАЩИТНИК ПРОСТОГО ЛЮДА 

Он начал свой анализ с такой мысли:

«Федеральный резерв создан для уравновешивания влияний «внутри истеблишмента» с настроениями «вне истеблишмента».

Можете представить, какова его дальнейшая речь, если это только начало. Он продолжил:

«Управляющих Федом в Вашингтоне назначает президент Соединенных Штатов и утверждает Сенат. 12 президентов банка, которые, как я, руководят системой в полевых условиях, а также заседают в Комитете по операциям на открытом рынке Федеральной резервной системы (FOMC)  с управляющими Феда, не назначаются. Вместо этого мы выбираемся и служим по воле советов директоров, состоящих из граждан наших округов».

Вот так, ребята: Курс партии, который берет свое начало на тайных сборищах на острове Джекил в 1910 году. Заговорщики, бывшие друг с другом на «ты», намеренно создали 12 региональных банков, чтобы дурачить публику, заставляя ее думать, что Фед – это центральный банк.

Что, заговор – слишком сильно сказано? Но не по мнению Фрэнка Вандерлипа (Frank Vanderlip), одного из заговорщиков, написавшего свою автобиографию в 1953 году:

«Я был замкнутым и хитрым, как и любой заговорщик. Мы знали, что допустить разоблачения никак нельзя, иначе все наше время и усилия пошли бы прахом. Если бы выяснилось, что наша группа собралась и составила банковский закон, этот закон никогда бы не одобрили в Конгрессе. Думаю, не будет преувеличением сказать, что в ходе нашей тайной  операции на острове Джекил зародилось то, что впоследствии стало Федеральной резервной системой». 

Региональные банки были основаны для создания иллюзии разделения на регионы. С первого дня главным банком был Нью-йоркский Фед. Его президент всегда имеет право голоса в Комитете по операциям на открытом рынке ФРС (FOMC), который регулирует кредитно-денежную политику. Другие президенты все время меняются, что сводит на нет вероятность переворота.    

Что касается системы представителей на местах – тех, кто попадает в совет директоров региональных банков – Федеральный резервный банк Сан-Франциско свидетельствует о банковском регулировании.

«Девять директоров каждого Резервного банка делятся на три класса: A, B и C. Директора Класса А представляют коммерческие банки, являющиеся членами Федеральной резервной системы. Директора Класса В и С представляют общественные интересы и не могут являться членами правления, директорами или сотрудниками какого-либо банка. Директора Класса В и С обслуживают широкие экономические интересы округа, включая промышленность, сельское хозяйство, сектор услуг, трудящихся, потребителей и некоммерческие организации. Директора Класса А и В выбираются коммерческими банками-членами в округе. Директора Класса С назначаются Советом управляющих».

Что говорится в этом последнем предложении? Вы все правильно поняли? Так и есть. Местные коммерческие банки выбирают директоров Класса А и В, а Совет управляющих в Вашингтоне, правительственный орган, чей домен в Интернете называется .gov, назначает остальных. Но Фишер хочет, чтобы все думали, что «мы выбираемся и служим по воле советов директоров, состоящих из граждан наших округов».

Ага, конечно.

Где же он вырос? Статья в Вики рассказывает нам об этом.

«Американец первого поколения, Фишер родился в Лос-Анджелесе, Калифорния, но вырос в Мексике. Его отец был австралийцем, а мать – южноафриканкой норвежского происхождения. После выпуска из Академии Адмирала Фаррагута он учился в Военно-морской академии США в Аннаполисе, Мэриленд, с 1967 по 1969 годы, до перевода в Гарвардский университет, где он получил диплом бакалавра по экономике в 1971 году. С 1972 по 1973 годы он посещал курсы по Латинской Америке в Оксфордском университете. Полное высшее образование он получил в 1975 году, получив степень МВА в Стэнфордском университете.

Возможно, сейчас внимание Техаса и сосредоточено на нем, но так будет не всегда. Он представляет элиту, вот почему он и выступил с речью в Гарвардском клубе.

Затем он добавил следующее: «Что касается политики, работа президентов Федерального банка заключается в том, чтобы представлять интересы Мейн-стрит».

Перестаньте смеяться! Да хватит уже, говорю.

Когда Совет директоров Далласского Феда предложил мне стать президентом Банка, я встретился с Аланом Гринспеном (Alan Greenspan). Я спросил Председателя, что я мог сделать для Системы». Его ответ был ясен: «Просто говорите правду».

Нет, ну правда. Хватит смеяться. Мы же все приличные взрослые люди. Тут все очень серьезно.

МОНЕТАРИСТ ПРОТИВ КОНГРЕССА

Фишер является для Феда кем-то вроде Иоанна Крестителя. Он не похож на глас вопиющего в пустыне. Эту задачу уже 35 лет выполняет Рон Пол. А этот вопит с площади перед храмом. Как и все члены Феда, он защищает менял.

Итак, во имя Ирвинга Фишера он протестует против духовных наследников Кейнса, которые, по его словам, сошли с ума. Он признает, что Фед существенно нарастил свой баланс, имея в виду денежную базу. Он говорит: «Предел, его же не прейдеши».

«Из-за этого мы рискуем оказаться сообщниками финансовой безответственности Конгресса. Чтобы  избежать подобного впечатления, мы должны неустанно защищать целостность нашей хрупкой концессии. Мы не можем бесконечно обеспечивать временное финансирование финансового благоразумия. Лучше всех об этом сказал в прошлую пятницу в Германии [Президент Европейского Центрального банка] Жан-Клод Трише (Jean-Claude Trichet): «Безответственное правительство невозможно заменить ответственной кредитно-денежной политикой». 

Далее он говорит следующее.

«Весь FOMC знаком с историей и разрушенной судьбой, которая уготована странам, чьи центральные банки регулярно монетизируют правительственный долг. Не считая некоего неожиданного шока для экономики или финансовой системы, думаю, мы достигли предела. Я бы опасался дальнейшего наращивания баланса. Но сегодня я бы хотел отметить существенный факт: Фед не смог бы монетизировать долг, если бы, в первую очередь, его не создавал Конгресс».

Будь это Пиноккио, он бы свалился с трибуны, потеряв равновесие из-за длинного носа.

Федеральная резервная система может монетизировать все, что угодно, и так и делает. Она монетизировала более $1,2 трлн в виде облигаций Fannie Mae и Freddie Mac – двух агентств, которые официально были частными в августе 2008 года. Конгресс не имеет отношения к этому решению, он лишь позволил Феду монетизировать долг пары только что национализированных обанкротившихся агентств. Бернанке (Bernanke) согласился на одностороннюю национализацию ипотечного долга Хэнка Полсона (Hank Paulson) размером в $5 трлн. Он не только согласился на нее, он ее финансировал.

Разметав бисер перед свиньями Гарвардского клуба, Фишер перешел в нападение.

«Законодателям, выступающим в защиту предложения «Покончить с Федом», лучше направить свои многочисленные таланты на борьбу с финансовой катастрофой, слишком долго бушующей в их собственном доме. Фед не создает правительственную задолженность; это делают органы власти. Дефицит и необеспеченные обязательства по программам «Медицинское попечение» и «Социальная защита» создал не Федеральный резерв; они достались в наследство от тех, кто контролирует финансовые ресурсы – Конгресса в сотрудничестве с президентом».

Эту комедию про Панча и Джуди сторонники монетаризма и кейнсианства разыгрывали с 1936 года. Монетаристы проклинают национальное правительство за расходы, но только после того, как оно уже выкупило крупные банки и корпорации, едва не обанкротившиеся в процессе рецессии, причиной которой была предшествующая денежная инфляция, устроенная центральным банком. Кейнсианцы молчали во время фазы бума, ни разу не призвав центральный банк стабилизировать финансовую ситуацию. Потом, во время рецессии, они жаловались, что центральный банк слишком ужесточает денежную базу. Результатом этой комедии является астрономическое увеличение денежной базы и задолженности. Ни одна из сторон не убеждает другую нажать на тормоза и прекратить печатать деньги и увеличивать долги. Это рекомендуют только австрийцы, как во время бума, так и во время обвала. Их представляет только Рон Пол. А мы уже поняли, какого мнения о нем Фишер.

Вот как правильно строить свои речи. Нужно использовать умные слова и образы, чтобы обратить внимание на факты. Чтобы сбить с толку свою аудиторию, необязательно искажать факты. Например, вы можете выставить свою мишень «интеллектуальным пронырой», но всегда подтверждайте это фактами. Ваша аудитория запомнит этого «интеллектуального проныру», но это нормально, когда вам именно этого и нужно.

Почему Бернанке связался с Полсоном и выкупил все эти долги Fannie/Freddie? Потому что он кейнсианец, но при этом он верит в монетаризм Фридмана. Таким образом, он, в соответствии с теорией Ирвинга Фишера 1930 года, считает причиной Великой депрессии кредитную дефляцию – а не сжатие частичных резервов.

Фишер восхваляет Фед.

Фед сократил стоимость кредитования бизнеса до минимального уровня за несколько десятков лет. Благодаря ему банки и компании получили свободный доступ к ликвидности. Он не позволил дефляции охватить экономику, он контролирует инфляцию. Это способствовало усилению экономической активности.

Он все еще в клубе. Он по-прежнему является искренним последователем Ирвинга Фишера. Он все еще во дворе храма.

Когда-нибудь кто-то восстанет против менял. Хотя вряд ли я это застану.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Этот человек утверждает, что Фед находится вне истеблишмента. Он утверждает, что региональный Фед представляет интересы Мейн-стрит. Он говорит, что Фед скупает все долги Конгресса. Учитывая все вышесказанное, он предлагает:

Правительство не может больше предпринимать попытки решить проблемы разговорами, как делали их предшественники. Они должны разобраться с ней. Прямо сейчас. Если они не способны на это, тогда выборы, при всей этой шумихе, окажутся ничем иным, как разливанием старого, прогорклого вина в новые бутылки.

Я думаю, что эта оценка окажется пророческой. Я тоже полагаю, что Бернанке зальет баланс Феда прогорклым вином.

Если бы существовал торгуемый индексный фонд прогорклого вина, я бы купил его акции.

аватар

Норт, Гарри

North, Gary

Дедушка всех либертарианских блогеров и авторов новостных писем. Автор книги Мизес о деньгах и бесплатной 20-томной серии Экономические комментарии Библии.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.