Рейтинговое агентство S&P на разделочной доске

Автор: Даглас Френч (Douglas French)

Как говорится, расплата – штука тяжелая.

О чем думало рейтинговое агентство Standard & Poor’s в августе 2011 года, когда оно забрало рейтинг ААА у «Красного, Белого и Синего»? Рейтинг, которым самое могучее правительство в мировой истории, обладало в течение 70 лет. S&P понизило рейтинг долгосрочного долга США до АА+. Это ниже, чем у более десятка государств, включая Лихтенштейн, и на одном уровне с Гернси и Францией.

Владелец S&P, компания McGraw-Hill Companies, может и большая корпорация, но ей не удастся безнаказанно бросать песок в глаза Дяде Сэму. Теперь правительство в лице генерального прокурора Эрика Холдера (Eric Holder) наносит ответный удар. Правительство США обвиняет рейтинговые агентства в мошенничестве с помощью завышения рейтингов ипотечных инвестиций, что и стало причиной финансового кризиса.

S&P вместе с конкурентами Fitch и Moody’s прославились тем, что раздавали высшие рейтинги ААА всем видам ипотечного месива, созданного Уолл-стрит, тем самым дав возможность всем желающим поучаствовать в американском жилищном буме. И почему бы и нет? Компьютерные модели говорили нам, что цены на жилье никогда не падали. Пенсионные фонды по всему миру пожирали варево с Уолл-стрит именно из-за того, что три рейтинговые агентства все это одобряли.

Как сказано в правительственном обвинении, агентство S&P «сознательно и с намерением обмануть, разработало, приняло участие, и выполняло схему обмана инвесторов».

Да, правительственные сыщики думают, что ясновидящие из S&P знали, что эти ценные бумаги страшно воняли. Они знали или должны были знать, что жилищный рынок готов был рухнуть в любой момент, но они, будучи жадными капиталистами, создали и проводили в жизнь дьявольский план с целью получения прибыли. Его цель – поставить на колени финансовый мир.

Так оно и произошло. S&P должно быть стыдно за утверждения об «объективности, независимости и отсутствии влияния специальных интересов на их рейтинги», говорится в деле.

Дело концентрируется на 40 обеспеченных ипотечных облигациях (CDO), созданных в 2004-2007 гг. Агентству заплатили $13 млн за присуждение рейтингов этим ценным бумагам. Очевидно, что назначение им самого высокого рейтинга было мошенничеством, потому что к тому времени все уже знали, что рынку конец. Верно?


Ведь еще в 2004 году национальный банковский регулятор и страхователь вкладов, Федеральная корпорация страхования вкладов (Federal Deposit Insurance Corporation (FDIC), опубликовала доклад, в котором был сделан следующий вывод: «Маловероятно, что цены на жилье упадут по всей стране, даже когда поднимутся ставки по жилищным кредитам». Объясняется это тем, что «жилищные рынки по природе своей локальны и значительные падения цен исторически наблюдались только на рынках, испытывающих серьезные экономические трудности». К тому же у рынков жилья «есть характеристики, не присущие другим активам, которые сдерживают спекулятивные тенденции и в целом смягчают резкое падение цен». В общем «очень маловероятно, что цены на дома упадут одновременно и одинаково в разных городах в результате каких-либо изменений, как, например, роста процентных ставок».

Вот так. Почему никто не подает в суд на FDIC?

Более того в 2005 году главу Федерального Резерва Бена Бернанке, - якобы знающего об экономике больше всех на свете, потому что его работа – нажимать на правильные денежные кнопки для всеобщего процветания, и к тому же он доктор экономических наук из большого элитного университета – спросили, не слишком ли разогрелся рынок жилья. Он ответил: «Это очень маловероятно. Мы никогда не переживали общенационального падения цен на жилье. Поэтому я думаю, что более вероятно замедление цен на жилье… Не думаю, что это собьет экономику слишком далеко с ее пути полной занятости».

В то время лучшие экономические умы правительства думали, что с рынком жилья все отлично. Они были не правы. Они ошибались. Ошибались практически все. Теперь правительственные адвокаты задним числом уверены, что аналитики S&P не ошибались, но придумали мошенническую схему, которая навредила не только инвесторам, но и всей мировой экономики.

«Несмотря на заверения общественности в обратном, S&P было движимо желанием увеличить выручку и захватить долю рынка рейтингов ипотечных производных, что, в свою очередь, заставляло агентство поддерживать и развивать отношения с эмитентами, которые влияли на его бизнес с целью преуменьшения и игнорирования истинных масштабов кредитных рисков».

Это дело не новость для S&P. Компания уже ведет переговоры с Министерством юстиции. С одной стороны, правительство похоже на гангстера Тони Сопрано: оно хочет денег. Но в этом случае оно также хочет повесить скальп на Капитолийском холме. Агентство готово было заплатить $100 млн с условием, что ему не придется ни признавать ни отрицать свою вину, чтобы все об этом просто забыли. Министерство юстиции хотело $1 млрд, а также заставить агентство признать хотя бы одно обвинение в мошенничестве.

Правительство желает получить годовой объем прибыли McGraw-Hill и признание вины, которое откроет двери для сотен дополнительных судебных процессов.

Любопытно, что американское правительство не видит никаких проблем в деятельности Moody’s Investors Service или Fitch, хотя оба эти агентства назначали ипотечным бумагам те же самые золоченые рейтинги в период бума. На момент написания статьи Moody’s оставляет все без комментариев, а спикер Fitch Дэниэл Д. Нунан (Daniel J. Noonan) говорит, что «у нас нет причин считать, что Fitch является мишенью таких действий».  

Эти два агентства вместе с S&P обладают титулом национально признанных статистических рейтинговых организаций, присвоенным Комиссией по биржам и ценным бумагам (SEC).  В отличие от S&P, Fitch и Moody’s продолжают поддерживать рейтинг всех $16 трлн долгов американского правительства на (высшем) уровне AAA.

Юридическое лицо, о котором идет речь дало обещания, значительно превосходящие по размерам $16 трлн официальных долгов и в данный момент работает с годовым дефицитом в $1,5 трлн. Оно совершенно не способно контролировать свои расходы. С другой стороны, оно может оплачивать все это деньгами, созданными из ничего почти даром. На данный момент.   

Ребята вроде Мэтью ОБрайена (Matthew O’Brien) пишут в журнале The Atlantic, что правительство США – не как человек. Правительствам не обязательно расплачиваться с долгами, потому что они не умирают. «Иными словами, не думайте о детях. Правительство должно брать взаймы сегодня, завтра и каждый последующий день. Если вы правительство – то вы можете брать взаймы вечно».

Да, и дома всегда дорожают. И еще одно похожее утверждение: государственный долг – самая безопасная инвестиция в мире.   

В действительности рынок государственного долга США рухнет точно так же как рухнул рынок жилья. Адвокаты ждут, не дождутся.

аватар

ИНСТИТУТ МИЗЕСА

Крупнейший либертарианский исследовательский институт в США.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 0

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.