Революционная Япония неожиданно оказалась в центре мирового внимания

Автор: Амброуз Эванс-Причард (Ambrose Evans-Pritchard)

Все-таки Японии не дадут незаметно соскользнуть в небытие. К удивлению японского народа их страна оказалась прямо в центре двух захватывающих драм, которые угрожают перевернуть с ног на голову стратегический миропорядок.

Газетам, возможно, скоро придется заново открывать свои бюро Токио, закрытые еще когда лопнул инвестиционный пузырь (в начале 1990-х гг) и одно потерянное десятилетие растянулось в следующее.

Мы все в изумлении наблюдаем за тем, как Китай и Япония размахивают шашками из-за островов Сенкаку/Дяоюйдао, все это очень напоминает, казалось бы, незначительные события, вызвавшие конфликт между европейскими альянсами с 1911 года и далее.

На прошлой неделе обе стороны уже использовали истребители: Япония подняла в воздух F-15,а Китай - J-10. Китай к тому же мобилизовал для маневров флот в Восточно-китайском море.  

Цель Китая очевидна. Он тестирует на прочность американский зонтик безопасности и желание Вашингтона рисковать, чтобы помочь своим азиатским союзникам. В Пекине есть меньшинство, считающее Америку бумажным тигром - многие неоднократно совершали эту ошибку за последние сто лет.

Перспектива конфликта между тремя крупнейшими экономиками в мире, чего опасается министр обороны США Леон Панетта (Leon Panetta) действительно отрезвляет.

По сравнению с этим японская революция в сфере экономической политики кажется малозначительной. Тем не менее, на волю выпускаются силы, способные серьезно повлиять на мировые финансовые рынки и торговые системы.

Премьер Шинзо Абе (Shinzo Abe) объявил масштабную атаку на дефляцию, одновременно наступая на бюджетном, монетарном и валютном фронтах.

Это почти точная копия замечательного эксперимента, проведенного в начале 1930-х гг под руководством Корекийо Такахаши (Korekiyo Takahasi), про которого Бен Бернанке сказал, что он «гениально спас» свою страну от Великой Депрессии.  

Такахаши первым в то время полностью изменил правила игры. Он вывел Японию из системы золотого стандарта в декабре 1931 года. Он намеренно использовал «кейнсианские» бюджетные дефициты, запустив «Новый курс» еще до вступления в должность Франклина Рузвельта.

Он заставил Банк Японии монетизировать долг до тех пор, пока экономика не встала на ноги. Облигации продавали банкам для удаления с рынка лишней ликвидности.

Он обесценил иену на 60% против доллара и на 40% на торгово-взвешенной основе. Японские ткани, станки и химикаты захлестнули Азию, заставив Британскую империю и Индию объявить Имперские Преференции и все что за этим последовало – и здесь-то и зарыта собака, скажете вы.

Такахаши был убит армейскими офицерами в 1936 году, когда он попытался провести монетарное сжатие с помощью сокращения военных расходов. Все понеслось вниз, а в Японии началась гиперинфляция.

Немногие оспаривают то, что Япония выбралась из рецессии и стала пионером использования одного из самых успешных пакетов экономической стимуляции в мире – в чисто экономическом смысле – с 1932 по 1936 гг. Суть была в том, чтобы действовать со всей мощью и сочетать все формы стимулирования, каждый из которых подкреплял друг друга.

Монетаристы говорят, что главной ошибкой Японии за последние 20 лет был запуск последовательных пакетов стимулирующих мер без монетарной поддержки – тоже что послать в атаку пехоту на холм без артиллерийской поддержки. В результате нетто государственный долг достиг 145% ВВП (брутто – 245%), но вторая космическая скорость так и не была набрана.  

Банк Японии бил баклуши последние десять лет. Только недавно он начал покупать облигации и то в небольших количествах и с малыми сроками погашения. К тому же он это делал в банковской системе, а не у розничных инвесторов.

Г-н Абе потерял терпение. На этот раз Банк Японии сделает, что ему говорят, и станет первым крупным ЦБ, который лишился независимости и возможно не последним. Как сказал Милтон Фридман (Milton Friedman), цитируя Клемансо (Clemenceau), «монетарная политика слишком важная штука, чтобы оставлять ее на усмотрение центральных банкиров».


Г-н Абе сказал, что новый глава ЦБ, который вступит в должность в апреле, должен быть единомышленником, «обладающим волей и способностью вытянуть нацию из дефляции».

Информационные утечки намекают, что Банк Японии установит цель по инфляции в 2%, которую можно будет достичь с помощью неограниченных покупок облигаций.

Эффект ликвидности от крупнейшего в мире внешнего кредитора будет настолько значительным, что он затронет все на свете от новозеландских облигаций, бразильских акций до недвижимости в Челси, - такой «керри-трейд» на стероидах.

С бюджетной точки зрения г-н Абе запустит суммарный пакет национальных и местных стимулов в 20 трлн иен ($224 млрд) или 4,4% ВВП страны. Забудьте о том, что бюджетный дефицит уже достиг 10% ВВП, а суммарные расходы на финансирование достигли 60% ВВП в этом году.

МВФ рекомендует Японии не испытывать удачу, предупреждая, что страна дошла до той точки, когда «относительно небольшое» увеличение стоимости кредитов может вызывать хаос.

«Последний опыт Европы дает нам предупреждение. Когда рынок теряет уверенность, ее бывает очень трудно вернуть», заявил МВФ.

Г-ну Абе наплевать на эти мнения, но он идет на огромный риск. Япония одну за одной теряет свои подушки безопасности. Профицит торгового баланса испарился и не скоро восстановится после остановки ядерной индустрии вследствие катастрофы на Фукусиме. Уровень сбережений упал до 2% с 15% в 1990 году. Количество работающих ежегодно сокращается.  

Государственный пенсионный фонд стал нетто продавцом государственных облигаций по мере того как набирает силу эффект старения населения. Японские банки стали покупателями последней инстанции, доведя количество облигаций в своих портфелях до 85% ВВП. В результате малый бизнес не может получить кредиты.

Эксперт по Японии Адам Позен (Adam Posen) говорит, что фискальный стимул перестал помогать десять лет назад и стал контрпродуктивным. Риск не в том, что траектория японского долга выйдет из-под контроля. Ущерб медленный и коварный.

«Когда большая страна, у которой есть собственная валюта, достигает бюджетного лимита, конец роста сопровождается не грохотом, а стоном, в момент, когда тело покидают жизненные силы», сказал он. Г-н Позен рекомендует Японии опираться только на монетарную политику в ее попытках поправить положение.

Я в общем согласен, хотя на этот раз именно дрова бюджетных расходов возможно позволят разжечь сырые деньги. Если г-н Абе не просто бросает слова на ветер, то его меры – это не просто повторение старого.

Очевидно, что у печатания денег есть свои угрозы. Риск в том, что Япония может выйти из мягкой, но стабильной дефляции, то есть избежать уже известной угрозы, но стать свидетелем панического бегства из облигаций, которое может затопить Банк Японии. Как сквозь зубы заявил в своем выступлении в парламенте управляющий Банком Японии Масааки Ширакава (Masaaki Shirakawa): «долгосрочная доходность может вырасти и станет проблемой для государственных финансов».

Банки владеют государственными облигациями в размере 900% их капитала первого яруса. Их портфели будут уничтожены, если долгосрочные процентные ставки поднимутся выше 2%. Тогда в Японии могут начаться серьезные банковские проблемы. Такие вот непростые решения придется принимать г-ну Абе.

Он также не может продолжать ослабление иены без того, чтобы не раздражать Вашингтон и ставить под удар союз, от которого он зависит. Одни лишь его выступления уже заставили иену подешеветь на 12% против доллара и на 20% против евро. Похоже, что его цель – это пара доллар/иена на уровне 100.

Легко понять причину огорчения г-на Абе. Проклятие Японии - в валюте со статусом тихой гавани, которая укрепляется каждый раз, когда начинаются проблемы и ее укрепление наименее желаемо. Таков крест наций кредиторов. Япония соблюдала соглашение Большой двадцатки от марта 2009 года и не проводила «конкурентных девальваций», в отличие от других его участников.

Но если Япония начнет массово покупать иностранные облигации для подавлений курса иены, ей придется нелегко. На Токио возложат ответственность за развязывание валютной войны. Другие будут отстреливаться.

Мы здесь коснулись огромных проблем. Мировая торговая система очень хрупкая. Изнуряющая болезнь, которая вызвала Длинный Спад - это рекордно высокая нормой сбережений в 24% мирового ВВП, и слишком маленький спрос. Каждый желает ослабления валюты. Но все не могут обесценивать одновременно.

Великий японский эксперимент – это обоюдоострый меч: рефляционная атака помогает мировой экономике вырваться из колеи, но манипуляция иеной вырывает рынки из рук конкурентов, разжигает протекционизм и ведет нас в смелый новый мир «активно управляемых валютных котировок», как сказал в прошлом месяце г-н Мервин Кинг (Mervyn King) (глава Банка Англии).

Мы вскоре выясним какая сила окажет более сильное влияние на ситуацию.

аватар

ГАЗЕТА TELEGRAPGH

Консервативная британская газета.

Все статьи автора       Сайт автора

Комментарии 1

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

alex 22.01.2013 в 12:49
Как во время дождя-сначала ты прыгаешь с одного сухого островка на другой,пытаясь не промочить ноги,но...наступает, все таки,такой момент,когда обувь насквозь мокрая, и ты уже идешь прямо по воде,потому что прыгать уже нет никакого смысла.валютные войны-это, крысы бегут с тонущего корабля.закон зоны-ты умри сегодня, а я завтра.ничего личного-такова жизнь,Болливар не выдержит двоих!